Егор Козлов. Бесконечная новогодняя елка

От редакции «Литературного коллайдера»: мы продолжаем тематику русских сказок. На очереди талантливый русский писатель Егор Козлов. Живет он в Туле, пока не слишком известен читающей публике. Тем не менее, именно из таких авторов вырастают продолжатели традиций Носова, Волкова и других прекрасных сказочников. Итак, дорогие читатели, встречайте новое имя!

Он мечтал путешествовать, сколько себя помнил. С тех пор, как впервые проснулся – посреди большой изумрудной поляны. Иголки, зелёные и немного колючие, стали его первым воспоминанием. Взмахнув крыльями, он сделал пару неловких шагов, и бескрайний зелёный ковёр приятно защекотал его лапки.

— Эй, Филинёнок, смотри, не провались между ветвей! – услышал он голос за спиной и обернулся.

Там, в свете жёлто-синих огней, в центре круглого гнёздышка восседала большая мудрая Сова. Поначалу он было подумал, что похож на неё как две капли воды. Осторожно, послушав её совета, малыш перешагнул с одной ветки на другую и оказался рядом с ярким стеклянным шаром, едва превышавшим по размерам его самого. Тогда-то он и увидел впервые своё собственное отражение.

    Маленькая птичка смотрела на него из глубин зазеркального мира. Острый клюв, глаза-блюдца и серебряные перышки показались ему весьма занятными. С такими и на край света было не страшно отправиться! Об этом он тут же сообщил знакомой Сове.

    — Зачем куда-то отправляться, когда у нас и тут хорошо? Смотри, сколько шариков! Другим ярусам нашей ёлки и не снилось!

    — Ярусам? – Филинёнок с удивлением повторил незнакомое слово. – А сколько их всего?

    — Много, — задумчиво ответила Сова и постаралась перевести разговор на другую тему.

    Но как она ни пыталась, а новорождённый малыш никак не мог выбросить из головы свою идею. Путешествовать! Вот чего он хотел: увидеть мир, целиком и полностью. Побывать там, куда не ступала нога Филинёнка, — и посмотреть, как живут другие его обитатели.

    А какие они вообще?..

    Каждый свой день он начинал с вопросов, каждый вечер заканчивался их новой порцией. Пожилая птица, следившая за воспитанием малыша, уже не могла справиться с головной болью – настолько она уставала отвечать любопытному сорванцу. И всё же больше всего на свете мудрая Сова боялась… отпускать Филинёнка. Но, помня себя в свои ранние годы, она понимала, что не сможет удержать его на месте. Филинёнок был молод – а молодость нельзя запереть в клетке, как самодостаточного попугая. Молодость тянула его к новым рубежам. И однажды Сове пришлось принять неизбежное.

    — Ты всё протёр? – спросила она у малыша, в обязанности которого входило следить за чистотой стеклянных ёлочных шариков.

    — Даже помыл.

    Сова с сомнением осмотрела игрушки, свисавшие с колючих веток. Те служили им своего рода потолком, отделявшим их этаж от того, что повыше.

    — Ты всё помыл?

    — Даже протёр.

    Ещё один беглый взгляд, и ей пришлось с неохотой согласиться, что работа сделана на «отлично».

    — Что ж… Если ты так хочешь уйти, я не вправе тебя держать. Только обещай, что будешь осторожным Филинёнком. А то на краю яруса можно и навернуться…

    — Обещаю, — резво ответил Филинёнок и, собрав в небольшой кулёчек за спиной несколько шишечек, констатировал, что готов отправиться в путь.

    — Ну тогда… храни тебя Бог.

    Махнув крылышком на прощание, малыш покинул Сову. Так и не заметив, как грустно та посмотрела вслед, смахивая со своих распахнутых глаз едва заметные слезинки. Филинёнок наконец-то начал своё путешествие, и ничто не могло его остановить в этот торжественный миг!

      Зелёный мир вокруг, ограниченный сверху и снизу густыми и непроходимыми ветками, наконец-то готовился показать себя во всей красе. Филинёнок протопал по изумрудной поляне, вскоре покинув поля новогодних шариков. Здесь он с удивлением обнаружил, что мерцание гирлянд, опоясывающих потолок, поменяло свои расцветки. Синий цвет сменился оранжевым, а жёлтый вдруг стал зелёным. Подсветив острые хвойные иголочки оттенками ярко-салатового.

      Но куда идти теперь? Куда ни глянь, всё одинаковое!.. Так бы и блуждал Филинёнок неделями по бескрайней пустоши, если бы не встретил её одинокого обитателя.

      Белый Снеговик, поникший у большого фонаря, поначалу не заметил незваного гостя. Филинёнку пришлось несколько раз стукнуть крылом по его потёртому пластиковому ведёрку, чтобы он обратил на него внимание.

