Александр Никитин. Смерть буржуям?

Александр Никитин. Смерть буржуям?

Не любят на Руси третье сословие. Не любят, и всё. Купчина толстопузый — ещё не самое уничижительное определение для представителя этой социальной группы.

И дело вовсе не в зависти к чужому богатству, как утверждают инородцы-либералы. Ведь отношение к первым двум сословиям, аристократам и церковникам, как их называли французские революционеры два века назад, в русском народе совсем другое, чем к предпринимателям, хотя богатств у них в дореволюционные времена было ничуть не меньше, чем у буржуазии.

Во Франции всё иначе. Там крестьяне с городскими «беспортошными» (так переводится прозвище французских пролетариев «сан-кюлотов») вместе с буржуа увлечённо рубили головы дворянам и священникам, а в России сельские жители в одном строю с городскими рабочими показали кузькину мать и самим капиталистам. Так что дело не в зависти как национальной особенности, нет такого в русском менталитете. Дело в совести.

Происхождение богатства аристократии и церкви было русским людям с их национальнымй образом мышления понятно и морально приемлемо. Дворян землей «жаловали» за государеву службу на благо нации, её физического выживания, а церковь за служение Богу ради спасения душ всех православных, то есть опять-таки на благо нации. Всё прозрачно и обосновано национальными интересами (что, впрочем, со временем не помешало революционным образом отнять у легитимных владельцев их имущество в тщетной надежде перераспределить его между бедняками ради пущей социальной справедливости).

Александр Никитин. Смерть буржуям?

    Но вот генезис богатств буржуев в русском массовом сознании тёмен и априори предосудителен. Никто предпринимателям их капиталы не «жаловал». Сами всё добыли, причём нередко очень грязными методами. Ведь «трудом праведным не наживёшь палат каменных», это все знают. Тем более, что буржуй трудится не на нацию, как дворянин или священник, а исключительно на себя любимого, на собственный кошелёк, а это совсем другое дело, в русском миропонимании неблагородное.

    Французы тоже знают про происхождение «палат каменных», недаром их писатель Бальзак утверждал, что за каждым крупным состоянием кроется преступление. Но французов это не коробит. Коробить там нечего, ведь во французском языке даже слова «совесть» нет. Место совести в европейском менталитете занимает правосознание, и если вор даже попадает под суд, но суд вора оправдывает, то кража считается не кражей, а вполне благим делом. Русского же человека и сто судов не убедят, что воровство нормально и богоугодно. Потому как совесть…

    Александр Никитин. Смерть буржуям?

      Соответственно, в европах капитализм процветает, особенно в северных, где доминирует германская культура — там протестанты вообще квалифицируют личное богатство как признак богоизбранности. А в России он не приживается, хоть ты тресни. В 1917-ом буржуев пустили под нож заодно с высшими сословиями, нечто подобное назревает в РФ и в наши дни, тем более что на этот раз, в отличие от царского прошлого, происхождение капитала открыто жульническое, приватизационное.

      Жуликов-капиталистов русский народ и сейчас готов ликвидировать как класс, как социальное явление, что не есть хорошо, потому как от буржуев польза нации может быть немалая, если, конечно, минимизировать вред от них же. Ещё Гегель утверждал, что «всё действительное разумно», в смысле для чего-то нужно. А буржуазия, то бишь класс частных предпринимателей, «действительна» настолько, что из поколения в поколение социум биологически воспроизводит некоторое количество людей, генетически предрасположенных именно к предпринимательской деятельности. Талант у них такой, капиталистический талант делать деньги. Пойти наперекор природе и «отменить» буржуазию невозможно. Большевики попытались, но добились лишь того, что загнали предпринимателей в уголовное подполье.

      У некоторых людей от рождения есть талант к постижению истины. Кто-то из них стремится к духовному совершенству, к познанию божественного промысла методом молитвенного бдения, медитации и других психотехник. Кто-то добывает новые знания своим разумом, идёт научным путём логики и эксперимента. Кто-то пытается приблизиться к истине интуитивными средствами художественного творчества. Именно эта категория людей (индийцы называют их «брахманами») даёт миру святых, учёных и деятелей искусства — всех тех, кто продвигает вперёд идеальную составляющую человеческой сущности и человеческой цивилизации, несёт новые знания.

