Юрий А. Домбровский. И снова в путь по старушке Европе

Девятый день. Прощание с Берном.

             Грювьер. Альпийская Бавария. Мюнхен.     

            Прощальный завтрак в отеле «Кройц», сбор вещей и размещение в салоне автобуса. Прежде чем покинуть Швейцарию, предстоит попрощаться с Берном, совершив обзорную экскурсию по его старым улочкам и площадям. За три дня и три ночи, проведённые здесь, Берн стал для нас своим  городом, с какой-то необычайной аурой благодушия и спокойствия. Добротные каменные стены домов с горшками герани на подоконниках и мощёные улочки города отдают вековой мощью прошлого и уверенностью в завтрашнем дне. Золото банковских вывесок, позеленевшая от времени бронза памятников, витиеватость разукрашенных скульптур фонтанов стали визитной карточкой швейцарской столицы. А живописный изгиб реки, опоясывающий центр города, как лента в венке впечатлений… Останавливаемся на высоком берегу Ааре, с которой открывается чудная панорама на город. Красные черепичные крыши домов с крестами над шпилями церквей в пышной зелени деревьев, чистое голубое небо над крышами и малиновый перезвон колоколов, зависший над городом — таким Берн остаётся в памяти. Делаем последнюю остановку в столице Швейцарии у «Медвежьей ямы». То, что медведь считается символом Берна, ни для кого не секрет. Он изображён на красно-жёлтом щите — гербе города, стаканчик с которым я покупаю в сувенирном ларьке на последние швейцарские франки.                                    

         В большой глубокой яме, стены которой отделаны камнем, — три крупных медведя, лениво смотрящих на поднадоевших им туристов. В смежной яме замечаем ещё парочку мишек. Говорят, здесь их около десяти, включая медвежат, недавно народившихся. Однако остальных нам разглядеть не удаётся; очевидно, они ещё спят в своих каменных берлогах. Автобус везёт нас дальше, вдоль склонов, поросших виноградником и широколиственными лесами из дуба и бука, чередующими деревушками и пастбищами с пасущимися на них коровами. Впереди посещение сыроварни с дегустацией сыров и прогулка в деревушке Грювьер у замка Шатьё де Грювьер. Уже виден старинный замок на зелёном холме, фоном которому служат заснеженные вершины.

Останавливаемся у сыроварни — двухэтажного здания с расписанными стенами. Поднимаемся на второй этаж, где за стеклянными перегородками расположен производственный цех. Перед нами разворачивается мудрёный процесс изготовления сыра. В огромном жбане размешивается кисломолочная масса, творожная часть которой распределяется по формам, попадающим под пресс. С трёх сторон, в затемнённых помещениях, нависающих над цехом, на трёх языках ведётся рассказ о производстве сыра с демонстрацией слайдов на большом экране. Сыровары в белых одеждах неплохо знают своё дело. Автоматизированная линия производства облегчает их нелёгкий труд, о чём сообщает голос диктора на английском языке. Спускаемся вниз и выходим во двор, где расположен небольшой магазинчик со столиками для дегустации. Нам подают поднос с мелко нарезанными швейцарскими сырами и воткнутыми в них флажками с белым крестом на красном поле — швейцарским флагом. Желающие могут приобрести понравившиеся сыры и вина к ним. Кто-то покупает, кто-то довольствуется дегустацией и буклетами о сыроварении, за которые платить ничего не нужно.     

      Грювьер — центр сыроварения…    

    По серпантинной дороге поднимаемся на автобусе к замку Шатьё де Грювьер, где и паркуемся среди нескольких автобусов и десятка два легковых автомобилей. Деревушку Грювьер следовало бы называть “каменушкой”, так как отстроена она в основном из каменных домов, часовен, магазинчиков, музеев и таверн. Уютное, красивое местечко, где нам отпущен час, чтобы мы в полной мере могли насладиться последним форпостом Швейцарии на нашем пути, по своему усмотрению.

