Судьба Русского Художника

«Литературный коллайдер» продолжает знакомить своих читателей с людьми по-настоящему талантливыми, о которых современная пресса старается умолчать. Одним из таких, безусловно, является Анатолий Набатов – настоящий Мастер своего дела, Художник с большой буквы этого слова. Представляем цикл его картин «Судьба России». И дадим право рассказать все ему самому. Представьте себе, что мы – на его выставке, а он – наш гид.

Итак, слово Анатолию Набатову:

Судьба России – это тема, проходящая стержнем через всю мою жизнь.

Картины цикла «Судьба России» — философские, символические. Они – мои ключевые картины. Это — «Пора, сыне», «Час пробьет», «Рождение России», «Черное колесо», «Москва Державная», «Бездна», «Триумф России», «Последняя битва», «Последний Лель», «И свили гнездо», «Россия-Прометей»…

Их нельзя назвать реалистическими, но мне кажется, что в них есть отблески той высшей реальности, в которую я пытаюсь заглянуть.

«Пора, сыне!»

1987 год. До катастрофы державы еще оставалось несколько лет. Немногие видели разверзающуюся перед страной  и народом пропасть. И я был в их числе. У меня сам собой, как крик души возник мысленный образ картины «Пора, сыне!». Первый вариант картины написан в 1987 году (опубликован в журнале «Молодая гвардия» в № 1 за 1991 год). В этой работе я довел экспрессию живописи до плакатного лаконизма. Я её написал так, как увидел внутренним взором. В 1991 же году я написал большой вариант. В названии, которое родилось одновременно с написанием картины, я употребил старинный звательный падеж, упраздненный после революции, этим я подчеркивал древность образа.

Сколько раз в русской истории Родина обращалась к своим сыновьям «Защити!», и народ в едином порыве всегда поднимался на защиту. Столетиями наши предки защищали Россию, и могучая Россия защищала своих детей. Её мощь нашему поколению казалась уже незыблемой. Казалось, что так будет всегда. И когда грянул первый час «Ч», на защиту Родины не встал почти никто! Народ, включая армию, в 1991 году равнодушно проглядел разгром и расчленение собственной страны.

Когда в 1993 году грянул второй час «Ч», на защиту уже истерзанной, но еще сохранившей экономические и культурные стержни страны поднялась только горстка героев, а население опять равнодушно взирало на кровавое побоище в Москве. А ведь в октябре 93-его мы слышали последнюю мольбу гибнущей Родины!

Даст ли история третий шанс?

Тех, кто в 1993 году расслышал отчаянный зов Родины и понял, что наступил судьбоносный решающий час, второй шанс, подаренный судьбой, была только горстка от многомиллионного народа — всего несколько десятков тысяч человек! Запад с невиданной показной жестокостью растоптал наше сопротивление. Весь мир наблюдал за расстрелом Парламента России в сердце страны — Москве. Примерно десять тысяч сыновей и дочерей России (а может быть и больше, считать было некому) отдали за неё свои жизни 4 октября. Эти безоружные герои погибли у стен и в стенах горящего Дома Советов, в Останкино, в переулках Москвы, при равнодушии остальных жителей и армии, которая опять изменила своей присяге! Эти, в большинстве своем оставшиеся неизвестными герои защищали не Парламент, в среде которого было немало чуждых России людей, они погибли, защищая державу.

Теперь, когда мы потеряли свою страну, оказалось, что не только она нуждалась в нашей защите, но и мы в её! Оказалось, что все наши дотоле мирные и любезные соседи вовсе не такие доброжелательные альтруисты, как мы сами, а их алчность, наглость и жестокость усмиряла только мощь нашей державы.

Теперь нас убивают! И нет защиты от беспредела властей, выполняющих безумные по своей жестокости директивы Запада, от преступности, от нищеты, от беспросветности, от бесперспективности!

Тогда, когда картина была написана и выставлялась, её называли шовинистической, но кто сейчас скажет, что я был не прав? Теперь её изображение есть и у президента страны, но поздно, безумно поздно. Никогда не вернуть утраченное, слишком мало сил, готовых к борьбе за Россию, и слишком крепки тиски вокруг остатков страны, чтобы не допустить возрождения России.