      Другая социальная категория — прирождённые руководители, способные организовать и мобилизовать людей на решение практических задач, стоящих перед обществом, как военных, так и мирных. Государственные деятели, полководцы, организаторы производства составляют отдельное управленческое сословие, касту «кшатриев» по индийской классификации, вторую в сословной иерархии после касты брахманов. Правда, вторыми их считали древние мудрецы, такие как Конфуций и Платон, сами брахманы, тогда как в более поздней традиции выше всех стояли как раз управленцы-аристократы, то есть кшатрии, отвечающие за материальные аспекты существования социума, за его выживание, за всё, что выживанию способствует или угрожает.

      А есть такие, кто от природы не приспособлены ни к познанию, ни к управлению, но талантом не обделены, только талант это другой, предпринимательский, талант делать деньги. Сфера приложения этого таланта — экономика. Экономику определяют как «искусство удовлетворять растущие потребности при ограниченных ресурсах». Делается это тремя основными способами. Рассмотрим элементарный пример:

      В пункте «А» некий товар стоит два рубля, там спрос превышает предложение, а в пункте «В» он же стоит один рубль, там спрос и предложение сбалансированы. Выровнять диспропорцию можно двумя путями, а именно:

      1. Организовать производство данного товара в пункте «А» и восполнить дефицит на месте, либо
      2. Закупить товар в пункте «Б» по рублю и продать его в пункте «А», скажем, по полтора, чтобы перебить цену местных конкурентов и в то же время получить прибыль. Первый путь свойственен предпринимателям-производственникам, второй предпринимателям-торговцам. Тем и другим нужны деньги, чтобы покрыть затраты на создание производства или на закупку и транспортировку товара, соответственно.
      3. Деньги можно на время занять под процент у предпринимателя третьего типа, а именно у ростовщика (сейчас ростовщиков называют банкирами), специализирующегося на торговле не товарами и услугами, а самими деньгами.

      Александр Никитин. Смерть буржуям?

        Буржуи, таким образом, бывают трёх видов — производственные, торговые и финансовые, — и их совокупная деятельность обеспечивает «удовлетворение растущих потребностей при ограниченных ресурсах», то есть функционирование экономики. В Древней Индии ремесленников и торговцев назвали «вайшьями», по европейской терминологии это третье сословие, буржуа, Маркс квалифицировал их как капиталистов. Ну а на Руси это ещё и торгаши, барыги и т.п., даже импортное слово буржуй имеет негативную коннотацию.

        Неуважительное отношение к этому сословию в русском народе вызвано тем, что буржуя меньше всего интересует благополучие людей, потребляющих его товар, как и благополучие страны, в которой он живет. Единственное, к чему он стремится, это прибыль для себя лично. Вплоть до организации искусственного голода, когда в неурожайные годы зерноторговцы придерживали хлеб на складах в ожидании максимального роста цен, а люди тем временем умирали от голода.

        Единственной мотивацией предпринимателя является личное обогащение, всё остальное от лукавого. Демагогия насчёт «социальной ответственности бизнеса», практика благотворительности, меценатство и прочие отступления от капиталистического образа действий предназначены исключительно для смягчения возмущения в обществе хищнической натурой этого сословия. Капиталисты боятся социального взрыва, после революции 17-го года в России боятся панически. Только из-за страха буржуазные правительства стараются проводить социально ориентированную политику, а сами буржуи прикидываются белыми и пушистыми альтруистами-благотворителями — те же самые люди, которые, по определению классика, за триста процентов прибыли готовы пойти на любое преступление даже под страхом смерти. В морально-этическом смысле буржуй есть абсолютный эгоист и даже не столько человек, сколько экономическое животное.

        Однако личные мотивы отдельных представителей сословия нельзя путать с социальной функцией сословия как такового. Стремясь к наживе, буржуй создаёт производства, организует распределение товаров среди населения путём торговли и обеспечивает всё это денежными средствами, то есть развивает экономику, хочет он того или нет. То обстоятельство, что в русском национальном сознании алчность барыги предосудительна, вовсе не отменяет общественной пользы от третьего сословия в целом.

