Владимир Калуцкий. ЛЕГЕНДА О БОГАТЫРСКОМ СПОРЕ

Владимир Калуцкий. ЛЕГЕНДА О БОГАТЫРСКОМ СПОРЕ

Минувшим летом случилось у меня особенно много встреч с людьми, кого любознательность и лёгкие ноги привели в наши места. И как-то в поездках и вечерних разговорах возникла общая мысль записать сокровенные сказания старины в небольших легендах, сделать их чем-то вроде визитной карточки Бирюченского края. Я долго отнекивался, ибо иметь дерзость говорить от имени истории мне не позволяют ни способности, ни знания. Однако же нынче, после ещё одной встречи с паломниками по Белогорью, я согласился записать дюжину преданий с тем только условием, чтобы их не относили ни к краеведению, ни к народному творчеству. Это просто мой вольный пересказ тех событий, о которых я слышал от старых людей, или читал в документах далекой поры.


***
Еще тридцать лет назад на месте нынешнего мелколесья располагалось новооскольское сельцо Липовый Лог. А ещё раньше места эти принадлежали помещику Андрияну Лаврентьевичу Слесареву. Этот Андриян выбился из менщан во времена Крымской войны, получил офицерский чин, и по выходе в отставку купил у казны выморочное имение Липовый Лог. Говорили, что раньше оно принадлежало потомкам бояр Траханиотовых. И в семье отставного майора, весной 1884 года, родился мальчик, нареченный Василием.
Не стану утомлять вас историей детства и взросления мальчика. Достаточно сказать, что он получил морское образование, а к началу Первой Мировой войны вошёл в круг первых русских авиаконструкторов.
И так сошлость, что жизнь с юных лет вела Василия Адрияновича чуть не рука об руку с земляком, отпрыском известной русской фамилии, Михаилом Владимировичем Шидловским. Они и Морской корпус закончили одним курсом, и службу начали на одном корабле «Наездник», на котором и совершили полное кругосветное плавание.
Несколько раз и отпуск они проводили разом, гостя друг у друга. Благо — от Бирюча до Липового Лога всего три десятка верст.
В начале нового века судьба на время развела однокашников. Шидловский пошел по коммерческой части, а Слюсарева увлекла конструкторская стезя. Он уже нащупывал свою дорогу в небо, построил прототип аэродинамической трубы.
Тогда мощная инженерная школа сложилась в Киеве, где и обосновался Василий Андриянович. И здесь познакомиться с его опытами приходил студент Игорь Сикорский. Они быстро сошлись. Особенно в спорах и рассуждениях о полете мухи внутри бумажного цилиндра. Здесь рождались расчеты конструкции крыла, подъёмной силы.
А летом Слесарев в Петербурге случайно встретился со старым товарищем Шидловским. Тот служил в больших чинах при Русско-Балтийском вагонном заводе. Слово за слово, и Михаил Владимирович уговорил земляка перейти на службу в столицу. Он заверил, что на Руссо-Балте открывается возможность конструировать аэропланы.
Слесарев идеей загорелся, В Киеве он зажег ею и Сикорского. Побросав недоделанные дела, учебу, эти двое перебрались в Санкт-Петербуг.
Шиловский слово сдержал . Он принял друзей на должности конструкторов. Тогда это значило — уметь наладить на заводе производство лицензионных иностранных аэропланов. Но и Сикорский, и Слюсарев надеялись, что им позволительно будет проектировать и отечественне летательные аппараты. Эта увереннность лишь укрепилась, когда в контрукторское бюро пришел новичок — лейтенант Виктор Владимиролвич Дыбовский.
Этот лейтенант уже имел опыт действующего пилота. Впрочем, он и теперь не оставлял лётного дела, считая главным его, а не контсруирование. Хотя со временем он всё больше уходил в расчеты, превращаясь в первоклассного теоретика лётного дела.
Вот так исподволь, не непрофильном предприятии, Михаилу Владимировичу Шидловскому удалось собрать мощный интеллектуальный кулак. Руссо-Балт выпускал пока вагоны и автомобили, но все понимали, что производство самолетов здесь — дело самого ближайшего времени.