Защити Родину, и Родина защитит тебя! Казалось бы, так просто это понять.

Крик моей картины раздался в пустоту, слишком мало сердец услышало крик Родины, но я был там, где и должен быть автор картины «Пора, сыне!» —  в огне сопротивляющегося Парламента. Вместе со своими картинами.

«Час пробьет»

Когда я написал картину «Час пробьет» я сам поразился той таинственной энергии, что исходит от неё. Тот образ, что я увидел и воплотил в картине, скрывает какой-то потаенный, древний и неведомый мне, самому автору, смысл! После написания первой картины я написал другой вариант, больший размером, который всегда присутствует на моих выставках!

На выставке в Московском Манеже одна девушка каждый день приходила и часами смотрела на эту картину. В последний день, когда уже выставка была закрыта и ушли последние посетители, она и вовсе не отходила от неё. Как встала, так и оставалась стоять, как ни уговаривали сотрудники и охрана выставочного зала уйти с закончившейся выставки. Я подарил ей свой альбом, на обложке которого — изображение картины «И час пробьет».

Картина очень лаконична. Казалось бы, все просто: изображение женской головы, птица, нереальная золотистая дымка странных небес, купол или шлемы. И все. И ничего больше. А какое мистическое воздействие она оказывает на меня самого! Я, знающий, что творится в стране и какая судьба ей уготована Западом, глядя на эту картину, начинаю верить, что еще не все потеряно, есть еще за нами неземная древняя сила, что наш час еще пробьет!

Может быть, за этот потаенный, непознаваемый разумом, мистический смысл миссии России нас и ненавидит Запад.

Эта картина защищала и мою мастерскую.

«Рождение России»

Первый вариант картины написан в 19 лет во время болезни, в Выборгской железнодорожной больнице, ночью в ординаторской, где мне было позволено работать. Написана и отложена на долгие годы. Впервые публично экспонировалась на выставке в Юрмале в 1989 году. Я к ней привык, как к чему-то само собой разумеющемуся, и не ожидал, что она вызовет такой огромный интерес. Разговоры, мнения. Несмотря на то, что картина маленькая, у неё всегда толпилась группа оживленных зрителей. Люди, глядя на картину, перебирали свои знания о истории и анализировали их. Они углублялись в историю России. Наклонялись, вглядывались в мелкое изображение.

Я понял, что тему надо разработать более тщательно, глубоко и продуманно, да и размер картины должен быть больше. Большая картина написана в 1989-1992 годах.

Перед картиной «Рождение России» всегда много людей.

О чем только не говорят у картины зрители. У России свое предназначение. Россия рождается в великих битвах — на стыке двух миров: запада и востока. Ей уготована великая судьба и тяжкий крест. Россия предстает во Вселенной в виде прекрасной Девы, которой, едва успевшей появится на свет, ангелы уже подносят терновый венец. Но что бы ни говорилось, слова не могут изъяснить того чувства, что появляется при взгляде на неё.

«Черное колесо»

Этой картине приходится давать пояснения исходя из уровня образовательной подготовки зрителя. Она насыщена символикой. Но, делая картину, я не рассчитываю на то, что она должна сопровождаться лекцией. Я рассчитываю на понимающего зрителя.

Мистический сатанинский образ древнего змея, орудиями и первыми жертвами которого являются известные исторические персонажи, скрутил и несет прекрасную девушку. Страшный смерч несется над обезлюдевшим городом, в котором узнается каждое здание, каждый храм, стоящий или стоявший на нашей земле. Внизу, в пустынном граде бродят неведомые черные птицы как образы несчастий и разрушений.  Слеза из глаза Ленина.

Но справа видна уже светлая небесная рать, идущая во спасение, во избавление света от тьмы.

«Небесная Россия»

Цикл «Небесная Россия». Целый ряд картин — от маленького полотна «Храмы-свечи», до вытянутых горизонтально и вертикально небольших панно. Появился цикл благодаря случайному частному заказу. Мне в начале 90-х один бизнесмен заказал ряд небольших панно для убранства интерьера. Тему и манеру исполнения он оставил мне на выбор. Как он умно поступил! Я сделал 12 небольших панно и передал заказчику. Но тут же понял, что расстался с чем-то очень необычным. И я сделал для себя еще ряд панно. На всех последующих выставках я всегда экспонировал хотя бы несколько из них.