        В этом отношении брахманы с кшатриями тоже, кстати, не идеальны. Первыми так или иначе движет гордыня: не говоря о художниках с их манией общественного признания и об учёных, гоняющихся за научным приоритетом, даже столпам веры нужна известность, хотя бы ради пропаганды собственного опыта праведности. Вторые испытывают жажду власти — чем выше человек в социальной иерархии, тем шире его управленческие возможности (ну и славы, конечно, тоже хочется, особенно полководцам). Значит ли это, что тщеславие брахмана или карьеризм кшатрия сводят на нет пользу от их сословий? Очевидно, что нет.

        Так и с жадностью буржуев. Стремясь к максимизации прибыли, предприниматели восполняют пробелы и диспропорции в производстве и распределении, которые постоянно образуются по мере естественного роста потребностей населения и научно-технического прогресса, который порождает спрос на товары, дотоле неизвестные. Сословный талант делать деньги к тому и сводится, чтобы увидеть такие пробелы и диспропорции и ликвидировать их, причем сделать это как можно быстрее, обогнав конкурентов, чтобы получить наибольший доход. Прирождённый предприниматель «чует» прибыль, как охотничья собака чует зверя. И так же, как собака, сломя голову несётся по следу, не обращая внимания ни на что другое, пока прибыль не добудет. Это и есть предпринимательский сословный талант.

        В чистом виде, без посторонних примесей сословный талант встречается редко и называется гениальностью. Утверждение о том, что талантливый человек талантлив во всём, не соответствует действительности. Универсальных гениев, в равной мере наделённых талантами всех сословий, на свете не бывает. Универсалами считают великих деятелей Возрождения, но ни Микеланджело, ни Леонардо, ни кто либо ещё из той плеяды не был ни крупным администратором, ни богатым предпринимателем, и весь их художественно-научный универсализм локализовался в пределах сословных брахманских занятий.

        Гениальность, представляющая собой высшую степень сословного таланта, однобока, она забирает весь потенциал личности, и человек, будучи гениальным в одном отношении, как правило, ущербен в других. Например, «наше всё» Пушкин, по отзывам современников, был типом аморальным и неприятным в общении. Кинематографический образ гения — сумасшедший профессор, кроме своей науки ничего не понимающий и беспомощный даже в элементарном быту.

        Но таких искалеченных гениальностью людей рождается мало. В большинстве случаев даже признанные гении не лишены других способностей кроме своего сословного таланта. Только этих способностей недостаточно для одинаково успешной самореализации сразу на нескольких сословных поприщах. Глумливый вопрос «если такой умный, то почему такой бедный» относится к брахманам, не умеющим делать деньги просто от рождения, поскольку не их это занятие, и ум тут не причём. Встречаются, конечно, учёные, которые смогли выстроить бизнес на базе своих изобретений, но это исключения из общего правила. Опять-таки к разряду исключений относится, например, сэр Фрэнсис Бэкон — крупный философ и не менее крупный государственный деятель, то есть гибрид брахмана с кшатрием. И буржуи нечасто могут сами успешно управлять даже теми предприятиями, которые они сами создали, поэтому нанимают управляющими тех, кто умеет это делать, а именно кшатриев (за исключением, конечно, малого бизнеса, в котором управление примитивно, а доходов на найм управленцев не хватает). Дело бизнесмена — наладить поступление прибыли, а рулить процессом должны те, кому это дано от природы.

        Когда большевики принялись строить в Советском Союзе бесклассовое общество, ничего у них не получилось. И получиться не могло в принципе, потому что для жизнедеятельности любого общества, в том числе социалистического, абсолютно необходимы создатели духовных ценностей и научных знаний, гражданские и военные руководители, а также организаторы экономики. Природа сама заботится о кадровом пополнении всех трёх сословий, биологически воспроизводя людей, наделённых соответствующими талантами и склонностями, независимо от воли партии.

        Сословно талантливых людей в каждом поколении рождается немного, в совокупности менее десяти процентов населения. Остальные девять десятых хотя и имеют часто свои склонности и предпочтения к определенным видам деятельности, больших успехов достичь не могут, не дано им этого от природы. Что не мешает таким людям числиться за определёнными сословиями просто в силу характера их занятий: рядовой боец такой же кшатрий, что и великий военачальник, воспитатель детского сада суть брахман, поскольку распространяет в социуме знания, а продавец за прилавком формально относится к сословию вайшьев, даже если не обладает хотя бы зачатками сословного таланта самостоятельно делать деньги.