      — Чего тебе? – не очень вежливо спросил Снеговик, поправляя свой нос-морковку после долгого сна.

      Филинёнок, окрылённый во всех смыслах долгой прогулкой, рассказал Снеговику о своей проблеме.

      Снеговик выслушал его спокойно – но неохотно. Пробубнив себе под нос что-то о тех, кому «не сидится на месте», он поглядел по сторонам и указал куда-то за небольшой бумажный флажок, свисавший с верхнего яруса.

      — Ступай к нему, а после всё время по прямой. И так до самого горизонта. И ни в коем случае дальше!

      — А кто это такой – «Горизонт»? – с удивлением спросил путешественник, приняв незнакомое слово за чьё-то имя.

      Но Снеговик промолчал. Он слишком быстро уставал от вопросов. Кроме того, нервничая, он порой начинал скрипеть – всё-таки был сделан из пенопласта…

      Но даже ворчание старого отшельника не смутило малыша. Настолько его окрылила мысль увидеть этого самого «Горизонта»! Попрощавшись со Снеговиком, который, кажется, снова уснул в положении сидя, Филинёнок поспешил по указанной ему дороге. Время от времени, чтобы сократить время пути, он даже взлетал, взмахивая своими крохотными крылышками. Жаль, что сил ему пока хватало всего лишь на пару секунд полёта…

      Прошёл ещё день, но тот самый ГОРИЗОНТ впереди так и не показался. Второй день также не отличался от первого. И третий – Горизонта всё не было. А вот на четвёртый… Филинёнок чуть за него не провалился!

      — Ай! – не ожидая подвоха, оступился малыш, когда ветви под его лапами вдруг закончились.

      К счастью, он вспомнил совет мудрой Совы – и удержался, зацепившись клювом за еловую шишку. И как раз вовремя: ещё бы чуть-чуть, и лететь бы бедняге с края – и до самого низа!

      Горизонтом, о котором говорил скрипящий Снеговик, оказалась граница ветвей большой новогодней ёлочки. Отсюда, если смотреть наверх, она была похожа на высоченную горную вершину, поднимавшуюся, казалось, до самого неба. Огни на пушистых ветках созвездиями окружали знакомый, родной мир. А за ним дышало белое, пухлое марево облаков…

      — Ах… — вырвалось из груди Филинёнка, который так и не нашёл других слов, чтобы описать своих восторженных чувств.

        Но путешественник и не подумал на этом останавливаться. Присев недалеко от края, он задумался и осмотрелся, чтобы прикинуть, куда двигаться дальше. Нижние ярусы дерева показались ему тёмными и мрачными. Сумрак окутывал их плотным покрывалом, убаюкивал тишиной и вечерним холодком. И Филинёнку не захотелось вниз. И тогда он посмотрел туда, откуда лилось больше всего света.

        — Там, наверху, наверное, очень красиво. Там, быть может, видно весь мир! – громко воскликнул странник и тут же взялся за дело.

        Несколько раз хлопнув крыльями, он схватился клювиком за верхнюю ветку и подтянулся на ней как заправский спортсмен. Ещё усилие, ещё одно – и малыш схватил еловые иголки лапами, повиснув на них вниз головой, как какая-нибудь летучая мышь.

        К счастью, удача была на его стороне: в то мгновение, когда цепкие лапы готовились сдаться, из внешнего мира подул лёгкий ветерок, и Филинёнок, расправив крылья, сумел перебраться на другой ярус.

        Отряхнувшись от десятка выпавших иголок, уставший путешественник поправил пёрышки, и его глаза округлились… Каким просторным оказался этот край!

        Новый ярус не был похож ни на что, виденное Филинёнком ранее. Если дома на потолочных ветках горела лишь гирлянда, тут их подсвечивали тысячи бликов золотой мишуры. Калейдоскоп красок везде и всюду. А сколько игрушек свисало вдали! Забыв обо всём на свете, крылатый странник поспешил вперёд, не замечая усталости. Его внимание привлекало всё: крохотные рубиновые шарики, которые, казалось, тут никто не протирал испокон веков, звонкие бронзовые колокольчики, стеклянные грибочки и снежинки, морковки из хрусталя и вездесущие шишки всех расцветок и форм. Кедровую он даже взялся попробовать на вкус – жаль, но она оказалась стеклянной…

        Однако вскоре и этот ярус ему наскучил. Филинёнку захотелось подняться ещё выше.

        — Как же не хочется снова стоять на самом краю, — мысль о том, чтобы вернуться к горизонту и снова рисковать у зияющей пропасти, его совсем не радовала.

        — Ай! – услышал он чей-то голос.

        Задумавшись, малыш не заметил, как забрёл в заросли и наступил на одиноко стоящий куст. Кусту это не пришлось по душе.

        — Разве тебя не учили смотреть под ноги?