    Фотографируемся на выгнутом профиле центральной площади, мощёной булыжником и через арку ворот проходим в предзамковый двор. Заходим в магазин сувениров. Покупать ничего не покупаем — швейцарские франки уже кончились, а занимать или менять доллары не хочется. По той же причине, не покупаем билеты в музей Гинера — лауреата нескольких Оскаровских премий в области современной живописи, ограничиваемся лишь осмотром полотен и плакатов, расположенных в холле у касс… Есть здесь и музей Средневекового искусства с роскошными интерьерами салонов швейцарской знати и рыцарей. Но на всё это нужно время, которого как всегда не хватает. Подходим к входу в замок, но вход здесь также платный. Нужно иметь минимум два часа, чтобы осмотреть залы музеев этого замка. У нас остаётся уже меньше получаса. Фотографируемся у внешних стен замка, в проёмах толстых крепостных стен, сквозь которые, как картины в обрамлении просматриваются живописные виды склонов гор с отвесными скалами заснеженных вершин.

      На улочках Грювьера…

      Время к полудню. Жаркое альпийское солнце раскалило центральную площадь, как сковородку. Возвращаемся к автобусу. Прошу Лёшу открыть багажное отделение, достаю из чемодана шорты и переодеваюсь. Пью воду, чувствую, что пора подкрепиться. Подтягиваются к автобусу остальные.

      Хорошо!

      Подходит к концу наше пребывание в Швейцарии. Спускаемся в долину — автобус несёт нас в сторону германской границы. В салоне играет музыка. Кто-то спит, кто-то читает, кто-то смотрит в окно. К числу последних отношусь и я, постоянно держа камеру наготове. Перехожу к лобовому стеклу, откуда обзор получше, общаюсь с Лёшей и Колей, перекидывающихся шутками с Катей, относящейся к роли сопровождающей слишком уж серьёзно. Группа у нас подобралась коммуникабельная, что немаловажно в длинных путешествиях. Снимаю лица сопутешественников. Некоторые спрашивают, можно ли будет потом приобрести кассету с моим фильмом. Почему нельзя. Конечно, можно…

                                  Озеро Бодензее…

          Слева от нас показывается берег Бодензее — Боденского озера. Это крупнейшее озеро в Северных Альпах. На озёрной глади видны паруса яхт, на другом берегу — скалистые горы Баварских Альп. Там уже Германия. Чтобы попасть в Германию, нужно проехать немного по Австрии. Мне это напоминает перемещения героев романа Ремарка «Возлюби ближнего своего», где границы между Австрией, Швейцарией, Германией и Чехией стали красной нитью повествования незамысловатого сюжета. Правда, в отличие от героев Ремарка, не имевших паспортов и виз, с этим у нас всё в порядке. Поэтому терминал на швейцаро-австрийской границе проходим без проблем, погуляв немного недалеко от автобуса, пока штамповали наши паспорта.

          Проскочив транзитом Брегенц, въехали на территорию Германии, никак не ощутив на себе запаха земли другого государства. Прозрачность границ стран Шенгенского соглашения — не пустой звук в Европейском сообществе.                       Альпийская Бавария с кристально чистыми озёрами и стекающими с гор речками — продолжение живописного полотна, созданного природой в самом сердце Европы. Хмелевые плантации вдоль дороги на склонах пологих гор, напоминают о том, что мы въезжаем в Империю Пива. Пастбища со стадами коров и аккуратные свинофермы недалеко от трассы, говорят о том, что с баварскими колбасками здесь тоже всё в порядке. Извлекаем из пакетов остатки продуктов и «морим червячка», чтобы в Мюнхене не тратить время на трапезу. Крупных городов на пути к столице Баварии не попадается. А, может быть, скоростная трасса их просто обходит. К пяти вечера въезжаем в Мюнхен, а через полчаса уже располагаемся в отеле «Astor», чтобы сразу после того, как получив ключи и оставив багаж в номерах, собраться у входа в отель для пешей экскурсии по городу. Впрочем, к оперативности нам не привыкать.  

            

              На улицах Мюнхена

              Экскурсию проводит Саша (так он представился). Парень, лет тридцати с наметившейся залысиной и оттенком «голубизны» в манерах и голосе, что, правда, не мешает ему быть хорошим экскурсоводом. Да и чувства юмора ему не занимать. В иронично-шутливой манере он приглашает пройти за собой, если ни у кого нет других планов на этот вечер. А вечер, судя по многочисленным вывескам стриптиз-кабаре и ночных клубов с барами и эротическими шоу рядом с отелем, здесь есть где провести.