        В новых условиях советской России врожденные таланты местами реализовывались извращённым образом, отличным от естественного хода вещей. Так, люди, чувствовавшие призвание к духовной жизни, часто становились адептами новой религии, коммунистической, которая, копируя основные черты христианства и пытаясь вытеснить русское православие, породила множество фанатиков марксистско-ленинского вероучения. Учёные и особенно деятели культуры страдали от идеологического прессинга советской власти, ограничивавшей свободомыслие, но отнюдь не ушли в небытие как социальные группы. Так что сословие брахманов в СССР имелось, пусть и советских брахманов.

        Без кшатриев тоже обойтись никак нельзя — если есть государство, кто-то должен им управлять и его оборонять. Вместо царской бюрократии образовалась новая, большевистская, только и всего. В армии еще проще, ибо военнослужащий живет по принципу «наше дело стрелять и умирать, а думать будет господин полковник». Замена одних «полковников», царских, на других, большевистских, сословной сути армейской службы никак не изменила (не считать же изменением отказ от погонов на заре советской власти или замену обращения «господин» словом «товарищ» в личном общении военнослужащих).

        Александр Никитин. Смерть буржуям?

          Больше остальных пострадало сословие предпринимателей по понятным идеологическим причинам (отмена частной собственности на средства производства, запрет эксплуатации человека человеком, то есть наёмного труда, и пр.). Но идти против законов природы всё равно что справлять малую нужду против ветра. Люди с предпринимательским призванием в советский период продолжали рождаться с непреодолимым постоянством. Единственное, чего добились большевики, это маргинализация бизнеса, уход его в уголовное подполье. Нелегальные производственники — цеховики, нелегальные торговцы — спекулянты, нелегальные финансисты — валютчики и ростовщики неизменно сопутствовали социалистической экономике все семьдесят лет её существования, как правительство ни старалось выкорчевать эти порочившие советскую действительность явления.

          Биологическое предложение предпринимательского потенциала находило неизменный спрос в советском социуме в силу того, что само государство суть система абстрактных институтов, в реальной действительности представленных чиновниками, которые, будучи кшатриями, от природы не приспособлены к экономической деятельности, у управленцев другие таланты. Масштабные экономические задачи в сфере создания транспортной инфраструктуры, оборонного производства, новых отраслей промышленности, необходимых для выживания в условиях международного соперничества, и т.п. Бюрократы способны решать понятными им командно-административными методами, очень надежными, хотя, как правило, избыточно затратными.

          Но вот на уровне микроэкономики, удовлетворения потребностей населения в товарах и услугах бюрократия органически не может подменить собой буржуазию. Весь опыт не только СССР, но и социалистического содружества в целом говорит об этом однозначно. Централизованное планирование всего и вся и централизованная система распределения ресурсов и продукции просто не успевают за изменением потребностей, порождают диспропорции в производстве и распределении товаров, всеобщий дефицит. Нехватку товаров для населения пытался восполнить подпольный бизнес, но получалось это плохо, поскольку правительство всеми силами его преследовало. Как результат люди были раздражены системным дефицитом, что немало способствовало крушению советской власти в конце прошлого века.

          Александр Никитин. Смерть буржуям?

            Каждое сословие должно заниматься тем, для чего оно предназначено природой, равно как и каждый человек. Брахман думает, кшатрий управляет, вайшья двигает экономику. Когда человек, даже самых выдающихся качеств, берётся за дело, чуждое его природной профориентации, получается ерунда. Например, величайший мыслитель (то есть брахман) всех времён и народов Платон подрядился как-то поработать премьер-министром (кшатрием) у тирана одного из средиземноморских островов и такого там наворотил, что тиран решил отрубить ему голову. Только уважение к прошлым заслугам на почве философии спасло Платону жизнь, и его всего-навсего продали в рабство. Из этого следует, что развитый интеллект сам по себе не гарантирует успеха на любом поприще и что для успеха нужны способности к определённому виду деятельности, которые и объединяют людей в сословия, а ум вторичен.

