Александр Никитин. Как победили большевики?

Александр Никитин. Как победили большевики?

Вопрос это не праздный и даже не теоретический, а вполне прикладной. Действительно, нынешнее положение в РФ похоже на положение в Российской империи сто лет назад, накануне социалистической революции: социальная напряженность из-за антинародной политики правительства помещиков и капиталистов преодолела порог революционной ситуации; нарастающий экономический кризис по своим последствиям для населения России вполне сравним с последствиями Первой мировой войны; власть в государстве слаба и коррумпирована донельзя. Все как в 1917-ом.

Остается всего ничего, а именно бунт и переворот — вот и революция в политической ее части, за которой следует социально-экономическая часть в виде трансформации отношений собственности на средства производства. Бунт дело стихийное, сугубо социальное, в нынешней обстановке случиться он может в любой момент по любому поводу, а там и до переворота один шаг, желающих поучаствовать достаточно.

Путинская вертикаль, не имеющая в стране политической опоры (не считать же таковой кучку мародеров, одной ногой уже сбежавших на Запад), серьезного бунта не переживет и рухнет, как карточный домик. Но что потом? Тут-то и полезен опыт Октябрьской революции с последующей гражданской войной, в которой победили большевики. Благодаря чему победили?

Действительно, большевистский феномен интересен прежде всего тем, что на момент революции ничто, буквально ничто не говорило о том, что партия Ленина имеет шансы взять власть в России.

Эта партия была едва ли не самой малочисленной среди российских политических партий, в том числе революционных – десять, от силы двадцать тысяч членов, тогда как эсеров, для сравнения, насчитывалось под миллион. Ленинская партия включала немало стойких бойцов, фанатиков идеи с опытом подпольной работы и «тюремными университетами» за плечами, это важно. Но среди тех же эсеров было не меньше идейных отморозков, даже больше из-за многолетнего опыта бомбизма-терроризма, на который большевики не разменивались, идя другим, преимущественно политическим путем.

Говорят, большевикам помогли деньгами германские генералы и американские банкиры. Это тоже немаловажно, но в любом случае финансовые средства партии не шли ни в какое сравнение с ресурсами ее противников – политических организаций российских помещиков и капиталистов.

«Всепобеждающее учение Маркса-Энгельса» не было эксклюзивной идейной платформой большевиков, марксизмом тогда баловались чуть ли не все. Партийная агитация и пропаганда марксистской теории в массах тоже вряд ли могут объяснить победу большевиков как из-за микроскопического масштаба этой работы в громадной России, так и из-за ее сомнительной действенности.

Кто из наших современников преисполнился мужества и осилил марксов «Капитал» знает, что это чтиво не для слабонервных в том смысле, что не заснуть в процессе его потребления требует чрезвычайных волевых усилий, а чтобы понять всю глубину теории основоположника недостаточно и высшего образования, слишком уж у него все накручено. Трудно себе представить полуграмотного мастерового начала прошлого века, который после смены на заводе с энтузиазмом разбирает эту заумь в подпольном марксистском кружке.

А уж пресловутая «партийная печать» – это вообще нечто абсурдное. Просмотр содержания публикаций газеты «Искра» (той самой, из которой якобы «разгорелось пламя») показывает, что все номера этой газеты от корки до корки были посвящены одной только теме, а именно теме притеснения евреев в Российской империи. Убей Бог, невозможно представить того же сознательного рабочего преисполняющимся революционного пыла от чтения этой периодики. Где питерский работяга и где проблемы еврея-акушера из-под Житомира?

Так что долговременной идеологической работой в массах успех большевиков не объяснить, хотя сами коммунисты пытаются сделать именно это. В фабричный народ большевистские агитаторы, конечно, ходили, подстрекали рабочих к забастовкам, но опять-таки не они одни и не в таком масштабе, чтобы рассчитывать на массовую поддержку пролетариатом именно их партии в ущерб революционным конкурентам.

Вообще мало кто за пределами политической тусовки знал о существовании этой партии, а рейтинг ее лидера Ульянова-Ленина был ниже некуда – почти никто о нем в стране не слышал. Уже после Октябрьского переворота в российской глубинке долго еще бытовало убеждение, что революцию возглавляет бабушка Брешко-Брешковская…

Таким образом, партия большевиков ни по количественному и качественному составу, ни по финансовым возможностям, ни по идейной платформе и агитационным усилиям, ни по популярности лидеров, ни по любым иным параметрам не была фаворитом в революционной борьбе за власть. И, тем не менее, именно большевики в этой борьбе победили благодаря тому, что именно их в конечном итоге поддержали народные массы. Вопрос – почему поддержали?

Дело в том, что любой социум на 95% состоит из людей инертных. Политически и общественно активного населения везде и всегда не более 5%, остальные живут только личной жизнью. Это и есть те самые «массы», к которым постоянно апеллируют революционные теоретики, но которые пассивны по своей природе. (Древние греки таких граждан называли «идиотами», имея в виду не умственные способности, а лишь нежелание участвовать в делах общества, бранным слово стало гораздо позже. Современными синонимами «идиотов» являются термины «простой народ», «массы» и т.п.)

При всей своей инертности именно «массы» играют в революции решающую роль, просто в силу многочисленности. В революционной ситуации различные партии из 5-процентной активной части населения предлагают народу свои варианты дальнейшего развития, и та, чей вариант пассивное большинство поддержит, «делает» революцию. Предложенная победителем идея, овладев народными массами, становится, по «материальной силой», которая меняет ход истории.

