Вячеслав Жуков. Мы и они (продолжение)

Факторы, влияющие на развитие человека

Ярким примером быстрого наследственного приспособления живой материи путем мутагенного процесса к внешнему фактору является повышением в десятки и сотни раз устойчивости бактерий к тем или иным видам антибиотиков, а насекомых к инсектицидам, что обнаруживается в природных условиях уже через несколько лет после применения яда. Либо у животных наблюдается развивающаяся толерантность (переносимость) к тем или иным препаратам.

Генетик И. К. Захаров в статье «Мутации и мутационный процесс в природных популяциях» (1995 г., Новосибирск, стр. 41) делает важный вывод из своей работы о том, что многообразие мутаций может создаваться направлено и специфично, при этом наряду с генными мутациями, которым отдавалось предпочтение раньше при рассмотрении процессов микрореволюции, могут возникать и сложные перестройки генома. Пучковый характер возникновения новых мутаций служит своеобразным механизмом быстрого размножения новообразований и даже сильной деформации генотипа. Некоторые признаки этого мы наблюдаем в области изменения психики некоторых групп людей, подвергшихся в нашей стране демократическим преобразованиям.

С другой стороны, известный советский генетик, Н. Г. Дубинин в своей работе «Эволюция популяций и радиация» (1966 г.) доказывает, что чрезмерное давление мутаций ведет к распаду исторически созданных приспособительных механизмов организма. Изменение, смешение популяций через свободный обмен мигрантами также ведет к резкому падению темпов эволюции, к инертности и необычайному замедлению преобразований в гигантских популяциях. Эти выводы генетика Дубинина можно соотнести с настоящим положением русской нации, подвергающейся интенсивному нашествию инородцев.

В. П. Эфроимсон, как и Ч. Дарвин, утверждает в своей монографии «Введение в медицинскую генетику» (1968 г.), что мутантная особь менее жизнеспособна, чем нормальная. Сказанное можно отнести также к мигрантам и полукровкам, которые имеют набор генов, несоответствующих данной среде обитания. Не зря Пушкин, потомок африканца, писал: «Здесь некогда бродил и я, но вреден Север для меня».

30-40 лет назад в науке была создана эволюционная генетика, базирующаяся на данных цитологии. Она проникнута идеей разнообразия возникающих мутаций. Было предположено, а в последующем доказано, что мутации возникают под воздействием тех или иных повреждающих факторов не направленно. Лишь благодаря естественному отбору закрепляются те признаки, которые более устойчивы к повреждающим факторам. Должен заметить, что это утверждение противоречит новым научным данным, накопившимся в последние десятилетия

Ученым Ламарком было высказано мнение, что благоприобретенные признаки или навыки в высшей сфере нервной деятельности передаются в полной мере своему поколению, тем самым характеризуя психические признаки тех или иных народов. Эта теория в дальнейшем была подтверждена и развита  на основании новых научных исследований американским ученым Е. Стиллом, Он утверждал, что всякая адаптация к условиям среды базируется на отборе клонов мутаций в соматических клетках. Наличие клонов ведет к тому, что молекулы информационной РНК (и РНК) от мутационных генов адаптации с вирусами проникают в зародышевые клетки. В них обратная транскрипция с молекул информационной РНК считывает копию ДНК, которая в качестве мутантного гена вставляется в хромосомы зародышевых клеток.

Рядом ученых высказано мнение, что живая материя при воздействии на неё какого-либо повреждающего фактора в мутагенном процессе вырабатывает несколько новых неспецифических признаков, а закрепляются из них только те, которые обладают защитными свойствами. Остальные в процессе отбора исключаются, как ненужные. Этот феномен доказан пока на небольшом количестве экспериментов. Настоящее положение верно частично. Невольно напрашивается вопрос: почему живая материя наряду с ненужными признаками обязательно «выбрасывает» именно те признаки, которые затем способствуют её выживанию, и лишь в процессе дальнейшей эволюции освобождается от ненужных мутантных генов.

Несомненно, что природа как бы предугадывает, делает в создавшейся сложной ситуации выбор: она ищет целесообразный и целенаправленный выход из создавшегося положения. К этому выводу приходит генетик И. К. Захаров в ранее указанной научной работе.