            Сословные способности являются врожденными, но не передаются по наследству. Недаром говорят, что «на детях природа отдыхает», имея в виду, что у выдающихся родителей потомство в абсолютном большинстве случаев весьма посредственное. Исключения бывают, но крайне редко. Однако талантливые родители заботятся о детях и внуках, стремятся передать им не только своё материальное достояние, но и достигнутое ими самими высокое положение в обществе независимо от того, насколько потомки способны продолжить родительскую жизненную стезю. В результате общество искусственно делится на формальные сословия, которые, в отличие от сословий реальных, генетических, являются административно-юридическими. Законом утверждаются сословные привилегии и воздвигаются межсословные барьеры во избежание социального смешения и конкуренции со стороны «низов». Так, ещё в конце просвещённейшего, казалось бы, XIX века в России всерьёз рассматривался «закон о кухаркиных детях», ограничивавший право выходцев из низов на образование. Не говоря уже о предрассудках насчёт «неравных браков» и прочих жизненных и бытовых вопросов (например, запрещение проходить в парк отдыха «низшим чинам и собакам»).

            Сословное деление, зафиксированное государственно-правовыми нормами, не совпадает с природным делением людей по способностям, формируемым генетически. Родился человек в сословном обществе в аристократической семье, значит, должен заниматься управленческой деятельностью, даже если у него нет к этому предрасположения. А крестьянин должен всю жизнь пахать землю, либо идти рабочим на завод, будь он хоть семи пядей во лбу. Исключения, например жизненный путь рыбака Ломоносова, сумевшего преодолеть сословный административный барьер и стать учёным, только подтверждают общее правило.

            Александр Никитин. Смерть буржуям?

              Искусственные барьеры между сословиями тормозят общественное развитие, блокируя реализацию народных талантов на благо нации, с одной стороны, и с другой, приводя к рычагам государственного управления людей без должных способностей только в силу их формальной принадлежности к правящим классам. В Европе, например, из-за близкородственных браков образовались целые династии монархов-дегенератов.

              Административные барьеры становятся причинами социальных революций, как буржуазных, так и социалистических. Разрушение этих барьеров, наоборот, дает толчок прогрессу общества. Так, революция 1917 года придала мощный импульс развитию России за счёт высвобождения творческого потенциала народа. Из рядов «кухаркиной детей» быстро выдвинулись прирожденные брахманы и кшатрии, получившие образование и невиданными темпами модернизировавшие страну. Ну а природные предприниматели поневоле ушли в подполье теневой экономики, где демонстрировали чудеса изворотливости.

              Важно понимать, что настоящий буржуй — это не тот, кто непосредственно управляет производственными, торговыми и финансовыми процессами. Всякое управление, в том числе управление экономикой, является прерогативой кшатриев, которых в данной сфере называют «директорами», «управляющими» или «менеджерами» (по-русски — «хозяйственниками»). Не только ленивый русский барин имел обыкновение оставлять на хозяйстве немца-управляющего, пока сам развлекался по столицам да заграницам, но и капиталист, даже самый продвинутый, нанимает управленцев и лишь контролирует результаты их работы. Задача самого предпринимателя заключается в том, чтобы наладить «дело» (по-американски «бизнес»), то есть разработать и реализовать на практике алгоритм получения прибыли.

              Спектр приложения предпринимательского таланта очень широк — от высокотехнологичного производства до разбойной засады на большой дороге. То, что в первом случае предприятие называется компанией, а во втором бандой, сути дела не меняет. Буржую в принципе всё равно, чем заниматься, лишь бы была прибыль, и социальные ограничения, накладываемые культурой и даже законом, воздействуют на него слабо.

              Предприниматель по своей сословной природе не только асоциален, но и безнационален. Один из основоположников теории капитализма Адам Смит констатировал, что родина капиталиста там, где вольготнее себя чувствует его капитал, то есть там, где выше прибыль. Так, в наше время идёт процесс деиндустриализации развитых стран, производство из которых буржуи перемещают в страны третьего мира с дешевой рабочей силой, позволяющей получить максимальные доходы. Национальная экономика от этого, естественно, страдает. Например, оплот мирового капитализма США постепенно превращаются в государство брокеров, адвокатов и собачьих парикмахеров, из производительных сил там развивается только наука (в основном за счёт привлечения «мозгов» из других стран) и военная промышленность.