        — Учили… — ответил Филинёнок, не понимая, как растение могло ему отвечать. – Мудрая Сова учила. Только я не знал, что кусты умеют разговаривать…

        — Как умеют? Я тоже не знал… Покажи!

        Только теперь путешественник понял, что его собеседник – никакой не куст. И даже не растение. Это был Ёжик, притаившийся среди листиков и иголок. От обыкновенных ежей, обитающих во многих лесах умеренного климата, его отличало полное отсутствие иголок. Их ему заменяли плотные мотки ниток, узлами завязанных на спине и носу. Можно сказать, это был Ёжик из бечёвок.

        Удивлению невиданного зверька тоже не было предела. Но, когда он понял, что перед ним не волк и даже не коршун, его испуг сменился добродушной улыбкой…

        — Ты кто такой?

        — Филинёнок. А ты?

        — Я Ёжик. Я тут живу. Так где ты видел говорящий куст?

        Наш малыш не хотел и дальше вводить в заблуждение новоиспечённого друга – и рассказал всё как есть.

        — Эх ты! А я уже думал, что будет весело… А ты откуда?

        Филинёнок с удовольствием поведал Ёжику о своём доме, с большими стеклянными шариками и мудрой Совой, которая, наверное, уже о нём беспокоилась…

        — Стало быть, мы соседи! – хмыкнул ёжик. – Только моему дому побольше годов будет. Вон уже который Новый год празднуем!

        — И который? – поинтересовался Филинёнок, ни разу не задававшийся подобными вопросами.

        — Сейчас посчитаю… — задумался Ёжик и почесал свой нос об острые игольчатые ветки. – Вспомнил: мы тут ведём летоисчисление от сотворения мира.

        — И сколько лет вашему миру?

        — Тридцать восемь.

        Это, конечно, была познавательная беседа, но нашему другу не терпелось поскорее продолжить свой путь. К большому удивлению, Ёжик охотно согласился помочь малышу.

        — Тебе не нужно всё время перебираться по веткам у самого края нашей ёлки. Проще у центра – по стволу. Там и ветер не такой сильный.

        Радостный Филинёнок поблагодарил друга за подсказку.

        — А ты сам хоть раз бывал там, наверху?

        — А зачем? Мне и здесь нравится. Но я слышал об этаже внизу. Кажется, от твоей мудрой Совы. Когда она тут гостила…

        «Ничего себе, — подумал путешественник. – Значит, и она тоже когда-то покидала свой дом?»

        Но снова у него не оставалось времени на мысли. Короткое прощание с Ёжиком из бечёвок – и тот снова зарылся в листву и лианы. Филинёнок продолжил путь…

        Вскоре он оказался у центра яруса. Толстый ствол, о котором рассказывал местный житель, напоминал массивный деревянный столб. Ещё бы, ведь ему нужно было поддерживать столько миров! Филинёнок посмотрел вверх, пытаясь разглядеть какую-нибудь лесенку или, на худой конец, лаз. Наконец, средь переливов огня – метеоров, застывших меж иголок, он его отыскал.

        И путешествие продолжилось… Новый ярус встретил нашего героя ароматом ванили и шоколадных конфет. Сладости, разбросанные повсюду, было не так-то просто оторвать от игольчатых полян, и пока Филинёнок пытался наесться, он заметно подустал. Но время шло, и новое восхождение ждало его впереди.

        Ещё один этаж – теперь уже заполненный густым белоснежным туманом. «Наверное, одно из облаков снаружи залетело сюда и как-то застряло», — заключил Филинёнок, пока пытался на ощупь найти дорогу. Пару раз он даже стукался об игрушки, висевшие у потолка – настолько сильно заволокло ярус.

        И снова наверх! Встречающая его табличка с надписью «Этаж Ёликов» заинтриговала странника. Жаль, но ни одного ёлика он так и не увидел – кем или чем бы они ни были…

        Этаж, ещё один – занесённый снегом. Метель и холод чуть не отпугнули уже опытного искателя приключений. Но Филинёнок не собирался отступать. Даже под гнётом бурана.

        Новый этаж – теперь наполненный шумом и празднеством. Сотни белых бумажных зайчиков бегали туда-сюда, весело танцуя под громкую музыку и не давая своим ножкам даже минуты на передышку. И всё бы ничего, но Филинёнка чуть не увлекли с собой в один из танцев – еле унёс ноги!

        Ещё этаж. Ещё. Ещё десяток… Сколько же ещё будет подъёмов и новых знакомств? Взбираясь по стволу всё дальше и дальше, Филинёнок не мог не задуматься… Может, эта новогодняя ёлка бесконечна?..

        Но нет. Наблюдательный малыш заметил, что с каждым подъёмом размеры новых ярусов постепенно уменьшались. Когда он собрал в себе последние силы, чтобы протиснуться в небольшой промежуток между иголок, он понял, что прав. Последний этаж, со всех сторон окружённый Горизонтом, выглядел совсем малюсеньким.