Сочетание декоративности, реальной дымки и созвездий куполов. Обилие куполов. Про этот цикл картин легендарный старец, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн сказал мне:

– Многовато куполов у тебя будет.

Этот цикл – обобщенный образ того града, который вознесся в невидимом мире над Россией.

Развитие темы привело меня, в конце концов, сначала к картинам «Храмы-свечи», «Град Китеж» а потом и к картине «Черная стая».

«Град Китеж»

Всем известна эта древняя красивая легенда об ушедшем под воду граде Китеже. Образ символический. И на картине «Град Китеж» под водою мерцают купола  древнего града, скрывшегося от бесчестия, захватчиков и разрухи. А на песчаном берегу идет время: копыта коней сменяются военными сапогами с ботфортами, затем немецкими сапогами, а потом американскими солдатскими ботинками…

У этой картины на выставке можно услышать много любопытного.

— Стоять, стоять как в сорок первом! — были слова генерала Лебедя,  увидевшего «Град Китеж» в 1992 году во фронтовом Тирасполе.

Картина написана в 1990 году. А сейчас у меня такое ощущение, что на время, на краткий миг показались нам купола из воды, и снова канули в безвестность.

«Смутное время»

Ощущение безысходности. Образ нашего времени. Стремительный бег крыс сквозь лес горящих свечей. Многие свечи повалены упругими хвостами и догорают на земле, многие погасли. Но еще горят свечи наших жизней, еще тянутся к небесам язычки упрямого пламени. Хотя и оно, само небо, уже закрыто тучею летящих монстров. Но тут и там видны угасшие жизни-свечи. Так «сгорел» в огне Смуты мой друг поэт Станислав Золотцев.

Страшный, нереальный, но в то же время очень близкий для каждого из нас образ. Эта стая несется над нашими душами каждый день.

«Бездна»

Для художника простая прогулка днем или ночью — это тоже творческая работа. Именно во время прогулок родились сюжеты многих картин.

Я отчетливо помню, как в моей голове возникла картина «Бездна». Я шел ночью по изрытой ремонтными работами улице домой и в свете питерских фонарей вдруг увидел груды наваленных старинных булыжников, вывороченных из земли и тускло блестевших, с «глазными» впадинами и провалами «носов»…  Как во мраке истории над разрушенной питерской мостовой возвышались темные кучи — образы прежних властителей дум. А на одном из ближних булыжников проявилось родимое пятно генерального секретаря КПСС Горбачева.

Картина «Бездна» — оказалась пророческим полотном. К моменту издания альбома уже скрылась под миллионами черепов голова последнего генсека-президента, а когда писалась картина, он был в зените всенародной любви. «Перестройка!»

Первое название – «Крапленый президент» — по цензурным соображениям не фигурировавшее на выставках, тоже оказалось пророческим. Спустя годы Горбачева стали открыто называть предателем, разрушавшим собственную страну. А тогда о черной роли болтливого дурака мало кто догадывался.

Первый вариант написан в новогоднюю ночь на первое января 1987 года, а большая картина написана в 1988 году. Ещё впереди были Карабах и Осетия, Приднестровье и Чечня.

А вот это уже мистика. Изображение головы Ленина, основателя Советской власти, было прострелено в момент окончательного крушения этой самой власти кровавым днем 4 октября 1993 года во время расстрела и штурма путчистами Дома Советов.

Картина и история слились воедино.

Мистерии

«Дух Петра». Пустынный пейзаж разрушенного Петербурга. И только Медный всадник возвышается над развалинами, среди которых то тут, то там возвышаются остатки колоннад. Не это ли будущее ждет Петербург?

Сейчас, когда в США появилась идея, что война с обезоруженной и обескровленной Россией может стать просто «Большим Ираком», то есть прогулкой почти без жертв, но с огромным эффектом и прибылью, эта картина приводит меня в ужас. Какая судьба уготована моему городу мировыми силами зла? Прекратится ли когда-нибудь их измывание над нами.