              Разношёрстная и разновозрастная группа идёт вслед за гидом, по ходу излагающим в живой манере о городе, расположенном на самом юге Германии и на самом севере предгорий Альп. Город с населением около двух миллионов жителей, включая пригороды стоит на реке Изар уже на протяжении почти восьми с половиной веков. Первое упоминание о нём, как о городе, относится к 1156 году. Ровесник нашей Москве, если не считать девяти лет разности, что для мировой истории  — секунда вечности. А официальный статус города Мюнхен получает в XII веке. С XIII века — это уже герцогская резиденция, а затем, вплоть до 1918 года — столица Баварии. Ну а в 1972 году здесь состоялись Игры XX Олимпиады…    

                                  

                  Бавария Мюнхен

                  Тем временем гид ведёт группу к центральному железнодорожному вокзалу — комплексу зданий современной архитектурной мысли, безумолку что-то рассказывает, показывает скоростные поезда, способные развить скорость до 360 километров в час. Один из таких поездов «Express-sity» месяц тому назад потерпел крушение на трассе Мюнхен- Ганновер, когда погибло около 200 человек. Я снимаю на ка- меру и поглядываю на часы. До телевизионной трансляции финального матча чемпионата мира по футболу остаётся чуть более полутора часов…                                                От вокзала Хауфбахнхоф переходим на Шутценштрассе с рядами торговых домов, секс-шопов и ночных клубов. О хозяйке одного из маркетов с эксклюзивно-эротическими атрибутами, восьмидесятичетырёхлетней мадам, гид рассказывает особо воодушевлённо: cовсем недавно её изнасиловали, чему, судя по её высказываниям в прессе, та была не настолько напугана, насколько рада…

                  Через переход с подземным торговым  комплексом выходим на Карлплац с большим круглым фонтаном посередине, вокруг которого кучками тусуется разномастная публика, от панков с проколотыми ноздрями и прическами ирокезов на головах до оборванных пьяниц, клянчащих пфеннинги у прохожих. Гид, рассказывает о воротах на площади Карл-плац, одних из четырёх ворот старого города; о Фёдоре Тютчеве — русском поэте, прожившим здесь большую часть своей жизни; о вожде мирового пролетариата Ленине, жившем здесь около двух лет и о фюрере Третьего Рейха Гитлере, начинавшем здесь свою «трудовую деятельность». Маргарита Марковна, учительница литературы, аккуратно всё конспектирует, Нелли Анатольевна заглядывает ей через плечо и просит дать потом переписать… Снимаю группу, фонтан и ворота с большим арочным проёмом и гида, рассказывающего уже о том, что сейчас здесь живут известный русский композитор Родион Щедрин вместе с примой российского балета Майей Плисецкой… За воротами, на пешеходной Неухаузерштрассе,  заходим в собор 1710 года Бюргерсаал, где Саша с упоением рассказывает о его истории. А я смотрю на часы и спрашиваю, как долго ещё продлится экскурсия.               

                  — Я готов гулять с вами хоть всё ночь, — отвечает он, — в Мюнхене столько интересного. Хотя экскурсия рассчитана на четыре часа.

                  Время начинает поджимать — до трансляции финала остаётся меньше часа, а хотелось бы ещё взять пива и баварских жареных колбасок к футболу. Спрашиваю его, где это можно купить недорого. Он советует вернуться к железнодорожному вокзалу, где магазины и бистро работают круглосуточно. Группа вместе с гидом направляется к собору XVI века Михаэлс-кирхе, откуда началось возрождение немецкой государственности, а я, проинструктировав жену, как лучше пользоваться камерой в сгущающих сумерках, отдаю её ей и спешу назад к вокзалу и своему отелю на Шиллер-штрассе.

                              У меня в кармане всего двадцать марок, а банки, где можно поменять валюту уже не работают. Нужно войти в эту сумму. Покупаю пару бутылок пива, жареных колбасок и у меня ещё остаётся мелочь на булку и солёные орешки. Без пяти девять я уже в отеле. Поднимаюсь к себе в номер и включаю телевизор. Канал, на котором начинается трансляция, рябит: у меня ничего не получается его как-то настроить. Спускаюсь вниз к портье и объясняю ему по-английски, что телевизор в моём номере плохо показывает. Он поднимается вместе со мной, вертит ручку, щёлкает каналами и разводит руками. Сквозь рябь строк на экране видно, что игра уже началась. Портье забирает телевизор и через пару минут приносит другой. Благодарю его, закрываю за ним дверь и располагаюсь напротив экрана в кресле, подкатив к нему журнальный столик. Открываю пиво, нарезаю колбаски и хлеб, достаю сыр и орешки. Теперь можно смотреть футбол, не отвлекаясь.                                                                                             

