Юрий А. Домбровский. Все дороги ведут в Рим.

6.05.96. Подножие Везувия — Помпеи. Неаполь.

            После сытного завтрака, прогулялись с женой в окрестностях отеля «Cavor», поснимали на камеру, не уставая удивляться красоте окружающей природы, отвесными скалами и заливом, на другом берегу которого ясно просматривался Везувий. Сорренто — небольшой город-курорт, с населением около 15 тысяч жителей, полностью работает на туристов. Причём, круглый год. Отдыхают здесь немцы, англичане, финны, поляки… А вот теперь и русские.

                В восемь утра за нами заехал автобус (основная группа ночевала в другом отеле), и мы отправились в Помпеи.

    Помпеи — город на берегу Неаполитанского залива в 20 километрах от Сорренто и примерно столько же от Неаполя, у подножия печально известного вулкана Везувия, который 2000 лет назад похоронил под собой этот, цветущий тогда город. Современные Помпеи, с населением около 25 тысяч, не представляют собой особенный интерес, чего не скажешь о древнем городе Римской империи, погребённом пеплом и лавой. Купив билеты в город руин, мы вместе с нашим русскоязычным гидом Клаудио, отправились на экскурсию.

    С городом случилась беда в 79 году нашей эры, а раскопки начались лишь в XVIII веке. Жуткие картины трагедии, хорошо известные по полотну Брюллова «Последний день Помпеи», заживо погребённые люди, предметы быта и роскоши здесь представлены во всей широте. Расчищенные улицы мёртвого города, его площади и форумы, скульптуры и дворики, сохранившиеся постройки и мощеные дороги — всё вызывало интерес и… большую усталость от увиденного, от палящих лучей солнца. На раскаленных мостовых и дворах, лишённых деревьев и какой-либо растительности, у печей хлебопекарен и винокурен, у мёртвого амфитеатра, когда-то рукоплескавшего лицедеям — не было спасения от жары. В тени термометр зашкаливало за 30-градусной отметкой. Три часа на солнцепёке по улицам мёртвого города — это уже слишком. Чтобы мозги окончательно не расплавились, я раньше других вернулся к автобусу, разделся до плавок  и освежился под струёй холодной воды из шланга рядом с автобусной стоянкой, переоделся в шорты и майку и только тогда пришёл в себя. Вскоре подошла к автобусу и остальная группа, включая жену, которая под зонтиком чувствовала себя более-менее сносно…

                Ещё через полчаса, вместе с тем же гидом Клаудио, который, кроме хромоты страдал еще и одышкой, но дело своё знал хорошо, мы были в Неаполе. Утомлённые солнцем Помпеи, душный Неаполь уже не производил того сильного впечатления, какого мы вправе были от него ожидать. После обзорной экскурсии на автобусе по нижней части Неаполя, во время которой Клаудио обратил наше внимание на шествие, чем-то напоминающее похороны, с цветами, паланкином и духовым оркестром — здесь один раз в году отмечают, таким образом, день святого Януария, чему мы оказались живыми свидетелями, мы прошлись пешком в районе порта, вышли к Неаполитанскому пассажу, где Клаудио, изрядно вспотевший и еще более прихрамывающий, с нами попрощался, сказав нам напоследок, чтобы сумки и пакеты держали покрепче, по краю дороги не ходили и были предельно внимательны, так как в Неаполе много воришек, которые, проезжая мимо на мопеде или мотоцикле, запросто могут выдернуть сумку из рук, и — ищи потом ветра в поле. Обласканные назиданиями гида, с сочным, колоритным рассказом о жителях Неаполя и его окрестностей, мы оказались в незнакомом городе предоставленные самим себе — это четыре часа свободного времени.

    Выгодно обменяв в Национальном банке доллары на лиры, мы вдвоём с женой отправились гулять по улицам Неаполя. Город с населением около трёх миллионов жителей вместе с пригородами, показался нам наиболее грязным из тех городов Италии, в которых уже удалось побывать. На улицах шла бойкая торговля фруктами и рыбой, пирожками и сувенирами. Причём, всё так перемешано, что сразу не можешь понять, чем торгует лавка. Навязчивые, как цыгане неаполитанцы, зазывают, чуть ли не хватая за руки, зайти в лавку, отведать спагетти, пиццу, попробовать местного винца, купить шляпу, кожаную куртку, майку, чёрта лысого… Жена прижимает поближе к груди сумку, как учил Клаудио, я сжимаю в одной руке видеокамеру, другую держу в кармане, где у меня лежит кошелёк с лирами, с опаской поглядывая на мопеды, проносящиеся мимо.