Не зря природа рассчитала строгую рождаемость полов: мальчиков производится на свет больше, чем девочек — на 100 девочек 101 мальчик. Известно, что к определенному времени мужчины оказываются в меньшинстве.

Мутации всегда направлены на специфическую защиту живой материи. Другое дело, что одни новые признаки более совершенны, а другие менее. Не так ли ведет себя и человек. У него всегда есть воля выбора: либо к совершенству, значит к жизни, либо к регрессу, значит к смерти.

Приведу всего лишь два факта, ярко показывающих специфичность и целенаправленность генных мутаций на выживание. Таких фактов тысячи в эволюции природы и народов, их надо только видеть. Из истории русского народа известно, что Александр Невский, сражаясь с тевтонскими рыцарями, понимал, что сила на их стороне, что ему трудно будет одержать победу. Немцы были облачены в тяжелые доспехи, хорошо вооружены и превосходили в численности. Но ум Александра Невского, мобилизованный на победу, оказался выше вражеского. Он загнал тевтонцев на тонкий лед, где они и нашли себе могилу. Это является наглядным примером содружества родной природы с генотипом воина. Битва на Чудском озере была знаменательной в судьбе русского народа и имела большое значение в его самоутверждении.

Для наглядности приведу еще один пример, характеризующий тесную связь среды обитания и генотипа, целенаправленного мутационного процесса на выживание в высшей духовной сфере руссов. Немцы обложили Ленинград со всех сторон и, казалось бы, выхода из создавшегося положения не было. Тогда русские построили железную дорогу жизни, как её называли, и, таким образом, выжили и добились победы. Другим ярким моментом, говорящим о гениальности руссов, является пример с танком Т-34, изобретённым инженером Кошкиным и в кратчайшие сроки введённым в боевые действия. Найдите ещё где-нибудь такой народ, который смог бы так быстро адаптироваться и победить врага.

Все мы хорошо знаем учение Ивана Петровича Павлова об условных и безусловных рефлексах, их роли в выживании, как животных, так и человека. Доказано, что ассоциативное обучение характерно для организмов на всех филогенетических уровнях вплоть до кольчатых червей. У некоторых видов животных и насекомых безусловное поведение носит характер специализации — у пчел, муравьев и т. д. Этот поведенческий опыт строго адаптирован к местным постоянным условиям, то есть специализирован. Как правило, инстинктивное поведение мало подвержено индивидуальным вариациям. Благодаря наличию этих вариаций, при появлении первого же сигнала об опасности, у индивида сразу же появляется реакция защиты.

Павлов доказал, как безусловные рефлексы теряют свою однозначность. Они могут появляться в качестве ответа не на один привычный сигнал, а на целый ряд сигналов. Их появление, вследствие влияния жизненного опыта, способствовало увеличению числа реакций по сравнению с числом безусловных рефлексов. Таким образом, безусловные рефлексы от разных сигналов обеспечивали жизнестойкость организма. Сумма условных приобретенных рефлексов в огромной степени расширяет диапазон инстинктивных поведений организмов, и Павловым была названа вторичной сигнальной системой. Естественно, приобретенный комплекс безусловных рефлексов имеет приспособительный целесообразный характер, выражающий особенности поведения вида или даже целого народа. Он возникает в каждом поколении заново благодаря сохранению и передачи по наследству.

По мере эволюции возрастает сложность и число связей между нейронами, увеличивается их разнообразие. Синапсы могут быть либо возбуждающими или тормозными, пусковыми или модулирующими. В результате нейронные комплексы приобретают огромные лабильные возможности для переработки информации. Лабильность нервных процессов, как основы психической адаптации, покоится на взаимодействии процессов торможения и возбуждения. Павлов доказал также, что лабильность и системность работы коры больших полушарий обусловлена изменением тектонических, климатических, географических и прочих условий среды обитания.