                                Ещё в первом тайме Зидан забивает два гола в ворота бразильцев, тем самым предопределяя историческую победу французов в финале чемпионата мира на стыке XX и XXI веков… Нет, я не стануу пересказывать перипетии любимой в мире игры, об этом можно прочитать в подшивках спортивных изданий. Скажу только, что в самом конце этого потрясающего финала, полного сильнейших эмоций, француз Пети забивает третий гол и Франция становится чемпионом мира. Одновременно с финальным свистком и взрывом восторга французских болельщиков с ближайших баров уличных кафе за окном, вернулась жена.                                                                              

                          — Ой, что там творится, — возбужденно начала она, но я уже забирал у нее видеокамеру и со словами: — Скоро вернусь», — выбегаю на улицу, чтобы заснять этот исторический момент ликования на улицах.                

                        Единая Европа, естественно болела за французов, и их победа стала общей победой европейцев над латиноамериканцами. Снимаю танцующих и обнимающихся дюдей на углу Шиллер-штрассе и Адольф-Колпинг… На углу Байер-штрассе в баре у большого экрана болельщики в майках цветов французской сборной, взявшись за плечи, поют «Марсельезу» — гимн Франции. На экранах идёт награждение футболистов медалями. Появление на экране каждого новоявленного чемпиона, сопровождается выкриками их фамилий: Бартез… Дезайи… Лизаразю… — громом оваций сопровождаются их звучные имена, а при появлении на экране героя финала Зидана, публика заходится в экстазе. Показывают крупно бразильца Рональдо, глаза которого наполнены слезами. К нему подходит его одноклубник по миланскому «Интеру» француз Джоркаефф и успокаивает его… Но разве можно сегодня кого-то успокоить. Какое море чувств и эмоций! Разве могут с этим сравниться шекспировские трагедии! В объектив моей камеры рвутся лица счастливых фанатов с поднятыми вверх пальцами в виде буквы «V» — Виктория, Победа… Можно предоставить, что в это время твориться в Париже и во всей Франции, если в Мюнхене так отмечают  триумф французов…       

                  Рядом с барами ликующих фанов — ночные клубы с эротическими шоу и стриптиз-кабаре, зазывающие яркими огнями и рекламой с обнажёнными красотками. Но сегодня здесь пусто. Сегодня умами мужчин владеет футбол. Возвращаюсь к отелю, где оставил жену, чтобы вместе погулять ещё по ночному Мюнхену. Неподалёку от отеля, у входа в Ночной клуб вижу Николая и Лёшу — наших водителей. Они никак не могут решиться, стоит ли зайти в стриптиз-кабаре или не стоит. Как я понимаю, инициатор мероприятия — Лёша.   

                  — Сколько раз были в Мюнхене, — говорит он, — и не разу не заходили. — Он приглашает меня составить им компанию. — Выпьем по бутылочке пива, посмотрим и уйдём, — уговаривает он нас с Колей. Коля — старший водитель: положение, очевидно, заставляет его держать паузу.                                                                                         

                  — Ну, разве что выпить пива, — соглашается он, наконец.                      

                  Я говорю, что у меня нет марок, смогу поменять только завтра.          

                  — Вот и хорошо, — оживляется Лёша, — я займу, а завтра отдашь.          

                  Уговаривать меня особо не нужно. Ни каждый день в Мюнхене… Проходим сквозь сверкающий огнями вход и оказываемся в помещении с приглушённым светом, стойкой бара и барменшей за стойкой совершенно пустого зала. Она спрашивает по-немецки, что мы желаем. Тут же появляются откуда-то из приглушённого света красной подсветки две девушки и приглашают нас сесть за столик. Лёша просит меню, а одна из девушек, одарив нас тёплым бархатным взглядом и одёрнув короткую юбку спрашивает по-русски:   

                  — Простите, вы из России?                                                             

                  — Да, — небрежно отвечает за всех Лёша, — из Москвы.             

                  Она говорит, что здесь принято угощать девушек и подаёт меню на спиртные напитки с прейскурантом цен. Коля с Лёшей заказывают по большому бокалу пива, я выбираю самую недорогую бутылочку пива ценой в десять марок.                                                                   

                  — А что будешь пить ты? — спрашивает Лёша девушку.              