    Побродив с полчаса по нижней части города, выпив фруктовой воды и закусив бананами, мы вдруг, неожиданно для себя, наткнулись на фуникулёр. Купили билеты и поднялись в верхнюю часть города, на холмы, откуда открывается чудная панорама на Неаполитанский залив с вершиной Везувия и нижнюю часть города. Здесь уже совсем другой Неаполь — с чистыми улицами, фешенебельными маркетами, в одном из которых мы купили соломенную шляпку с бантом для жены, а мне — козырёк из плетеной соломки на косынке, которые сразу как-то преобразили наш вид и спасли на время  от палящего солнца. Можно себе представить, какая здесь жара летом, если в начале мая так припекает… Отведали жареной кукурузы, прямо с углей уличной жаровни, пива с фисташками, потом зашли в кафе и плотно пообедали неаполитанскими пирогами с бульоном, белым вином и холодным светлым пивом. Погуляли по старым кварталам верхнего города, посидели в тенистом скверике и спустились на том — же фуникулёре вниз, где на автобусной стоянке уже поджидал автобус. Мы подошли последними. Наши друзья по поездке гуляли по портовой части города, исходив её вдоль и поперёк, в непосредственной близости от стоянки автобуса. Оказывается, никто из всей группы не был в его верхней части, не катался на фуникулёре. Может быть, поэтому, большинству  Неаполь не очень понравился.

                Ужинали в Сорренто, в том отеле, где провела ночь основная группа. Ужин с салатами, сыром, спагетти, мясным блюдом с острой, пощипывающей язык приправой и специфическим  названием, что входило в комплексный обед, плюс вино и соки, взятые уже за личный счёт по желанию – итальянская кухня, итальянский колорит… Пока ужинали, я попросил портье подзарядить батарейки моей камеры, что было весьма кстати и вовремя сделано.

                Покончив с ужином, в десять часов вечера, мы взяли курс на Равенну, в сторону карликового государства Сан-Марино. Ночной переезд от Сорренто до Равенны — города на берегу Адриатики, с расстоянием в 548 километров, как нам подсказывала карта, был вторым ночным переездом после Брестской таможни, когда нам пришлось спать не в отеле. Но мы знали маршрут заранее и были готовы к броску через Апеннины, настраивая себя на встречу с Сан-Марино.

        7.05.96. Сан-Марино. Возвращение в Лидо-ди-Езоло.

                Проснулся я в половине шестого от щебета птиц и утренней прохлады. Шёл десятый день путешествия. Автобус стоял на небольшой площадке, где уже были припаркованы несколько других автобусов. Вокруг все спали, утомлённые долгой ночной дорогой. Жена, накрывшись курткой, тоже спала. Двери автобуса были открыты и я осторожно, чтобы никого не разбудить, вышел на улицу. Прохладно. Город, совершенно безлюдный, спал. С видеокамерой на шее, я пошёл по направлению к почте. На стеклянной двери, закрытой на замок, увидел герб и надпись «San-Marino».

                  Мы оказались в Сан-Марино — государстве-анклаве, на северо-востоке Италии в 13 километрах от Адриатического моря. В государстве, имеющем свою валюту, правительство, армию и все необходимые атрибуты государственности, с населением в 20 тысяч человек — парламентской республике, одной из древнейших в мире, основанной еще в IV веке. Ну и, чтобы закончить с цифрами и небольшим экскурсом в историю этой маленькой страны, скажу, что Сан-Марино расположено у подножий Тоскано-Эмилианских Апеннин, на  склонах возвышенности Титано, верхняя точка которой 738 метров над уровнем моря, раскинувшись на трёх холмах, отражённых в национальном гербе. Климат и растительность здесь субтропические. А основными статьями доходов страны являются туризм (свыше двух миллионов туристов в год), выпуск почтовых марок и монет для нумизматов… Тем временем стали просыпаться и другие. Проснулась жена, слегка озябнув, после вчерашних солнечных ванн Неаполя и Помпей. Уже прогуливались под ручку Цицуры, прислушиваясь к пению птиц и шелесту листвы деревьев, которые и составили нам компанию для знакомства с Сан-Марино.