Образы, возникшие у меня, заставили меня написать целый ряд картин. Такие же настроения в картине «Мистерия». Античное опустошение. Безмолвные сфинксы. И гнездящиеся в мрачном безмолвии зловещие монстры с тоскливыми глазами, смотрящими на зрителя. Но это все уже прошлое. А сейчас? Туча чудовищных монстров приближается, застилая небо, к Кремлю. А в Кремле уже перегрызлась друг с другом другая злобная нечисть. Это небольшая картина «У Кремля».

«Последний Лель»

Написанная в 1988 году, эта картина занимает особое место на моих выставках. Её не раз хотели купить, я не продал. А в 2000 году написал другой вариант картины, больший размером.

У поэта Клычкова есть стихотворение с таким названием «Последний Лель».

Судьба Клычкова — патриота России — трагична. Он был расстрелян в начале тридцатых годов.

Немногие знают сейчас, что ярлык «патриот России» — это смертный приговор в двадцатые-тридцатые годы. За пресловутую «старую гвардию» революционеров возьмутся лишь в 37-ом году, а с 17-ого по 37-ой год истребляли именно патриотов России. О патриотизме, как о необходимой доминанте жизни народа, власти СССР вспомнят лишь в канун Великой Отечественной войны. Вообще о нас — патриотах – вспоминают лишь тогда, когда практически все уже потеряно. И нас бросают на смерть как последний резерв без всякой поддержки.

 «Последний Лель». Так беззащитен и одинок в погибшем лесу этот малыш, как и поэт Клычков в своих уже далеких тридцатых. Как и я в конце 80-х, когда ярлык «патриот» снова был грязным ругательством, синонимом «красно-коричневых», которых требовалось «уничтожить». Это сейчас многие мои картины принимают и понимают, а тогда их называли шовинистическими и националистическими. Разве только фашистскими не называли. И в 1993 году с телевидения призывали «раздавить гадину». То есть патриотов.

Она для меня знаковая картина.

«Москва Державная и сон о Выборге»

Замышлялась картина «Москва Державная», как юбилейная, но… С чем пришли к юбилею в 1997 году?

Более 8-ми столетий Москва собирала русские земли, создавала державу и в течение считанных лет «профукала».

Конечно, дело не в самой Москве, а в тех, кто захватил власть в нашей стране. К 850-летнему юбилею столица России пришла с остатками былого величия, внешний блеск и великолепие праздничных мероприятий не мог скрыть зияющую пустоту вокруг одного из крупнейших мировых центров, без союзников, друзей. Из военно-морских городов-портов (на четырех морях стояли!), ставших городами-героями, уже не стало одного – Севастополя, города русской славы, как не стало уже многих других городов и земель, омытых русской кровью.

Какой может быть праздник в столице разгромленной и растерзанной страны?

Поэтому и на картине вместо живой фигуры воина, символизирующего город русской славы Севастополь, стоит скелет. Как память. Как память, которая помогает держаться. В рядах воинства то тут, то там тоже видны черепа в шлемах. Они тоже стоят в строю. «Нас мало убить, надо и повалить…» — говорил Виктор Астафьев.

Юбилейной картины не вышло. Как горестно сказала Людмила Ивановна Швецова, тогда заместитель мэра Москвы Лужкова:

– Набатов остался Набатовым!

Сейчас Россия вернула Севастополь и Крым, но главная битва за Севастополь впереди.  В мрачных тучах, надвигающихся на Россию, уже проглядывает оскал злобного зверя.

Тучи сгущаются и над Выборгом, городом, где я родился, и где прошло моё детство.

Сосед вооружается и наглеет, а кремлевский режим, обнажив границы страны, делает всё, чтобы жизнь в Выборге, как и в других пограничных городах России, стала невыносимой.

Картину «Сон о Выборге» я написал такой, какой она мне приснилась.

«Триумф России»

Закономерным кажется путь, приведший к созданию полотна «Триумф России» в 2001-2005 годах. Я с неожиданной радостью вдруг увидел в еще незаконченной картине, что удается соединить васнецовскую сказочность и коринскую мощь, декоративную праздничность и монументальное величие.

Это то, к чему стремился Васнецов, только он не смог преодолеть земное притяжение в живописи, бренную плоть. Небесные образы он облекал в слишком земную плоть. Но он видел то же, что и я. То же видел и Корин.