                  Она показывает на маленькую бутылочку шампанского в графе лёгких вин ценой в шестьдесят марок. Это самое недорогое шампанское. Я вижу здесь цены за 400 марок..                                      

                  — Для начала вот это, — томно говорит она.                                              

                  Вторая девушка, которую представляет первая и имя которой я тут же забываю, — полька. Она тоже немного говорит по-русски, но с большим акцентом.                     

                  — Чем угощает сегодня пан? — тянет слова полька, кладя мне на плечо руки. Я показываю взглядом на Лёшу:          

                  — Cегодня он угощает, — а что мне остаётся, если в кармане несколько пфеннингов.                                              

                  Но Лёша уже переключил своё внимание на русскую девушку по имени Света. Два года назад вместе с родителями она перебралась из Новосибирска в Мюнхен. Ей двадцать лет и в ночном клубе она работает уже больше года.

                  — А родители знают где ты работаешь? — строго спрашивает Лёша. Язык его уже слегка заплетается, видно, что до бара он уже успел «принять на грудь».                                                                           

                  — Знают, — говорит она.                                                                   

                  — Не ругаются? — допытывается наш любознательный друг и протягивает руку, пытаясь погладить плечо бывшей соотечественницы. Она слегка отстраняется.                                                               

                  — Недовольны, но я сама отвечаю за себя. Это моя работа. — Она переводит стрелку разговора на меня и, выяснив мою профессию, начинает рассказывать о достопримечательностях города.                                  

                  — Как, вы ещё не были на Мариен-плац? — удивляется она, — Это — изюминка Мюнхена.   

                              Ночной Мариенплац…                 

                    — Не успел ещё, завтра обязательно побываю, — улыбаюсь я и спрашиваю, можно ли снять на камеру интерьер клуба. Снимать и фотографировать здесь запрещено, — отвечает она, — но пока нет хозяина, можно, если осторожно. Снимаю стойку бара, не поднимаясь со стула, но в это время, не принимавший до сих пор участия в разговоре Коля, толкает меня под столом коленом и шепчет, чтобы я убрал камеру; к нам решительно направляется какой-то господин. Выключаю камеру. Убираю её к себе на колени.  

                    Казалось, потерявшая к нам интерес полька, снова появляется в белых блестящих шортиках и шитой блёсками белой кожаной курточке. Включается музыка и полька оказывается на небольшом подиуме с никелированным шестом посередине. Начинается стриптиз-представление для нас троих. Извиваясь вокруг шеста подобно змее, она в танце медленно снимает с себя курточку, затем на полу подиума оказываются шорты. Всё убыстряя темп, стриптизёрша сбрасывает с себя бюстгальтер и потрясая высокой грудью с крупными розовыми сосками, сползает к основанию шеста. Я вдруг чувствую себя как-то неуютно в этом пустом баре, в то время когда жена ждёт в номере отеля и говорю, что мне, пожалуй, пора. Как бы услышав мои слова, полька вздрагивает всем телом и, поднявшись во весь рост, снимает с себя последнюю деталь белья — трусики, представ перед нами во всём блеске с аккуратно выбритым в форме сердечка лобком… Распалившийся Лёша спрашивает Свету,  во сколько ему обойдётся ночь с ней. Она отвечает, что секс здесь исключён по контракту. Бавария — пуританская земля. Мюнхен — это не Гамбург, где процветает даже детская проституция и, что она здесь лишь для того, чтобы получше раскрутить клиентов… Я  допиваю  пиво, прощаюсь со всеми и направляюсь к выходу, оставив Лёшу с Колей раскручиваться дальше. Стриптизёрша заканчивает к этому времени танец и собирает разбросанную по подиуму одежду.                            

                    — За пиво отдам завтра, когда поменяю доллары, — бросаю я  на выходе Лёше. Но, похоже, он никого не слышет. Музыка льётся с потолка по подсвеченным красным светом стенам стриптиз-кабаре, огни реклам отражаются в витринах магазинов и ночных заведений, когда я захожу в дверь соседствующего с баром своего отеля.                             Жена ещё не спит. Читает, ожидая меня. Честно признаюсь, что был вместе с нашими водителями в стриптиз-баре. Правда, ничего особенного для себя оттуда не вынес.                                                    

                    — Сколько истратил денег? — спрашивает она.     