      Первым делом мы зашли в небольшое кафе. В половине седьмого утра оно уже работало, а, может быть, и не закрывалось на ночь вовсе. Откушали кофе-капуччино со свежими, только что испечёнными булочками, выпили по рюмке аперитива. Здесь же купили сувенирные монеты с видовыми открытками и пошли дальше.

      Город просыпался. Появились первые мусороуборочные машины, нарушающие утреннюю тишину, первые прохожие. К десяти часам открылись магазины, кафе, рестораны и прочие заведения туристического бизнеса. К этому времени мы уже успели побывать на всех трёх холмах Сан-Марино, соединённых извилистыми, мощеными дорогами с крутыми подъёмами и спусками. Полюбовались потрясающим видом с  отвесными кручами и пропастями со смотровых площадок. На одной из таких площадок угостились в кафе клубникой со сливками, выпили по бокалу вина, наслаждаясь свежестью воздуха и внутренним спокойствием. Прикупили фотоплёнку и кое-какие сувениры с местной символикой. В ювелирной лавке — серебряные серьги и перстень, а также по цепочке из трёхцветного золота, входящие нынче в моду. В галантереи приобрели для жены кожаную сумку — кожа и серебро в Сан-Марино считаются самыми недорогими в Европе. Затем пошли по направлению к стоянке автобусов, по пути общаясь с соотечественниками, которых здесь оказалось совсем не мало, живущими и работающими здесь уже по несколько лет. Недалеко от стоянки, в кафе с рыцарями в средневековых доспехах, отдохнули перед дорогой с чашечкой кофе, булочками с начинкой и мороженым, отдавая тем самым последнюю дань Сан-Марино.

                  В час дня, как не жаль было расставаться с еще одним райским уголком старушки-Европы, спустились с холмов в долину и, минуя указатель на Римини, повернули на север по направлению к Болонье.

      Виноградники, крестьянские постройки, деревеньки из десятка домиков, словно сошедших с полотен художников прошлого века и снова виноградники, которым здесь не видно конца, сопутствовали нам всю дорогу. Болонью, Феррару, Падову проскочили транзитом по касательной и в семь часов вечера были уже в отеле «Эден», что в Лидо-ди-Езоло, с которого началось наше путешествие по Италии. Поужинав, отправились по магазинам. Кожа здесь сравнительно недорогая. Купили осенние кожаные куртки Татьяне, двум Сергеям, а мне зимнюю куртку из нубука с меховым воротом. Занесли покупки в номера и, прихватив полотенца, плавки и  купальники, пошли на пляж в ста метрах от отеля. Полный штиль и море в лучах заходящего солнца. Что может быть лучше? Вода стала заметно теплее, чем неделю назад, когда купался только я один. Теперь купались все. После пляжа вернулись в отель, переоделись, выпили вина и пошли гулять по вечернему городу. 

      Последний вечер в Лидо-ди-Езоло. Ещё работали некоторые магазины. Уже открывались двери кафе, ночных ресторанов, многочисленные закусочные, в уютной обстановке которых за кружкой пива или бокалом вина, у экранов больших телевизоров сидели итальянцы, живо и темпераментно болевшие за свои футбольные команды — проходил очередной тур за звание скудетто. В продуктовом маркете накупили сладких гостинцев детям, а себе — несколько сувенирных бутылок вина, среди которых бутыль красного вина оригинальной формы и ёмкостью в пять литров, которая произвела на меня особое впечатление. Заключительным аккордом вечера, стал небольшой ужин в кафе, за столиком на улице, где в непринуждённой обстановке за разговором, как настоящие итальянцы, мы потягивали пиво, закусывали, только что приготовленной пиццей и смотрели краем глаза на экран телевизора, где всё еще шёл футбол.