Филогенетическое развитие нервной системы, особенно центральной, обеспечивало всё более высокое проявление инстинктивного наследственно закрепленного поведения животных и человека и нарастания у них способности к обучению. У высших индивидуумов сложные инстинктивные процессы часто замещаются или модифицируются за счет приобретенного ими жизненного опыта — второй сигнальной системы. Вновь приобретенные рефлексы, связи, ассоциации, область сознательного поведения опираются на ту же нервную систему. Это затрудняет определить их различие. Но надо отметить, что между ними существует принципиальная обособленность. Безусловные инстинкты базируются на врожденных нервных механизмах и занимают в поведенческой деятельности человека 70-80% (в области подсознания). А приобретенные в процессе обучения базируются на индивидуальных связях синаптических волокон. Эффект обучения усиливается повторением стимулов, их интенсивностью в зависимости от сопровождающих положительных и отрицательных эмоций. Надо сказать, что на основании научных исследований как на однояйцовых близнецах, а также и на передаче по наследству различных заболеваний в сфере высшей нервной деятельности человека, происходит накопление поведенческих реакций на уровне подсознания в течение тысячелетий по мере накопления жизненного опыта и крепко фиксируется на генном уровне. И чтобы изменить генофонд человека, либо определенные черты того или иного народа, требуется не одна эпоха. Социальное обучение накладывает лишь поверхностный, внешне видимый отпечаток на человеке, либо на этносе, что выражается в области сознания и не является доминирующей частью в поведении. Ярким примером тому служат происшедшие изменения в африканских странах после ухода оттуда белых. Созданная цивилизованная инфраструктура жизнеобитания — многоэтажные здания, электричество, газ, водопровод, лифты — всё в несколько лет пришло в негодность. Воду на этажи стали носить ведрами на голове и для приготовления пищи разжигать в квартирах костры.

Касаясь эволюционного выживания народов, мне бы хотелось осветить такое интересное явление в жизни наших людей, как ятрогенное заболевание. Оно часто встречается в психиатрической практике. Это когда совершенно здоровые люди, общаясь с больными, сами подвержены их же заболеванию. На этот счет среди медиков существует анекдот. В психиатрической лечебнице идет выписка уже пролеченных больных. Сидит комиссия во главе с главврачом. Вводят больного. Комиссия задает ему вопрос: «Как ваша фамилия?», на что тотчас следует ответ: «Я чайник!» К удивлению комиссии внезапно раздается гневный голос главврача: «Не верьте ему, не верьте! Чайник это я!»

Ятрогенное заболевание не передается по наследству, как шизофрения, но исключить его из жизни нормальных людей нельзя. Не так ли обстоит сейчас дело с русским народом? Он, несомненно, подвержен ятрогенному заболеванию: забыты национальные корни, обычаи, многовековая культура, и пребывает под влияним другого, не свойственного ему мышления. Расплата незамедлительно сказалась.

Рассматривая данные Н. С. Кантонистовой, приведенные в статье «Исследование интеллектуальной деятельности близнецов» (журнал «Генетика», 1980 г., № 2, стр. 351-359), можно констатировать определенные парные совпадения у близнецов МБ с близнецами ДБ. У десяти из двенадцати отмечается одинаковые психические признаки, на основании чего Кантонистова делает выводы о влиянии генотипа на развитие интеллекта. На основании этих научных данных она подтверждает теорию Ламарка и  Стилла о передаче благоприобретенных признаков по наследству.

Об этом же пишет и В.П. Эфроймсон в ранее названной работе, где он анализирует зарубежных авторов, проводивших исследований по однояйцовым близнецам.

Однояйцовые близнецы, генетически идентичные (в отличие от двуяйцовых близнецов, генетически схожих лишь по половине своих генов) оказываются схожими не только по психике, но и по множеству компонентов интеллекта. Это близкое к тождеству сходство психических особенностей частично сохраняется и между однояйцовыми близнецами — партнерами, выросшими раздельно, независимо друг от друга в разных условиях. Следовательно, если условия среды не экстремально различны, а находятся в рамках обычной нормы, генетическое сходство обеспечивает не только внешнюю, но и интеллектуально-эмоциональную схожесть. Касаясь различных народов и этносов, мы также видим общие черты  интеллекта, присущие живущим в одинаковых географических условиях.