                    — Десять марок, — отвечаю. — Я тут оставлял для тебя немного пива и жареную колбаску с орешками. Ты видела?             — Да. Спасибо, — она откладывает книжку, — давай-ка спать…  

                    Время — за полночь. Но заснуть ещё долго не удаётся. Эйфория победы французов в финале мирового первенства выплеснулась на улицы. Сигналы машин, крики фанов с французскими знамёнами, взрывы петард, прочие шумовые эффекты долго ещё продолжались в окрестностях отеля… Сон никак не шёл — эмоции переполняли чувства…           

                       Десятый день. Мюнхен. Отъезд в Чехию.

                                 После завтрака в ресторане отеля, слегка утомлённые прошедшей шумной ночью, отправляемся с женой гулять по городу. Жена в красивом брючном костюме из тонкой ткани салатного цвета, выглядит очень даже ничего и ещё даст фору вчерашней стриптизёрши… Идём по знакомому уже маршруту к пересечению улиц Шиллер-штрассе и Байер, меняем в банке 100 долларов и заходим в большой маркет с аббревиатурой «С & A» в овале, который ещё вчера рекомендовал гид Саша. Здесь вполне умеренные цены и неплохое качество товаров. Покупаем две пары ботинок на входящей снова в моду высокой платформе, что-то из текстиля и нижнего белья себе и детям и направляемся дальше в сторону Карл-плац с фирменными пакетами в руках. Доходим до места, где прошлым вечером я расстался с группой. Отсюда жена гуляла без меня. Она говорит, что самым интересным вчера, был пивной ресторан, где в своё время сиживал Гитлер, точнее, его необычайная атмосфера с менталитетом баварского бюргерства. Меня это заинтересовывает и мы идём в заданном направлении. В руках у меня карта центра Мюнхена, видеокамера и пакет с покупками.

                                Выходим на Мариен-плац, который прошлым вечером рекламировала девушка из стриптиз-бара. Реклама того стоила. Мариен-плац, пожалуй, действительно, изюминка Мюнхена. Снимаю общим планом площадь, фотографирую жену на фоне фасадов роскошных домов и цветочных клумб с пальмами. Впитываю в себя баварский дух, витающий над Мариен-плац.   

                                       Мюнхен. Мариенплац…    

                      Жена, кажется, потеряла ориентацию, запамятовала месторасположение пивного ресторана к которому мы держим путь. Приходится спрашивать прохожих, но не все немцы знают английский, мы-же, к сожалению, не владеем немецким. Наконец, одна из приветливых старушенций, понимает, что мы ищем, и указывает дорогу. Поплутав немного по кривым улочкам старого города, мы всё-же вышли к искомому ресторану. Оркестр из нескольких человек с аккордеоном, скрипками, виолончелью и барабанами наигрывает баварские  народные мелодии, а вокруг помоста в центре большого зала, группа весёлых людей с французским флагом, собравшись в хоровод, продолжает отмечать вчерашнее событие. Я — в белых брюках и рубашке с тремя широкими поперечными полосами, цветов французского флага, вполне отвечаю требованиям ритуала. Пока я снимаю на камеру всеобщее веселье, хоровод образует вокруг меня кольцо, к которому присоединяется жена с покупками в большом пакете.      

                        Мюнхен. Празднуем победу Франции на чемпионате мира по футболу…

                        Выходим во внутренний дворик ресторана, садимся за столик, покрытый пластиковой скатертью в красно-белую клетку и заказываем по большой кружке пива. Как переплетаются зигзаги времени. Каких-то шестьдесят пять лет тому назад здесь стучал кружкой об стол бесноватый фюрер, ставший исчадием бед и проклятием русского народа, а сейчас здесь сидели мы и нам было хорошо оттого, что солнце светило над двориком, звучали звуки баварских маршей и французы праздновали свою победу на футбольном поле, а не на поле сражений кровопролитных битв. Мы пили холодное баварское пиво и нам было хорошо от чувства сопричастности с историей…   

                          Германия. Мюнхен. Здесь — в этом пивном баре начинал пивной путч Гитлер…

                          Пиво пенилось густой пеной, стекая по стенкам высокой литровой кружке. Кружка впечатляла. Я хотел было прибрать её к рукам, попросту, скрасть в качестве сувенира, но жена испугалась последствий, предложив просто купить точно такую же в баре. Что, в общем-то, я и сделал, отсчитав двадцать марок барменше. Нет в жене духа авантюризма…

