Юрий А. Домбровский. Все дороги ведут в Рим (часть вторая)

2.05.96. Венеция — жемчужина Италии.

            Расстояние от Лидо-ди-Езоло до Венеции где-то около двадцати километров. Сперва на автобусе по песчаной косе до пристани, затем на боте по Венецианскому заливу в центр мирового туризма — Венецию. Бот — катер средних размеров, вмещающий группу из 65 человек, за сорок минут  доставил к причалу Святого Марко, где русскоговорящая гид уже поджидала нас, чтобы не дать группе утонуть в каналах переполненных до краёв чувств и эмоций. По набережной прошлись вдоль лагуны к площади Святого Марка, окружённой зданиями Старых и Новых Прокураций, напротив которых возвышается собор Святого Марка. А завершают архитектурный ансамбль площади Колокольня и Часовая башня, на крыше которой — скульптурная группа: два «мавра» настойчиво ударяют по колоколу молотами.

    Венеция. Площадь СанМарко

                Экскурсовод, миловидная итальянка неопределённого возраста, бойко рассказывала об истории Венеции — одном из самых красивых и необычайных городов мира. О том, что острова лагуны были заселены рыбаками ещё в эпоху Римской империи, но только в начале средневековья Венеция достигла расцвета и значительного политического влияния, приобщившись к византийским владениям. После того, как герцог (по-венециански — дож), стоявший во главе местной аристократии, добился независимости от Восточной империи, началась славная вековая история господства Венеции на море и широкая торговля с Востоком. Богатство, накопленное благодаря предпринимательским способностям купцов города (среди которых был и Марко Поло), позволило начать строительство элегантных дворцов и многочисленных церквей и монастырей.

                Мне надоело слушать, и я отошёл в сторону, чтобы снять на видеокамеру круговую панораму площади, гудящую многоголосьем туристов со всего мира и покормить голубей, которых здесь великое множество. Голуби совсем ручные, клюют хлебные крошки прямо с рук и совершенно не боятся людей. Особенно их много на Пьяцетте, небольшой площади, соединяющей мол с Пьяцца Святого Марка. В средние века здесь располагался рыбный рынок, и приводились в исполнение смертные казни. Две огромные монолитные колонны из красного гранита возвышаются над пьяцеттой: на одной установлена статуя Святого Теодора, одного из покровителей города, а на другой — очень древняя статуя крылатого льва — символа Святого Марка. Стоя спиной к лагуне, снял панораму от начинающейся слева Сансовиновой Библиотеки, названной так в честь архитектора Сансовино, в которой размещаются сейчас Национальная библиотека Святого Марка и богатейший Археологический музей греческой и римской скульптуры до возвышающегося справа от меня Палаццо Дукале, известного более, как Дворец Дожей.

    Как не скучно читать описание  архитектурных сооружений, не могу не упомянуть, хотя бы немного, этот дворец. Удивительного изящества и лёгкости со стрельчатой арочной галереей и с ажурной лоджией над ней, здание, облицованное по верхнему этажу мрамором белого и розового оттенка, было построено в IX веке и являлось местом резиденции венецианских дожей. Остаётся только сожалеть, что из-за дефицита времени, не удалось войти вовнутрь этого дворца, чтобы полюбоваться его прекрасными салонами с оригинальным оформлением, мебелью, фресками, картинами и скульптурами.

                Из всего архитектурного ансамбля  мы посетили лишь собор Св. Марка, возведённый ещё в IX веке по случаю того, что из Александрии в Венецию были перевезены мощи Св. Марка. Собор совмещает в себе элементы различных стилей и эпох. Здесь можно увидеть  византийскую позолоту и готические шпили, романские порталы и мусульманские купола. Снимаю на видео фасад, украшенный большими арками в два яруса, позолоченных медных коней на крыше входа в собор, которых привёз в Венецию из Константинополя  дож Энрике Дандоло ещё в начале XIII века.