На Западе широкой популярностью пользуются взгляды Тейяра де Шардена, который считает, что дарвинизм может объяснить лишь пространственное разнообразие организмов вследствие различной среды обитания. Что же касается временных параметров прогресса органических форм, то тут дарвинизм бессилен, ибо эти процессы можно понять, только признав наличие особых сил. По мнению ученого развитие жизни на земле имеет непреодолимый ортогенетический характер, то есть осуществляется благодаря психоидным элементам, присущим материи. Их совокупность, или мировая психическая энергия, достигла своего высшего выражения в человеке. Это утверждает и современное ведическое мышление арийцев: живая частичка космического разума проникает в клетку на уровне РНК и ДНК, создавая мыслящую материю.

Возможно, не лишне сослаться здесь на ведические знания далекого из книги Олега Гусева «Белый конь апокалипсиса». Разум состоит из триединства — разума, энергии и материи. Высший космический разум — это вибрация сверхтонких элитных полей «блаженства», исходящих от невидимого мыслящего, созидающего добро эфирного сверхсущества, живущего рядом с нами в параллельных невидимых мирах и представляющего собой иерархически выстроенную гигантскую структуру сверхтонкой мыслящей проматери.

Как это ни наивно сейчас звучит, но тут есть и рациональное зерно, если взглянуть на проблему с точки зрения современной физики. В Галактике и во Вселенной всё держится на симметрии, сцементированной Суперсилой, состоящей из четырех взаимодействующих явлений — гравитации, электромагнита, слабой и сильной атомных энергий. В своей книге «Суперсила» известный английский физик и публицист Пол Девис пишет: «Кроме понятия порядка, как сложной организации, существует понятие порядка, заключающееся в простоте и симметрии, причем этот порядок может возникать как в пространстве, так и во времени. Хорошим примером пространственного порядка служит кристаллическая решетка. В кристалле атомы удерживают друг друга, образуя правильную структуру простого геометрического вида, обладающую высокой степенью симметрии. В основе кристаллической структуры лежит атомная ячейка определенного типа, отражающегося в симметрической форме, которая характерна для кристалла (например, кристалл поваренной соли обладает кубической формой). Именно атомной симметрией в конечном счете обусловлена правильная форма снежинок. Другим примером пространственного порядка является строение солнечной системы, в которой планеты почти сферической формы обращаются по почти круговым орбитам вокруг почти сферического Солнца.

В обоих этих примерах мы можем обнаружить, что причины пространственного порядка лежат в симметрии законов физики, управляющих рассматриваемыми системами. Многие физические системы обладают устойчивыми состояниями, которые демонстрируют высокую степень простоты и симметрии. Разумеется, предстоит еще объяснить, каким образом системы приходят в такое состояние. К сожалению, современная наука на это пока не даёт чёткого ответа.

Живая материя, человек и эволюция

Обращаясь к истокам советской науки о происхождении человека, хотелось бы вспомнить идею номогенеза, выдвинутую Л. С. Бергом в 1922 году. Он полагал, что невозможно объяснить органическую целесообразность, поскольку эти особенности изначально имманентно присущи живой клетке. С его точки зрения эволюция подчинялась только неким внутренним факторам, представляя собой лишь развертывание присущих живому феномену задатков.

В 1925 году В. А. Любищев выступил против якобы отжившего дарвинизма, утверждая, что генетика не в состоянии с позиции этой теории объяснить сложные законы эволюции. Он выдвинул концепцию «фило-генетического преформизма». Она утверждает, что эволюция идет под влиянием чисто внутренних сил, что, к сожалению, не отражает диалектический характер развития материи, которая осуществлялась на базе противоречивого единства внутренних, так называемых организменных, и внешних, то есть природных факторов.

Г. К. Грэхем утверждал, что целесообразное реагирование организмов — это исходное свойство живой материи. В нем, организме, заключены все факторы эволюции.

К. С. Тринчер считал, что любая живая система обладает физико-химическим механизмом усложнения своей структуры и функций. Поэтому, мол, органическая эволюция есть всего лишь проявление неких общих законов космогенеза.

Со своей стороны на основе последних научных данных мы лишь констатируем, что явления космогенеза совершенно исключить невозможно.