                           Отметив на карте исторического центра города места с пешеходными зонами, мы отправились в прогулку мимо резиденции баварских герцогов Альтер Хоф к площади Макса-Йозефа с вычурными фасадами зданий Национального и Резидентского театров. Говорят, что, не смотря на весьма дорогие цены, сюда очень сложно купить билеты. По Резидент-штрассе выходим  к ещё одним из четырёх ворот старой крепости Мюнхена — Фелдхерн-халле, проходим по Бреннер-штрассе к роскошному дворцу Людвига Фердинанда и дворцу Искусств. Солнечная погода способствует прогулке и, слегка утомлённые, но жаждущие получить в этот день максимум впечатлений, мы отправляемся по Театенер-штрассе, к скверу Мариен-хоф в окружении старинных домов в готическом стиле с фахверковыми колоннами, такими характерными для старых кварталов немецких городов. В полдень нам нужно освободить номера отеля, уложить вещи в багажное отделение автобуса и выехать из Мюнхена.   

                            Пощальное утро в Мюнхене…       

                            По дороге в отель покупаем на развале у маркета недорогие футболки себе и детям, в винном магазине на оставшиеся марки берём бутылку баварского вина и пару бутылок пива, а в лавке сувениров — стаканчик с гербом Мюнхена и видом на один из символов города — Хоф-браухаус. На Шиллер-штрассе — улице, где расположен отель «Astor», служивший нам ночлегом, в одном из баров, выпили по кружке баварского пива, под завязку израсходовав последние марки.    Забрав чемоданы и сумки в отеле и, поблагодарив девушек на «Reception» за буклеты и мятные конфеты, которыми нас угостили на прощанье, мы прошли с вещами  в сторону Ботанического сада, где парковался наш автобус. Я спросил у Коли, чем закончился их вчерашний вечер. Он ответил, что они ушли оттуда почти сразу за мной и никаких приключений с ними в прошлую ночь не случилось.       

                            Вернув Лёше долг в 10 марок, отложенных для этого в отдельный кармашек, спросил успею ли я освежиться в фонтане в десятке метров от автобуса. Июльская жара доканывала меня сильнее, чем тирольские дожди, пот струился по спине и другим, жизненно-важным местам, а рубашка цветов французского флага стала влажной и липкой. Лёша, у которого после вчерашнего чувствовался недостаток сил, сказал, что если не долго — то успею. Захватив в автобусе шорты и майку, снял с себя влажную от пота одежду и, под взглядами отдыхающих на скамеечках педантичных немцев, окунулся в прохладные струи фонтана, подобно беляевскому Ихтиандру. Пожалуй, это стало самым ярким впечатлением о Мюнхене в тот день…            

                            Всё. Покидаем столицу Баварии. Дорога ведёт вдоль современных кварталов города, мимо Олимпийского стадиона с оригинальными вантовыми конструкциями крыши и телевизионной башни с запущенной в небо стрелой; вдоль реки Изар, несущей свои воды в голубой Дунай. Из более-менее крупных городов Баварии на нашем пути, можно отметить  Ландсхут и Регесбург — ухоженные немецкие городки со своим шармом и лицом. Позади остались Альпы, так тронувшие наши сердца кристально-чистыми озёрами, снежными вершинами, прозрачностью воздуха и колоритными лесами. За окном мелькают хмелевые плантации, картофельные поля, сады, виноградники. Над всем, конечно, преобладает хмель — основное сырьё баварского пива. Обедаем припасёнными после завтрака бутербродами, пьём пиво и слушаем музыку, подобранную Катей, с баварским оттенком немецких маршей…                                                         

                            На германо-чешской границе нас прихватывает дождик. Прогулка у здания терминала, пока штампуют наши паспорта с чешской визой. Привычная за время поездки очередь у женского туалета…                 

                            В Прагу въезжаем, когда ночь уже опустилась на город. Дорога порядком утомила. Хочется под душ и в тёплую постель. Покружив по ночной Праге в поисках отеля, наконец, останавливаемся, выносим вещи из автобуса, получаем ключи и бросаем свои уставшие от переезда кости в номерах. Принимаю душ, готовлю скромный ужин на двоих, открываю, оставшиеся от Мюнхена последние две бутылки баварского пива.    

                            (продолжение следует)                                                                                                                                                                     

                            Добавить комментарий

                            Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

                            Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.