                Гид рассказывает воодушевлённо, эмоционально жестикулируя руками, что свойственно темпераментным итальянцам. Пройдя через центральный портал и оказавшись в преддверии, она обращает наше внимание на своды и арки, украшенные мозаикой с библейскими сюжетами. Интерьер собора в форме креста отделан мозаиками с эпизодами из жизни Христа и Святого Марка. В соборе очень душно. В людском муравейнике бьёт фонтаном людская речь: японская и французская, английская и немецкая, итальянская и испанская. Много здесь и русских. Можно было бы пройти в Баптистерий с купелью, расположенный в правом нефе собора или подняться в музей Св. Марка и на крышу-террассу с конями, но нужно отстоять в длинной очереди, а времени у нас не так уж много…

                Покинув площадь Святого Марка, отправились в пешую прогулку по скромным узким улочкам, безмолвным каналам, маленьким, но шумным рынкам, лавкам и многочисленным мостикам. Описать Венецию в коротких путевых заметках очень сложно. Это нужно видеть. Снимаю на видео эту красоту, созданную руками человека, не уставая восхищаться мастерству человеческому.

      Венеция. На мостике

      Собственно, Венеция состоит из двух частей: исторического центра, расположенного на 118 островах Венецианской лагуны и разделённых 150 каналами и протоками, через которые переброшено около 400 мостов, и промышленно-торговой частью, расположенной на материке. Естественно, для нас наибольший интерес представляет первая, островная часть города, с её неподражаемым ритмом жизни, полных спокойствия венецианцев, не спешащим по каналам (риям) гондолам с зазывными криками гондольеров и шумных групп туристов, заполонивших узкие улочки и крошечные площади с элегантными кафе и театрами масок. Создаётся впечатление, что вода повсюду. На самом же деле, здания и церкви построены на многочисленных островках, укреплённых тысячами свай, вбитых в землю. А каналы равноценны нашим городским улицам. Любуемся горбатыми мостиками, увитыми виноградными лозами стенами домов и плавно скользящими по спокойной воде гондолами. Кажется, что после Венеции, ничто не сможет уже удивить.

      Наконец, гид с нами прощается, и мы остаёмся предоставленными сами себе. Отправляемся в свободное плавание по каналам и улочкам итальянской жемчужины.

                  Первым делом — обед и небольшой отдых, чтобы дать возможность поделиться впечатлениями и наметить план на оставшееся время. На небольшой площади, вылившейся из перекрещений нескольких кривых улочек, зашли в маленький ресторанчик рыбных деликатесов. Заказывали мы с Татьяной, как знающие английский язык, несколько лучше, чем другие члены нашей импровизированной группы, состоящей из тех же трёх семейных пар, что неразлучной связкой следовали по городам и странам уже пятый день кряду. Ирина с Надеждой и два Сергея, к этому времени изрядно подуставшие, положились на наш вкус, заняв места за столиком на улице в тени навеса. Из даров моря решили попробовать всего понемногу из того, что предлагало меню. От креветок и мидий до жареной рыбы и омаров, украшенных овощами и зеленью, с массой ещё каких-то прибамбасов, названий которых в русском языке просто не существует. Из напитков предпочли белое вино и по большому бокалу холодного пива. Хозяин ресторанчика обслуживал лично сам, оказывая особые знаки внимания Татьяне, которая  ему явно понравилась. Наконец, когда с деликатесами и пивом было покончено, нам подали счёт в 270 тысяч лир.

                  — Ничего себе — возмутился Цицура, который был самым старшим в нашей компании и, наверное, знал толк в ценах на деликатесы, — это же грабёж.

                  —  А сколько это в долларах?- спросила Надежда.

                  Сергей, который помладше, с задатками хорошего бухгалтера, мгновенно подсчитал:

                  — Около 40 долларов на человека.

                  — Ничего себе, — снова возмутился Сергей, который постарше, — за сорок долларов в Москве я бы…

                  — Ты, наверное, давно уже не был в московских  кафе и ресторанах. Там цены ничуть не меньше этих, а то и больше, — осадила его Татьяна, которая, судя по всему, только в ресторанах и питалась.

                  — Да я даже совсем не наелся, — не мог успокоиться наш друг, — что мы тут ели?