              На национальном этапе развития капитализма буржуазия, будучи тоже национальной, нуждалась в защите и поддержке со стороны государства в конкурентной борьбе с собратьями по сословию из других стран. Наполеон вёл свои бесконечные войны исключительно в интересах французских промышленников и торговцев, кайзер Вильгельм и фюрер Гитлер развязали мировые бойни ради прибылей Тиссенов, Круппов и других таких же, Черчилль с гордостью называл себя «цепным псом британского империализма» и действовал соответствующе.

              Но по мере транснационализации капитала после Второй Мировой войны надобность в национальной поддержке ушла в прошлое, и сильные национальные государства из помощников буржуазии превратились в препятствия на пути установления её глобального господства. Интересы транснациональных корпораций, сфокусированные исключительно на получении прибыли, вступают в противоречие с интересами наций, сосредоточенными на выживании, на сохранении и развитии своего биологического и духовного потенциала, своей идентичности и самобытности. Нация как социальный организм (политическая нация) и тем более как биологический организм (биологическая нация) стремится выжить, продолжить своё существование — это основной инстинкт каждого организма. Капиталу же, органически антисоциальному и антинациональному, этого не нужно. Ему нужен глобальный мир без государств, мир, населённый общечеловеческой биомассой без роду-племени, без пола-возраста, а значит, без каких-либо устремлений, выходящих за рамки индивидуального потребления всё большего количества товаров и всё более изощрённых услуг. Буржуазии требуются экономические животные, а люди как существа не только всеядные, но и социальные, духовные, ей не нужны.

              На рубеже веков интересы выживания человечества, сохранения и развития его физического и душевного здоровья окончательно вошли в противоречие с интересами транснационального капитала, сознательно уничтожающего самобытные и суверенные нации. Власть капитала — это основное противоречие современности, без разрешения которого человечество обречено на вымирание.

              Как вообще люди дошли до такой жизни? Тысячелетиями цивилизация развивалась поступательно, хотя и не без проблем, а тут вдруг конкретно обозначился конец света! Почему?

              Злую шутку с человечеством сыграл основной закон политэкономии, согласно которому политическая власть принадлежит тому, кто владеет основными на данном историческом этапе средствами производства. В рабовладельческой формации власть была у рабовладельцев, в феодальной у землевладельцев, а в капиталистической, соответственно, у владельцев заводов, газет, пароходов и остальных промышленных активов, то есть у капиталистов.

              Политическая власть оказалась в руках третьего сословия. Ничего подобного раньше не случалось. Даже в СССР властвовали кшатрии, поскольку партийно-советская бюрократия не только управляла государством, но и де факто владела всей социалистической собственностью. Владела не в индивидуальном порядке, как прежде высшие сословия владели рабами и землёй, а коллективно всем сословием, но сути дела это не меняет — средства производства вместе с политической властью принадлежали управленцам-кшатриям, как это всегда и было в истории.

              Власть и собственность на средства производства идут парой, находятся в руках у одного сословия, в наше время буржуазного. А кшатрии вместе с брахманами в качестве наёмных работников обслуживают сословные устремления капиталистов. Управленцы по-прежнему управляют, но уже не в интересах своего сословия, которое, по своей социальной природе обеспечивая выживание нации, объективно действовало в национальных интересах, а работают исключительно на прибыль буржуазии — сословия, которому по мере продвижения глобализации нации с их интересами только мешают.

              Отсюда — системный кризис современной цивилизации западного типа, сопровождающийся типичными для крушения предыдущих великих цивилизаций симптомами: отказ от традиционных культурных ценностей и моральных табу, потеря самобытной идентичности человека и народа. Так было в Древнем Риме, так было в Византии, так было в начале и в конце прошлого века в России, где поначалу возобладала было коммунистическая идея, но в конце концов попытка подменить русскость страны советскостью провалилась.

              Ключевой вопрос — как преодолеть нынешний цивилизационный кризис? Ответ однозначный — привести структуру общества в естественное для неё состояние, когда каждый занимается тем делом, к которому предназначила его природа. Нужно, чтобы брахманы думали и учили, кшатрии управляли, а вайшьи развивали экономику, но не правили всеми, как сейчас.

              А для этого необходимо навести порядок в отношениях собственности на средства производства и сменить социально-экономическую формацию. Пока у власти капитал, человечество находится под угрозой. А у власти он будет до тех пор, пока владеет основными средствами производства. Соответственно, собственность у буржуазии нужно изъять.