                   Если бы не длинный завтрашний переезд в обратном направлении через северо-восток Италии, Словению и Венгрию в Будапешт, могло бы показаться, что мы просто отдыхаем на курорте Адриатики, получая от отдыха все удовольствия… Хорошо бы приехать сюда как-нибудь на недельку-другую и отдохнуть именно так…

      8.05.96. Снова Словения и Венгрия…

                  После прощального завтрака в уютном, ставшим  уже своим ресторане отеля, на оставшуюся итальянскую мелочь, купили открытки, выпили по фужеру сухого вина и, удобно расположившись на своих местах в салоне подъехавшего к отелю автобуса, отправились на северо-восток в сторону итало-словенской границы. Обратная дорога уже не несла элементов новизны, поэтому виноградники, акведуки, редкие деревеньки и городки уже не привлекали столь пристального внимания. Транзитом проехали Си-Дону, Портокрузедро и остановились на терминале небольшого пограничного городка Мицаны, где в течение десяти минут нам проставили штампы в паспортах прямо в автобусе и мы покатили дальше, вдоль южных склонов Альп, по словенской земле. Война, что прошла в Югославии, Словении не коснулась. Ухоженные словенские городки Постойна, Идрия, милые деревеньки с домиками, крытыми черепицей и соломой, цветущие сады и удивительные тишина и размеренность жизни, настраивали на лирический лад. Проехали, не останавливаясь, Любляну, Марибор — наиболее крупные словенские города и уже — Венгрия.

      Вдоль берега Балатона ехали в сумерках, в столицу Венгрии въехали ночью. Из динамиков над головами лилась спокойная музыка, располагающая ко сну, Дунай плавно нёс свои воды к Чёрному морю, а мы приближались к месту своей ночёвки, уставшие после долгого переезда, но вполне счастливые. Часов в одиннадцать вечера были уже в отеле «Солнечный свет», знакомому по дороге в Италию.

      Ужин. Сон. Накопление сил и терпения для долгого и неудобного переезда из Будапешта в Москву, составляющего 34 часа…

           9.05.96. Снова Венгрия, Словакия и кусочек Чехии.

                  Ранний завтрак в отеле, прогулка в его окрестностях  и выезд с возвышенной части города Буды через Дунай в Пешт, где, к нашему удивлению, ничего не напоминало о празднике Победы над фашисткой Германией. После распада системы социалистического содружества, страны Восточной Европы резко сменили курс и шкалу идеологических ценностей и, насколько рьяно отмечая раньше общие со старшим братом праздники, настолько сейчас их игнорируя, снося памятники советским  воинам-освободителям и переименовывая всё, что связывало с коммунистическим прошлым. Наверное, это как-то можно объяснить, но переписывать страницы истории в угоду политических амбиций некоторых лидеров, кажется мне не совсем благородным занятием. Но это к слову… А так, наша сопровождающая поздравила всех с днём Победы, а одному из туристов группы — ветерану Великой Отечественной войны — вручили памятный подарок и бутылку водки от лица фирмы и благодарных попутчиков. Совершив «почётный круг» по равнинному Пешту, покинули венгерскую столицу и направились  в северном направлении через Дунайкеши, Вац, к словацкой границе с таможней в Зволине.

      Границы стран Восточной Европы прозрачны не так как в Европе Западной, но проблем с их пересечением у нас до этого не возникало. Остановка на терминале, штампы в паспорта и — свободны, а вот на словацко-польской границе возникли проблемы. Польские таможенники, очевидно в знак нашего национального праздника — дня Победы, решили над нами немного поизмываться и создать нам определённые неудобства. Они отказали в транзите через Польшу, ссылаясь на то, что  у нас, якобы неправильно оформлены документы на автобус. Промаявшись около трёх часов у терминала, рядом с приграничным словацким городком Трстена, где вволю попили местного винца и пива, автобус повернул назад. Перед нами открылась этакая перспектива фантома, блуждающего по Европе автобуса. Русских туристов трудно чем-либо запугать. Во всяком случае, внешнего беспокойства не наблюдалось. С шутками и смехом, порой переходящим в нервный, мы высказывалисамые смелые предположения на счёт возможного возвращения на Родину. Наиболее реалистичными были две: первая — ехать через Чоп, Ужгородской области самостийной Украины; вторая проехать через Польшу, но уже со стороны чешско-польской границы. Что в итоге и произошло… Повернув на запад, мы транзитом проскочили городки Жилина и Чадца, прослеживая свой путь по географическому атласу, пересекли прозрачную границу между Словакией и Чехией, миновали чешский Тршинец и уже в кромешной тьме прошли чешско-польский терминал в Чески-Тешине. Впрочем, основная группа туристов этого уже не видела, т.к. к этому времени, утомлённая долгой дорогой и словацкими горячительными напитками, мирно спала, наблюдая во сне необъятные просторы России. Так, совершенно не запланировано, хоть и краешком, мы зацепили еще одну страну — Чехию, в таком длинном, но крайне интересном и познавательном туре. А кусочек ночной Чехии остался запечатлённым моей памятью и бесстрастным объективом видеокамеры.