Однако среди определенной группы философов, психологов, педагогов, социологов все еще господствует тенденция отрицать роль наследственности, если речь заходит о вариациях любых способностей интеллекта в целом и в их развитии в рамках: норма, талант, гениальность. Основы подозрительного отношения к несомненным фактом влияния наследственности есть чрезвычайно упрощенное представление о том, что признание их приведет к антидемократическим позициям, оправдывающим расовое, национальное и классовое неравенство. Генетика ясно установила несостоятельность принципа «или генетика, или среда». Ясно, что в развитии любой особенности участвуют и генотип, и среда. Ясно также и то, что в рамках одинаковой среды обитания больше проявит себя тот генотип, который имеет лучший генофонд. А из выше перечисленных работ мы также видим, что среда обитания для того или иного народа, в ареале его обитания, является оптимальной для его проживания.

Современная наука накопила много данных о чрезвычайно великой роли наследственных факторов в высшей сфере нервной деятельности при таких заболеваниях, как шизофрения, маникально-депрессивный психоз, составляющий около половины случаев всех психических заболеваний, многие виды идиопатии, имбецильности, дебильности, синдрома Дауна. Так, например, Lamy и другие в 1961 году указывали, что во Франции около 0,5% младенцев имеют тот или иной дефект центральной нервной системы. Около половины из них имеют наследственную этиологию (акроцефалия, эпилойя, нейрофиброматоз, амавротическая идиопатия, церебральная диплегия, микроцефалия, синдром Дауна). Таким образом, поднимаясь в высшие формы сознания, необходимо отметить, что и мышление для каждого этноса в комплексе имеет свои различия.

С.Н Давиденков (1947 год) в своей замечательной работе «Эволюционно-генетические проблемы в неврологии» описал более ста различных наследственных заболеваний в высшей сфере нервной деятельности человека.

В предисловии к книге Эфроимсона «Генетика, этика и эстетика» М.Д. Голубовский вдвигает постулат, что нормальная психическая деятельность, в том числе нормальная система этнических реакций и мышления возможна лишь при условии нормального немутантного состояния многих сотен или тысяч генов. Мышление снижается до уровня олигрофрении (слабоумия) и начинает проявляться аномалиями в психике при гомозиготности по любому из сотен уже известных наследственных дефектов, а также при множестве самых разных аберраций хромосом.

Варвары захватили Рим, уничтожили цивилизацию. Потребовалось несколько столетий, чтобы она вновь восстановилась.

В работе В.П. Эфроймсона «Генетика психических заболеваний» болезнь Дауна определяется тяжелой и частой хромосомной аберрацией — трисомией 21, болезнь Клайнфельтера. Для этой болезни характерен набор хромосом (ХХУ). Носители их отличаются высоким ростом и агрессивностью. Таким образом, на основании генетического тестирования уже сейчас можно определить потенциальных преступников и убийц. А если принять во внимание эффект передачи генной памяти через одно, два поколения, то можно путем генетических консультаций избежать тех или иных заболеваний, либо неугодных характеристик у потомства, что, впрочем, успешно делали прежде наши предки, используя механизм сватовства. Сваха, выражаясь фигурально, была профессиональным консультантом-генетиком. Она стояла как бы на страже отбора генетического фонда своего народа.

Касаясь вопросов выживания, как отдельных личностей, так и народов, нельзя не обратить внимания на такую проблему, как групповой отбор. Дело в том, что в агрессивной среде обитания, в процессе эволюции человека могли выжить как животные, так и человек, объединившись в стаи или общества. С одной стороны, под воздействием агрессивной среды обитания, естественный отбор формировал в каждой личности хищнические инстинкты, эмоции господства и подавления себе подобных, сильные эгоистические начала.

С другой стороны, каждый член общества понимал, что он мог выжить только при совместных усилиях, подавляя свои эгоистические интересы и развивая в себе такие чувства, как совесть, справедливость, альтруизм, патриотизм, руководствуясь которыми, он лично для себя не имел никакой выгоды, более того, даже ущемлял себя.