В мае одиннадцатого или двенадцатого года все четверо на две недели сумели вырваться в отпуск. В Бирюче Михаил Владимирович открывал на городском кладбище фамильный склеп. Как раз умерла его бабушка, и это печальное событие друзья отмечали в поминальном застолье.Перед тем по непонятной прихоти все четверо у городского цирюльника обрились наголо и теперь во дворе особняка на улице Дворянской сидели за наливками с головами,блестящими, как бильярдные шары. Как водится, говорили о небе, об аэропланах.
И тут Михаил Владимирович представил друзьям своего гимназического товарища, а теперь городского учителя рисования , Фому Титовича Какичева. И дальше я сошлюсь на воспоминания учителя.
Оказалось, что еще несколько лет назал Михаил Владимирович заказал своему товарищу сделать копию картины Васнецова «Три богатыря».Задумал он иметь в своем столичном дому такую память о малой родине. И теперь учитель на извозчике привез громоздкую раму. Слуги водрузили её на поминальный стол, и сняли упаковочную ткань. И когда упало покрывало, все с интересом  уставились на полотно.
Работа уездного учителя вызвала  восхищение.В знак признания его своим в компании решено было тут же отправиться к цирюльнику, обрить и Фому Титовича. Что и проделали, через час вернувшись к столу с огромной
корзиной вина и провизии.И тут, у выставленных на обозрение «Трёх богатырей», разгорелся  спор друзей о своих  проектах.  И тогда хозяин дома предложил конструкторам так и назвать их будущие аэропланы — по именам русских богатырей. Идею подхватили, но всем троим захотелось строить «Илью Муромца» Отметив при этом, что самолёт «Алёша Попович» — как-то мелковато…
Тогда решили к Илье и Добрыне добавить Святогора. И бросить жребий.
Жребий простой. Каждый делает бумажного журавлика и запускает вдоль стола. Чей журавлик улетит дальше — тому проектировать «Сятогора». Чей ближе — тому «Илью Муромца». И третьему достается»Добрыня» .
Учитель с интересом наблюдал за толканием бильярдных шаров.Журавлик Дыбовского лететь отказался и просто юркнул под стол, под скатерть.
Журавлик Слесарева легко вспорхнул. Подхваченный порывом ветерка, он поднялся на уровень крыши и улетел за забор, на улицу. Сикроский сразу согласился на проет «Илья Муромец».
…Вот, собственно, и вся легенда. Шидловский и его товарищи уехали в Петербург, увезли картину «Три богатыря». А учитель Какичев записал в свой дневник историю почти мальчишеского спора чудаковатых гостей своего гимназического друга.
А история имела громкое продолжение. Конструктор Слесарев создал свой гигансткий самолет «Святогор». Его конструкторские параметры и доныне поражают воображение. Жаль, что самолет совершил всего-лишь испытательнеый полет. Империя не была готова поднять такой проект. Зато пошел в серию «Илья Муромец» Игоря Сикорского. И «Добрыня» Виктора Дыбовского поднялся в воздух. Правда, попозже, уже в советское время. Самолет за изящество даже попал на почтовую марку.
Россия же растоптала судьбы своих замечательных сыновей. Шидловского убили в 1918 году, Слесарева — в 1921, Сикорский и Дымовский умерли на чужбине.
И еще в продолжение истории. 23 декабря 2014 года Россия отметила 100-летие со времени создания Дальней Авиации. Той самой, что зародилась в споре бумажных журавликов во дворе особняка в Бирюче, по улице Дворянской, 15. Именно в этот день особняк снесли…

Материалы Владимира Калуцкого на «Литературный коллайдер»

  1. Что год грядущий нам готовит?..
  2. Владимир Калуцкий. По законам Астравидии
  3. Владимир Калуцкий. ЛЕГЕНДА О БОГАТЫРСКОМ СПОРЕ
  4. Владимир Калуцкий. ЛЕГЕНДА О КРЫЛЬЯХ
  5. Владимир КАЛУЦКИЙ. И КОРЗИНКА ЧЁРТОВЫХ ЯБЛОК
  6. Владимир КАЛУЦКИЙ. ПРИРУЧИТЬ ДРАКОНА
  7. Владимир Калуцкий. Посольство в Прилепы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.