          10.05.96. Тринадцатый день. Возвращение домой.

                  Ночь транзитом по Польше, неожиданно ставшей для нас негостеприимной, благодаря стараниям таможенников.  Но об этом вчерашнем приключении уже почти никто не вспоминал. Хотелось домой. Сбросить с себя пыль дорог, стряхнуть усталость ночного переезда, расслабиться в тёплой ванне с пеной и лечь в домашнюю постель, самую уютную и мягкую во всём этом мире.

                  Автобус — вполне удобный вид транспорта и, тем не менее, самый непредсказуемый, поскольку в дороге случается всякое. Кто мог предположить, что мы так надолго застрянем на словацко-польской границе, что водители автобуса не смогут найти нужных слов для польских таможенников, что «коса найдёт на камень». Может быть, полякам есть, за что не любить русских, может, они сводили личные счёты с кем-то, кто не имел к нам никакого отношения. Не знаю и не хочу об этом думать. Задержки в пути могут быть не только при прохождении границы. Могут случиться автомобильные заторы, пробки… Не нужно сосредоточивать на этом внимание. Не нужно нервничать. Все отрицательные моменты долгого путешествия скоро забудутся, останутся в памяти зелёные холмы Буды, тихая, сонная Любляна, Венеция, пахнущая морем и водорослями, роскошная Флоренция и, потрясающий по своему величию, древний Рим.

                  Картинки путешествия плавно проплывают перед глазами и я проваливаюсь в сон. Под шелест шин автобуса в ночном переезде по Польше снятся мне голубое небо Неаполя с шапкой Везувия в дымке, пурпурные с золотом фрески Помпей и ласковое, тёплое Тирренское море с едва различимым в лунном свете островом Капри, где так любили отдыхать, гонимые царским самодержавием, русские революционеры. И парусник, с белыми, как снег парусами, манящий в неведомые дали, туда, где небо сливается с морем…

                  Рано утром мы уже на польско-белорусской границе, где местные таможенники не стали напрягать нас выносом  вещей из автобуса, а только провели через турникет паспортного контроля. Начиналась Белоруссия, такая родная и узнаваемая своей неухоженностью и дорогами — так близкая менталитету русского человека, с берёзками, кустами и соснами; неубранным валежником и буреломом в лесочках вдоль трассы; объездами, постоянно ремонтируемой дороги и покосившимися избушками деревень.

                  Равнина здесь чередуется с небольшими возвышенностями и низменными пространствами, заболоченными трясинами и небольшими озёрами. Утренний туман стелется над монотонно-зелёными полями с вклинившимися в них островками леса. А зверьё, что водится в этих лесах, белорусы напечатали на своих деньгах: от зайцев и лисиц до лосей и зубров.   

      Смотрю в окно и думаю о вечном. Сон сковывает веки и я погружаюсь в дрему, чтобы снова увидеть вечный город.  Наверное, не все дороги ведут в Рим. Есть дороги и в других направлениях. Одна из них, по которой мы возвращаемся, ведёт к стольному городу России… В восемь часов вечера  — мы в Москве, где нас уже заждались встречающие, не подозревающие о наших ночных злоключениях на подступах к отечеству.

                  Так завершилась тринадцатидневная эпопея, которая необыкновенно расширила кругозор, подарила массу впечатлений, сделала богаче духовно и значительно терпимее физически. Осталось только всё это переварить в себе, чтобы потом поделиться эмоциями со своими друзьями и близкими…

      (Москва — Краков — Будапешт — Любляна — Лидо-ди-Езоло -Венеция — Флоренция — Рим — Ватикан — Сорренто — Помпеи – Неаполь — Сан-Марино — Москва, апрель — май, 1996 год. Новая редакция — Москва, апрель, 1999 года.

      2 Comments on “Юрий А. Домбровский. Все дороги ведут в Рим.”

      1. Ничего не понимаю, текстовая часть сильно сокращена, а фотографий, которых было представлено не меньше двух десятков — тех же Помпеи, Неаполя, Соренто, Сан Марино вообще нет, не считая одного снимка холма Сан Марино… К чему я отправлял весь этот сочный материал?

      Добавить комментарий

      Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

      Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.