Важно отметить, что приведенные выше понятия оправдывают себя только при взаимности, при общине, свойственной русскому народу. Только групповому отбору и лучшим своим моральным качествам человечество обязано своему существованию по настоящее время. Ослабление этих признаков в народе и превалирование личных эгоистических начал, что мы сейчас наблюдаем в процессе разрушения страны и рыночной экономики, когда человек человеку становится волк, в конечном счете, ведет к уничтожению народа. Не случайно ежегодно население России, преимущественно русского этноса, уменьшается на миллион. Пять миллионов русских молодых женщин из-за истощения не могут рожать. По статистике, в ближайшие годы число наркоманов возрастет до двух миллионов, а на самом деле их уже сейчас не меньше, если не больше. Свирепствуют эпидемии спида, туберкулеза, гепатита, короновируса.

О целесообразности альтруизма еще век назад горячо пропагандировал великий писатель и философ Лев Николаевич Толстой. Он подчеркивал, что надо подняться до такого мышления, чтобы делать для своих ближних доброе, как для самого себя, и при этом получать от этого высшее наслаждение.

Характерно, что у всех народов вырабатывались очень острые эмоции по отношению к поступкам, наносящим обществу вред, а именно к предательству, неблагодарности, обману, воровству. А сейчас у себя мы наблюдаем, как эти защитные качества сильно притупились. К чужакам альтруизм на генном уровне не передавался, а, напротив, формировалась отчужденность. Интернационализм, способствовавший в Советском Союзе, укреплению дружбы народов, с одно стороны, с другой, отрицательно сказался на альтруистических чувствах русского народа. После распада Советского Союза, оказавшись в одиночестве, русские в моральном отношении многое потеряли, стали Иванами, не помнящими своего родства. На этом фоне творится полный беспредел. Если при царе известный предприниматель и промышленник Чижов ратовал за вытеснение чужеземцев из экономики России, то нынешние правители её богатства продают иностранцам направо и налево.

Возвращаясь к науке, можно сказать и о материальном субстрате биологических основ альтруистических эмоций. Методом  вживления электродов уже обнаружены центры ярости, голода, удовольствия, также центры, участвующие в этических и эстетических оценках. Если предположить, что эти центры соединены нервной связью с центром удовольствия, то без натяжек можно представить себе и о возникновении материального субстрата такой связи в ходе эволюции.

Возьмем три группы людей, одна — северяне, другая южане и третья — метисы и проследим, как они будут выживать в наших условиях. Наверняка, только по простудным заболеваниям на первое место выйдут южане, на второе метисы и на последнем месте окажутся северяне. По смертности будет проглядываться аналогичная картина. Таким образом, северная нация самоочищается.

И это еще раз подтверждает ложность измышлений о неполноценности некоторых народов. А вот «ихний» наиболее чистый, богом избранный имеет право на господство над другими нациями, имеет право внедрять свой новый мировой порядок. И неверно суждение новоявленных «антропологов» типа белорусского националиста Поздняка, яро выступающего против союза Белоруссии с Россией: «Русские — это не славяне, это переродившаяся нация — агрессивная полумонгольская толпа». Но еще историк Ключевский писал, что двухсотлетнее татарское иго было номинальным и никак не отразилось на русском генофонде, русская кровь не приняла татарскую. А редкие археологические находки монголоидных скелетов на Руси объясняется просто: среди русских в исключительных случаях жили и монгольские семьи. Интересно проследить генеалогию нашего великого поэта, предки которого, как известно, выходцы из Африки. В настоящее время у его потомков не отмечается никаких признаков негроидной расы, да и у самого Пушкина уже мало, что оставалось от прадеда. «Блондинистый, почти белесый…» — писал о нем Есенин.

Современные исследования, недавно проведенные сотрудниками института антропологии МГУ методом сравнения нескольких тысяч фотографий на компьютере разных народов, доказали, что антропологические различия между русскими, живущими в Калининграде и на Камчатке, меньше, чем между немцами, живущими в соседних германских провинциях. Череп русского в среднем на один миллиметр шире черепа француза, а волосы на 30-40% светлее, чем у западноевропейцев.

Во времена покорения черной Африки белые легионеры вымирали полками и лишь после открытия хинина добились военного успеха. Африка превратилась в колонию Европы. А потомки легионеров от поколения к поколению, приспосабливаясь к местной среде, теряя белые гены, превращались если и не по цвету, то по биологическому фактору в аборигенов.