От первого варианта картины «Пора, сыне!», опубликованного в журнале «Молодая гвардия» в 1991 г., до картины «Триумф России», вышедшей уже не раз отдельным плакатом,  прошло почти два десятилетия.

Её хочется рассматривать в деталях, и в то же время эта картина наводит трепет на меня. Эта картина нарушает многие законы композиции, я обрезаю передние фигуры ратников, вывожу за раму ноги коней, почти симметрично располагаю массивы фигур. Картина почти разрезается пополам вертикальным расположением живописных узлов. Кроме того, расположение коней условно, они не могут  скакать так близко друг к другу, фигура наездницы не может так высоко находиться на колеснице, тем более в такой величественной позе. Но это не замечается при взгляде на картину. Только так и достигается эффект, глубина и величие. И статичность фигур не мешает ощущению надвигающейся мощи.

Это неземная рать и неземная Россия, здесь не подходят наши земные мерки.

Поэт Станислав Золотцев сначала долго её рассматривал, а потом неожиданно вытянулся и взял перед нею под «козырек».

Я не знаю, что реальнее? Этот предстоящий блеск и величие или развалины и пустоши на месте великолепных дворцов? Что ждет нас? У нас опять выбор!

Может быть сверкающие золотом шлемы надеты к последнему бою. Последний парад наступает?

И не Русь-тройка ли привиделась мне?

Мне думается, что эти картины — высшая реальность. Нереальный свет, нереальное войско, нереальный образ, а в результате – высшая реальность.

После такой лекции автора предлагаю пройтись по виртуальной выставке его картин. Скажем сразу: они представлены не совсем в том порядке, о каком шел рассказ о них.

    Без названия
      Бездна
        Битва арбузников и шашлычников
          Битва. Прорыв
            Бред пьяного демократа
              Богородица
                Дух Петра
                  Град Китеж
                    И свили гнездо
                      И пробъет час
                        Москва державная
                          Небесная Москва
                            Небесная Москва
                              Небесная Москва
                                Палитра
                                  Печать дьявола
                                    Пора!
                                      Пора, сыне!
                                        Портрет князя Горчакова
                                          Последний Лель
                                            Рождение России
                                              Россия-Прометей
                                                Свинксы
                                                  Смутное время
                                                    Сон о Выборге
                                                      У Кремля
                                                        Храмы-свечи
                                                          Черное колесо

                                                          На заставке к материалу — картина «Триумф России»

                                                          ­­­­­­­­­

                                                          7 Comments on “Судьба Русского Художника”

                                                          1. Да. Безусловно набатов Мастер Рисовальщик, но для меня его зарисовки враждебны. Опустил в дерьмо Великого Ленина.( …глупец… УГЛАНОВ НАМНООГО КРУЧЕ. Угланов Славит Русь и гениально пишет! а у этого н. бесовские зарисовки и царская россия, но выполнены талантливо. ) СЛАВА РУСИ !!!

                                                            1. Набатов крутой художник, а вы просто комментатор со своими идеологическими предпочтениями и всё и всё.

                                                              1. Я не просто комментатор, я искусствовед, влюблённый в СССР и в Нашу, БОЖЕСТВЕННО КРАСИВУЮ РУСЬ.

                                                            2. Очень интересный художник. Пока, увы, видела только репродукции. Есть что-то неуловимые общее у него с любимым мною Константином Васильевым. Кстати, когда впервые увидела (ещё в юности, и тоже сначала в виде репродукций), он вызвал у меня некое отторжение своей излишней ( как я тогда полагала) красивостью. И лишь потом, когда прочла формулу Достоевского «Фома Данилов, замученный русский герой, — портрет русского человека, его эмблема», поняла, что ключевое слово для образности живописи Константина Васильева — эмблематичность. Не символизм, а эмблематизм. Это, как мне представляется, и роднит двух этих русских художников. А некоторые их творения находятся прямо к каком-то диалоге (например, » Человек с фильмом» Васильева и » Набатова)

                                                          2. Анатолий Набатов величайший художник нашего времени, масштабность его картин и их глубокий смысл поражают сознание. У меня есть календари с его картинами, они смотрятся так красиво и интересно, что все сразу начинают рассматривать.
                                                            Благодарю коллайдер за материал о Набатове.

                                                          Добавить комментарий

                                                          Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

                                                          Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.