Так вот, большевики обошли политических конкурентов, вбросив в массы лозунги, которые были наиболее созвучны реальным чаяниям народа: «Земля — крестьянам!», «Фабрики — рабочим!», «Мир — народам!». А для реализации всего этого «Власть — советам!», которые в значительной мере контролировались самими большевиками и их политическими союзниками.

Предельно просто, любому идиоту понятно и близко, потому что прямо затрагивает его личные интересы: крестьянин мечтает о собственном наделе земли, рабочий о доле в предприятии, а война с мутной целью не дать в обиду балканских «братушек» к тому времени надоела всем до смерти. И никакой барской зауми типа «демократии», «свободы», «учредительного собрания» и прочих изысков, крестьянину и рабочему непонятных и ненужных.

Сумели большевики «зацепить» своей идеологией народное большинство, мобилизовать людей на борьбу за личный материальный интерес, потому и победили. (Потом, конечно, они людей обманули, никому ничего не дали, но это другая история.)

Сейчас, сто лет спустя, все то же самое, поэтому для новой революции и является бесценным опыт коммунистической партии, конечно, переосмысленный в контексте современных условий.

Общий принцип прежний – революционные лозунги должны соответствовать реальным чаяниям народа, которые, как и в прошлом веке, сводятся к обладанию средствами производства. Это ключевой момент – в фокусе народных устремлений находится не материальное благополучие как таковое, а именно собственность на средства производства, от которой массы отчуждены.

За столетие, прошедшее со времени большевистской революции, характер производительных сил существенно изменился, а с ним и социальная структура общества. Тогда «земля» с «фабриками» исчерпывала производственный потенциал феодальной России (75% населения составляли крестьяне) с нарождающимся промышленным потенциалом (10%). С тех пор благодаря научно-техническому прогрессу не только изменилось соотношение между крестьянством и пролетариатом, но и возникло множество иных сфер жизнедеятельности, в которых задействована значительная часть населения, но которые с сельскохозяйственным и фабричным производством непосредственно не связаны.

Большевистская формула «кто на каком предприятии работает, тот им и владеет», выводит из системы отношений собственности на средства производства учителей, врачей, ученых, военнослужащих, госслужащих, предпринимателей и других. Большевики их интересом могли пренебречь как политически незначимым (15% против 85% рабочих и крестьян), но сейчас-то таких уже больше половины населения. А если по старой логике продолжить коммунистический ряд, то получится «земля — крестьянам», «фабрики – рабочим», «школы – учителям», «больницы – врачам», «пушки – солдатам» и т.д., то есть абсурд, далекий от идеала социальной справедливости и заведомо ставящий разные профессиональные группы в различные материальные условия. Одно дело работать на предприятии, которое производит товар на продажу, и совсем другое учить детей, или лечить больных, или ломать голову над формулами. А что солдатам делать с пушками, как с них кормиться? А чиновникам с их ручками да перьями?

Так будет несправедливо и политически вредно. Поэтому в современных условиях нужно отойти от отраслевого принципа распределения собственности и поднять уровень обобществления, разделив все национальное достояние среди всех граждан страны. Каждому – его собственную, для всех одинаковую долю богатств природных, которые от Бога, и богатств рукотворных, созданных трудом всего народа в советский период.

Эксплуатация национального достояния организационно структурирована по отдельным предприятиям и компаниям, принадлежащим сейчас частным лицам, которые ухитрились присвоить себе это имущество, бывшее в СССР государственным, в процессе т.н. «приватизации», либо чиновникам, управляющих имуществом де юре от имени государства, но по факту в собственных корыстных интересах. Тех и тех нужно от национального богатства удалить, а сами предприятия и компании передать в собственность народа, причем без посредников, в собственность каждого отдельного гражданина как физического лица.

Каждый гражданин России в течение своей жизни должен владеть долей в каждой крупной кампании и получать от нее доход, но без права распоряжаться своей долей (во избежание перераспределения собственности). Это справедливо, и это понятно всем независимо от степени политической активности или сознательности человека. «Цепляет», потому что прямо касается личного благосостояния.

Соответственно, революционный лозунг современности – «Каждому — его долю национального богатства!». Редакции могут быть иными, но смысл тот же, другого столь же действенного не существует. Противопоставить что-нибудь этому лозунгу сейчас нечего. И некому.

Материалы Александра Никитина на «Литературный коллайдер»

  1. Александр Никитин. Откуда лень у русского медведя?
  2. Александр Никитин. Гибель Европы
  3. А.Никитин, С.Войцинский. «Честная девушка Гюльчатай»
  4. Александр Никитин. Как победили большевики?
  5. Александр Никитин, Сергей Войцинский. Эксплуатация Победы
  6. А.Никитин. Национальная идентичность
  7. А.Никитин, С.Войцинский. Анатомия «подросткового протеста»
  8. А.Никитин, С.Войцинский. АнтиРоссия в ожидании Холокоста
  9. А.Никитин, С.Войцинский. Независимость от кого?
  10. Александр Никитин поделился своим мнением о чёрном юбилее Октябрьского переворота в России.
  11. А.Никитин, С.Войцинский. Бойкот театра марионеток
  12. А.Никитин, С.Войцинский. Россия-Зимбабве: патриоты всех стран…
  13. Александр Никитин. Смерть буржуям?
Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.