                  Посовещавшись немного, решили, что «гулять, так гулять», — и заказали официанту, который терпеливо стоял рядом со столиком и мило улыбался, ещё три порции спагетти для мужчин и всем по бокалу белого вина. Хозяин ресторанчика, наблюдавший за нами из-за стойки бара, подозвал Татьяну и намекнул, что мы можем не платить совсем, если она пройдёт с ним немного развлечься…

                  Расплатившись, мы ещё долго подтрунивали над Татьяной, что могла бы ради друзей и согласиться. На что она совсем не обижалась — ей даже льстило, что венецианец оказал ей знаки внимания и выделил её из остальных…

                  По узким, кривым улочкам вернулись к Пьяцетте, где я сторговался с гондольером на часовую прогулку за 80 долларов по каналам и протокам Венеции.

                  — Ничего себе! — снова возмутился Цицура, когда я сообщил цену, — не нужна мне эта гондола.

                  — Сергей, 80 долларов на шесть человек — это ведь только 13 долларов на человека, — пытался я, как мог его успокоить.

                  — Ах, вот так вот! Ну, тогда ладно, — неожиданно легко согласился наш экономный друг.

                  Отчалив от мола Пьяцетты, гондола вышла в лагуну у Дворца Дожей и, обогнув его справа, вошла в канал под Мостик Вздохов, соединяющий дворец со средневековой тюрьмой Приджони. Мостиком Вздохов он называется не потому, что, глядя на него, вздыхали романтические горожане и влюблённые, а потому, что осуждённые во Дворце Дожей, где совершалось правосудие, проходя по этому мосту, могли в последний раз взглянуть через зарешётчатые окна на лагуну и небо и печально вздохнуть об утраченной жизни. Тюрьма Приджони известна ещё и тем, что единственным узником, сумевшим бежать из её стен, был небезызвестный Казанова.

                  Про Венецию можно рассказывать бесконечно долго и всё равно этого будет мало… По узким канальчикам, где с трудом могут разойтись две гондолы, в тишине, нарушаемой только редкими возгласами гондольеров в соломенных шляпах с красными лентами и длинными шестами в руках, мы впитывали в себя дух старушки-Венеции, дух облезлых, но от этого только подчёркивающих красоту и возраст зданий с горшками цветов на подоконниках открытых окон. Проплыли мимо дома Марко Поло, известного всему миру знаменитого путешественника. Всюду приветливые лица и добрые улыбки людей, наслаждающихся спокойствием и умиротворением старого города. Аура благодушия и утончённости зависала над головами, проникая в отдалённые уголки сердца. Здесь, должно быть, хорошо складываются стихи и серенады под аккомпанемент лютни, мандолины или гитары, а для выражения чувств к возлюбленной трудно сыскать более подходящего места…

                  Вернувшись после часовой прогулки к молу Пьяцетта, откуда начиналась импровизированная экскурсия, мы разошлись по парам в разные стороны, чтобы проникнуться в полной мере жемчужиной Адриатики, а вечером, собравшись вместе, поделиться впечатлениями. До шести вечера мы вдвоём бродили по улочкам, магазинам, крошечным музеям посуды, масок, кукол. Заходили в кафе выпить недорогого, прохладного вина, съесть порцию-другую мороженого или посидеть за чашечкой кофе. Фотографировались, снимали на видеокамеру потрясающие уголки города до тех пор, пока не подсели батарейки. В лавке сувениров купили венецианскую карнавальную маску, а на уличном лотке — солнцезащитные тёмные очки.

                  В шесть часов вечера на берегу Венецианского залива нас уже поджидал бот, чтобы доставить обратно в Лидо-ди-Езоло. Провожал нас дождь, словно сожалея о том, что мы покидаем Венецию, называемую ещё «обручённая с морем».

                  Было удивительно хорошо и … немножко грустно…

                  Душ в номере, ужин в ресторане и вечерняя прогулка по бесконечно длинной улице города-курорта, где в это позднее время открыты двери баров, кафе, ресторанов, пабов и многочисленных ночных заведений. Выпили белого вина с пирожными и уставшие, «без ног» вернулись в ставший за эти два дня родным номер отеля «Эден».