              Но и возврат к советской формации путём национализации, в смысле огосударствления средств производства тоже не выход. Свежий опыт показывает, что советская бюрократия, получив в коллективную собственность средства производства, а с ними и всю политическую власть, мгновенно вырождается в суррогат феодальной аристократии и действует уже не в народных, а в собственных кастовых интересах. Пролетарское происхождение части коммунистических бонз сути дела не меняет — когда кухарка бросает кастрюли и принимается управлять государством, она перестаёт быть кухаркой и переходит в другое сословие, бюрократическое, а у него свои устремления, отличающиеся от чаяний работников общепита.

              Поступить следует по-иному. Нужно основные средства производства, которые являются экономическими источниками политической власти, передать в непосредственную личную собственность самим гражданам государства — всем без исключения, в равных долях и без возможности прижизненного отчуждения. На практике это означает новое акционирование крупнейших российских предприятий по числу граждан страны, чтобы каждый по праву рождения стал обладателем одинакового для всех пакета акций, не подлежащего передаче третьим лицам во избежание перераспределения а-ля Чубайс. Соответственно, доход от основной части национального достояния, вовлечённой в экономический оборот, будут непосредственно получать сами люди, в совокупности образующие народ.

              Народная собственность на основные средства производства порождает новый тип политической власти в стране — народовластие. Это и есть подлинный социализм, социализм национальный, в отличие от социализма по Марксу, который был государственным, то есть чиновничьим, поскольку именно бюрократическое сословие обладало в советской системе как реальной собственностью, так и реальной властью.

              Речь идёт о смене формаций, о переходе от капитализма к национальному социализму. Потеря буржуазией командных высот в экономике и политике неизбежно вызовет с её стороны сопротивление, которое, однако, легко преодолеть, поскольку кроме самых крупных капиталистов, число которых в России исчезающие мало, все остальные слои населения кровно заинтересованы получить в собственность справедливую часть национального богатства. Мало найдётся людей, которые так любили бы толстосумов, чтобы биться за сохранение у акул капитализма тех богатств, которые по новой национально-социалистической формуле собственности должны достаться им самим.

              Тем более, что большую часть предпринимательского сословия эта трансформация никак не ущемляет. Ведь речь идёт о национализации лишь крупнейших, системообразующих предприятий, обладание которыми открывает существенные политические возможности. Это то, что дано России природой и коллективным трудом всего народа на гигантских советских стройках. Остальное, а именно малые и средние предприятия, как правило занятые производством товаров и услуг для населения, должны быть в частной собственности предпринимателей. В силу врождённого таланта бизнесмены лучше государства смогут удовлетворять растущие потребности на микроэкономической уровне. Государству останется только задавать и жестко соблюдать правила функционирования рыночной экономики, направляя её развитие на первоочередные нужды народа методами экономического стимулирования и финансового регулирования.

              Так что купчина России нужен. Только на своём, отведённом ему природой месте в социальной иерархии. На то оно и третье сословие, чтобы быть третьим, занимать то место, на котором оно приносит нации пользу, а не вред, как сейчас.

              Александр Никитин, секретарь ЦПС ПЗРК «РУСЬ»

              Материалы Александра Никитина на «Литературный коллайдер»

              1. Александр Никитин. Откуда лень у русского медведя?
              2. Александр Никитин. Гибель Европы
              3. А.Никитин, С.Войцинский. «Честная девушка Гюльчатай»
              4. Александр Никитин. Как победили большевики?
              5. Александр Никитин, Сергей Войцинский. Эксплуатация Победы
              6. А.Никитин. Национальная идентичность
              7. А.Никитин, С.Войцинский. Анатомия «подросткового протеста»
              8. А.Никитин, С.Войцинский. АнтиРоссия в ожидании Холокоста
              9. А.Никитин, С.Войцинский. Независимость от кого?
              10. Александр Никитин поделился своим мнением о чёрном юбилее Октябрьского переворота в России.
              11. А.Никитин, С.Войцинский. Бойкот театра марионеток
              12. А.Никитин, С.Войцинский. Россия-Зимбабве: патриоты всех стран…
              13. Александр Никитин. Смерть буржуям?

              One Comment on “Александр Никитин. Смерть буржуям?”

              Добавить комментарий

              Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

              Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.