В этом случае мои оппоненты могут сказать: «Вот наглядный пример влияния цивилизации на человека. Изобрели хинин и выживаемость белых в Африке резко повысилась». На это я могу ответить: «В первом случае гемоглобин S был выработан природой в течение тысячелетий, а хинин был открыт человеком в короткий период. В принципе человеческий ум — это та же природа. Он создан природой для выживаемости человека. Следовательно, в том и другом случае действует эволюционный отбор. Есть в крови S гемоглобин — человек выживает, есть хинин в кармане — тоже выживает.

Однако оппоненты и теперь возразят, что на современном этапе развития цивилизации уже не так важно быть в Африке обязательно черным или иметь защитные механизмы в виде толстых губ, широкого носа, кучерявых волос. Сейчас имеется много других цивилизованных способов для предотвращения угрозы вымирания в экстремальной среде. Это — хинин и его производные применительно к Африке, это закрытые помещения с кондиционерами и прочими защитными атрибутами. В конце концов, можно уничтожить всех комаров, переносчиков малярии, и проблема будет решена. Правда, при этом можно только гадать о последствиях — сколько видов фауны выпадет из биологической цепочки и что будет с нами потом. Можно бороться даже с солнечной радиацией и земным магнетизмом и гравитацией, как это делают космонавты, облаченные в скафандры. Придаваясь фантазии, можно и всю Землю одеть в стеклянный колпак и предохранить человечество от солнечных вредных лучей. Всё это так. Однако накопленный человеком опыт показывает, что ум не так уж изобретателен в сравнении с биологическими способами приспособления. Слишком много побочных, вредных проявлений мы получаем при искусственных условиях жизни. На нашем Севере распространен ранний атеросклероз, вызывающий преждевременную смерть от инфаркта миокарда у приезжающих сюда рабочих из Средней полосы России. Причина тому — пониженное содержание кислорода в воздухе, малоподвижный образ жизни из-за холода, высококалорийное привозное консервированное питание.

Одна авария на Чернобыле принесла человеку вреда больше, чем все вместе взятые атомные электростанции Земли пользы. Но мы не можем остановить прогресс. Джин выпущен из бутылки. В каждом из нас живет стремление к прогрессу. Так устроен человеческий мозг. Это заложено в наших генах. К чему приведет развитие цивилизации в далеком будущем мы не в состоянии предугадать. Возможно, будут созданы идеальные условия жизни для всех людей, и гомосапиенс превратиться в однородную космополитическую нацию, подобную той, которая на наших глазах хотя бы внешне выглядит в США. Американец — кто он? Англичанин, негр, индеец или еврей?

Возможно, из-за необдуманных действий человека наступит глобальная катастрофа, и новая среда обитания достанется другим формам жизни. Пока же, на данном этапе, мы все дети природы, все подвержены влиянию космоса и целиком зависимы от ареала своего обитания. Мы имеем определенные антропологические данные, определенный цвет кожи, определенный иммунитет, определенную психологию и, в конце концов, определенные гены, свои языки, обычаи и нравы, религию и культуру и этим отличаемся друг от друга.

    Каждая раса, народ инвидуальны. Зачем их перемешивать?

    Итак, на основании вышесказанного сделаем вывод: нация в процессе эволюционного отбора очищается от посторонних генов, чуждых данной среде, как море очищается от речного ила. Подмечено: чем ближе к центру обитания той или иной нации, тем ярче выражены национальные особенности. Этим, несомненно, объясняется то, что национальные герои рождаются, как правило, не в столицах, а в глубинках. Основываясь на этом законе — законе самоочищения нации, нам теперь ясно, почему на протяжении тысячелетий в незамутненном состоянии существуют расы, народы и даже этнические группы.

    (окончание следует)

    One Comment on “Вячеслав Жуков. Мы и они (продолжение)”

    1. Отличное исследование , так необходимое в наше время нового переселения народов и попыток перемешивания этносов. Пора трезво . без утопических мечтаний о смешении всего и всех изучать процессы геогенетических изменений и приспособлении этносов к привычной среде обитания. Бесспорн, популяризация этих исследований должна входить в программы образования для людей обучающихся в высшх учебных заведениях, имеющих специализацию по управленчиским, медицинским и учительским профессиям.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.