                    3.05.96. Флоренция — колыбель Ренессанса.

                  Ранний завтрак в отеле и уже в восемь утра отъезд во Флоренцию. Расстояние от Венеции до Флоренции около 250 километров. Транзитом через Болонью, родину болоньевых плащей и курток, через Апеннины с целой вереницей мостов и тоннелей с указателями их протяжённости. Горные туманы и массивы лиственных лесов на склонах. Перевал с крутыми  подъёмами-спусками и к полудню мы уже спустились с гор в равнину, оказавшись во Флоренции.

        Флоренция. Вид со смотровой площади

                    «Глядя на мир — не устаёшь удивляться!» — изрёк ещё в прошлом веке Козьма Прутков. Казалось, что после Венеции уже ничто не сможет удивить. Подишь, ты! Панорама на Флоренцию со смотровой площадки, на которой сделали первую остановку, ошеломила, восхитила, поразила… Река Арно, делящая город на две половины и соединяющая их множеством потрясающих мостов с возвышающимися над городом куполами Домского собора и собора Санта Мария дель Фьёре, шпилем башен Палаццо Веккио и Санта Кроче… Когда-то всё это я изучал по истории искусств и архитектуре, не предполагая, что когда-нибудь всё  увижу своими глазами.

                    Флоренция, находящаяся в центре Италии, в средние века была культурной столицей страны, «новыми Афинами Италии, колыбелью Ренессанса». Город Данте Алигьери, автора бессмертной «Божественной комедии», Джотто — зачинателя нового течения в живописи, Арнольфо Камбио — архитектора  Кафедрального собора и Палаццо Веккио. Это было начало эпохи Возрождения — XIII век. А XIV век дал миру Боккачио и его «Декамерон», литературу Лоренцо и Полициано, живопись  Боттичелли и Липпи, архитектуру  Брунеллески и скульптуру Донателло. При изысканном дворе Медичи творили великие Микеланджело Буанаротти и Леонардо да Винчи… Впрочем, культурной столицей Италии Флоренция является и сейчас, представляя туристам всего мира изящный образ города искусств в высшей степени её совершенства. Город с населением около полумиллиона жителей — столица провинции Тоскана. Университет, датой основания которого считается 1321 год — один из старейших в мире. А Баптистерий Святого Иоанна Крестителя сооружён ещё в V веке. Восьмидесяти пятиметровая колокольня Джотто гордо возвышается над городом, с высоты которой видны крыши Консерватории и Академии художеств, Кафедральный собор и Палаццо Веккио…

                    Экскурсовод, милая женщина средних лет, в плаще и резиновых сапогах, будто только что вернувшаяся с дачи, рассказывает с мягким итальянским акцентом о любви Данте к Беатриче, показывает церковь, где они венчались и подводит к дому с мемориальной доской, на которой указано, что здесь жил знаменитый поэт. По узким, шириной не более полутора метров улочкам, проводит к Домскому собору, который громадой нависает над нами и не позволяет схватить его в объектив целиком. В соборе Санта Кроче мы видим фрески, выполненные рукой Джотто, и поражаемся деревянным стропилам перекрытий, которым уже семьсот с лишним лет. Вдоль стен большого зала собора установлены многочисленные надгробия выдающихся людей Италии. Здесь покоится прах Микеланджело и Макьявелли, Галилео Галилея и  Джордано Бруно… Здесь же, на стене показана отметка уровня воды, во время страшного наводнения 1966 года, когда, вышедшая из берегов река Арно, сметала всё на своём пути…