        — И куда теперь? Я совсем не вижу ни лестниц, ни переходов… Неужели это всё? – разочарованно вздохнул Филинёнок, осматривая совершенно пустой, лишённый игрушек и красок, этаж.

        — Приветствую тебя, Филинёнок.

        — Ой!

        Внезапное приветствие заставило малыша взлететь на своих крылышках и больно удариться о ветки…

        — Осторожнее. Тут очень низкие потолки.

        — Кто здесь? И почему я тебя не вижу?..

        — Так вот же я.

        Непонимающе оглядевшись, Филинёнок наконец-то заметил слабое свечение рядом со своим правым крылышком. Почти невидимый, перед ним стоял хрустальный Ангел. Его крылья, как и покрытое платьем тело, выглядели настолько прозрачными, что сам Ангел буквально сливался с фоном. Филинёнок вздрогнул при виде незнакомца – но сразу же успокоился, увидев его дружелюбную улыбку. Он смотрел на него так, будто всю жизнь просидел рядом за одной партой. И, хотя Филинёнок не знал, что такое «парта», обстоятельств это не поменяло.

        — Что ты здесь забыл, Филинёнок? Не помню, чтобы раньше кто-то забирался так высоко… Кроме мудрой Совушки…

        Знакомое имя снова напомнило нашему герою о забытом доме, и у него ёкнуло в груди.

        — Я хотел повидать мир… Забраться как можно выше. Дойти до самого его края.

        — Тогда я тебе помогу. Садись ко мне на крылья.

        Филинёнок испугался, что сломает хрустального Ангела, но тот заверил, что не пострадает, поскольку сделан из закалённого стекла. Малыш уселся на изящные крылья, и Ангел понёс его к самому краю новогодней ели. Как только они покинули её лохматые ветви, ослепительные лучики солнца ударили в глаза Филинёнка. Синее небо, простиравшееся над головой, накрыло летящих странников своей громадой. Изумрудная новогодняя ёлка отсюда, с высоты, казалась такой крохотной, что малыш даже подумал: «И как только в ней уместилось столько всего?» Додумать ответ на свой же вопрос ему не позволил сильный поток ветра, едва не сбивший Ангела с курса. Филинёнку даже пришлось помочь ему своими собственными крохотными крылышками. Наконец, они приземлились – на самой верхушке новогодней ёлки.

        — Как только захочешь спуститься – позови меня. А я полетел – меня ждут другие путешественники, — загадочно произнёс хрустальный Ангел, в ту же секунду снова став невидимым.

        Но малыш лишь поблагодарил его в ответ, не задаваясь вопросами. Ему был всё равно – ведь он наконец-то поднялся! Здесь, в самой высокой точке всего, что он когда-либо знал, открывался ТАКОЙ вид, что маленькому игрушечному Филинёнку было трудно его осознать.

          Высокая новогодняя ёлка, которую он когда-то считал домом и целой Вселенной, поднималась над густыми непроглядными облаками, острой кристальной верхушкой едва не доставая до неба. Янтарь солнечного диска заставлял иголки переливаться всеми цветами радуги, а там, вдалеке от них, у Настоящего Горизонта… росли другие новогодние ёлочки. Похожие на его собственную и совсем иные, они выныривали из марева облаков, подсвечивая их огнями праздничных гирлянд.

          Нет, какой там калейдоскоп! Это был настоящий парад красок – таких оттенков, которые виделись Филинёнку разве что в сновидениях. Когда-то большой и незнакомый мир сейчас вдруг стал для него несоизмеримо маленьким.

          Другие новогодние ёлки пестрели повсюду, десятками и сотнями освещая пустоту. Наверняка там могли жить другие филинята, путешествовавшие по веткам и иголкам. И другие мудрые Совы, в молодости так же мечтавшие увидеть большую Вселенную…

          Насколько же велик этот мир, если совсем недавно каждый ярус его собственной ёлки казался таким необъятным? А сколько их ещё – и не сосчитать!

          Филинёнок восседал на самой верхушке своей новогодней ёлочки, которая когда-то казалась ему бесконечной… Россыпи лазуритовых снежинок, одиноких и тихих, прилетали к нему с далёких рубежей, медленно оседая на дрожащие крылья.

            Дорога была долгой. Мир оказался большим. И теперь, когда бесконечность была как на ладони, Филинёнок вдруг задумался… и не стал её покорять. Сидя на самой высокой ветке, он медленно вдохнул морозный ветерок… и наконец-то понял, зачем в действительности затеял своё большое путешествие…

            Потому что в тот миг ему впервые захотелось домой.

            20|20

            Тула

            One Comment on “Егор Козлов. Бесконечная новогодняя елка”

            Добавить комментарий

            Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

            Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.