          Фонтан во Флоренции

                      На площади Синьории, у старого дворца Палаццо Веккио, где сжигали на кострах еретиков,  видим известные скульптуры Челлини «Персей», микеланджеловского Давида и фонтан Амманнати, в середине которого находится статуя  Нептуна, окружённая наядами, тритонами и морскими конями. Слева от фонтана возвышается конная статуя Козимо Медичи, работы Джамболоньи. Снимаю всё на плёнку видеокамеры, беспокоясь о том, что садятся батарейки.                                  Сам дворец закрыт на реставрацию, и мы можем видеть только фасад  в виде замка с высокой сторожевой башней и зубчатыми стенами, в арках которого установлены гербы знатных людей города. Затем через узкие улочки торговых рядов, где полно магазинов с сувенирами, ювелирными изделиями, кожей, одежды и обуви, где нам показывают бронзового кабана с отполированным тысячами рук туристов носом (по приметам, если коснуться рукой носа кабана — обязательно вернёшься сюда ещё раз), выходим к набережной Арно. Здесь гид с нами прощается и у нас остаётся ещё два часа свободного времени. Ноги приводят нас к знаменитому мосту Понте Веккьо, из названия которого следует, что это самый древний мост во Флоренции — Вечный. По свидетельству документов, на этом месте существовал ещё в X веке деревянный мост, который служил переправой для этрусков. В XIII веке был построен уже каменный мост, а ещё через некоторое время  на мосту были отстроены торговые лавки, в которых сперва размещались мясники, а потом переданы ювелирам. В центре моста стоит бюст Челлини на фоне моста Святой Троицы. Мост закрыт для автомобильного движения и представляет собой оазис покоя среди оживлённых античных улочек. Золото и бриллианты мы покупать здесь не стали, а купили мороженое в вафельных рожках и сфотографировались на память на фоне коридора Вазари, соединяющего, известные всему миру картинные галереи Уффици и Питти. Остаётся только очень сожалеть, что из-за дефицита времени не удалось зайти в эти уникальные галереи, хранящие бесценные шедевры и знаменитейшие коллекции произведений искусств, такие как  «Весна» и «Рождение Венеры» Боттичелли; «Благовещение» Леонардо да Винчи; «Мадонна с щеглёнком» Рафаэля Санти; «Святое семейство» Микеланджело. Здесь можно увидеть работы Тициана и Джотто, Караваджо и Рубенса, Ван Дейка и Джорджоне, Дюрера и Гойи…

                      Не стану больше утомлять перечислением имён, улиц, дворцов, мостов и соборов — об этом можно узнать из других источников. Скажу одно: это нужно видеть, пощупать руками, подышать этим воздухом. И, конечно, тех четырёх часов, что были отпущены нам для знакомства с городом, было ничтожно мало для соприкосновения с вечностью. Не хочется пафоса, но этот город-музей, действительно, духовно очищает и возвышает…

                      Прогулки по городу, по лавкам и миниатюрным музеям костюмов, посуды и статуэток, салонам живописи и рисунка, где можно купить понравившиеся экспонаты. Время поджимает. Двигаемся в направлении к автобусной стоянки, где стоит наш автобус. По пути заходим в небольшое кафе, проглатываем пиццу и припасённые с утра бутерброды, запиваем розовым вином и спешим к автобусу. Сумбурная, но крайне познавательная экскурсия подходит к концу. Кто-то, не помню, сказал: «Ничто не повышает наш кругозор так, как путешествие». К Флоренции эта реплика подходит, как нельзя лучше…

                      В половине шестого выезжаем в Рим. Впечатления о «колыбели Ренессанса» — Флоренции захлёстывают чувства какой-то неудовлетворённости в том, что увидели мало. Сюда нужно обязательно вернуться ещё раз, чтобы в полной мере насладиться застывшей музыкой времён, прикоснуться к прекрасному и духовно возвыситься. Как чисты и открыты должны быть жители этого города, которые каждый день дышат этим воздухом…

                      Время в пути от Флоренции до Рима, с расстоянием в 277  километров прошло незаметно. Отмечая на большой, как простыня карте Италии свой маршрут, транзитом проехали города Фабро, Орвието, Саттебарни и около одиннадцати вечера въехали в Вечный город, где остановились  в отеле с красноречивым названием «Tempo di Pallade» — «Времена Паллады» — богини войны, на улице Виа Джиолитти, недалеко от станций метро Манцони и Витторио Эмануэлла, что около пятнадцати минут ходьбы от Колизея. Из окна номера видны, красиво подсвеченные стены древнего Рима. Увы, но на ночную прогулку уже нет сил…

          (продолжение следует)

          Добавить комментарий

          Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

          Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.