Вольфганг Акунов. Жизнь человека во мгле

(продолжение)

Как выразился в марте 1914 года в британском парламенте возмущенный происходящим виконт сэр Филипп Сноуден: «Джентльмены, мы находимся во власти организации, состоящей из мошенников, генералов, фабрикантов вооружений и журналистов! Все они стремятся к безграничному увеличению потребностей в оружии и военных материалах и ради этого беспрерывно выдумывают вызывающие тревогу, заведомо ложные измышления, запугивая ими общественность и министров»! Тем не менее, в 1919 году, всего через год после завершения четырехлетней кровавой бойни, жертвой которой пали от 8 до 10 миллионов граждан всех стран, не считая десятков миллионов раненых и искалеченных, самый главный из упомянутых виконтом Сноуденом в речи перед парламентом «мошенников» — Бэзил Захаров, ближайший друг и конфидент британского премьер-министра Дэвида Ллойд-Джорджа, своего собрата по древнейшей масонской ложе «шотландского устава» — Гередом-Килвиннинг -, возводящей свое происхождение к «бедным рыцарям Ордена Христа и Храма Соломонова»  — тамплиерам -, бежавшим в 1314 году в Шотландию от цепких рук короля Филиппа IV Красивого, разгромившего штаб их Ордена во Франции, и великий спикер (ритор, вития) Британской ложи — (того самого Ллойд-Джорджа, который обосновывал необходимость примирения с большевиками тем, что ведь «торговать можно и с людоедами!»), был возведен Его Величеством Королем Великобритании и Ирландии и Императором Индии в рыцарское звание. Облачившись в белые атласные кафтан и панталоны, алую шляпу с белым пером, алую мантию с белым подбоем и белые сапоги с алыми отворотами, турецко-русско-греческий «мошенник» прошел торжественную церемонию посвящения в рыцари чести (Knight of Honour), или почетные кавалеры Большого Креста (а не командоры, как ошибочно писал о реальном прообразе бесстыдного и бесчестного Андершафта не только автор настоящей исторической миниатюре, в своих предыдущих публикациях, но и классик американской литературы Эптон Синклер —  в своем известном романе «Меж двух миров») Ордена Бани (Order of the Bath), знаменитой «красной ленты» (Red Ribbon). Бывший до этого «просто» Бэзилом Захаровым, он стал теперь «сэром Бэзилом Захаровым» — в воздаяние его «неоценимых заслуг перед британским народом». Вслед за тем «торговец смертью» из Стамбула удостоился и посвящения в почетные кавалеры Большого Креста Ордена Британской Империи, получив в придачу титул баронета.

Еще раньше,  31 июля 1914 года (аккурат в день убийства в Париже французским шовинистом знаменитого противника войны Жана Жореса) Президент Французской Республики Раймон Пуанкаре (по прозвищу «Пуанкаре-Война») наградил «мошенника» мсье Базиля Захарова высшей степенью (Большим Командорским Крестом) Ордена Почетного Легиона (Legion d’ Honneur) – разумеется, исключительно «за выдающиеся заслуги перед французской нацией».

И весь «свободный мир» воспринимал эти награждения как должное. Да и могло ли быть иначе? Ведь Захаров помог Антанте выиграть «войну за демократию против тирании», «войну, которая раз и навсегда покончила со всеми войнами»! Побежденная Германия герра Базиля, правда, ничем не наградила. Впрочем, режим «Веймарской республики», пришедший к власти на руинах поверженного Второго рейха, отменил все прежние титулы, ордена и награды как «наследие реакционного монархического прошлого», а новые, собственные ввести не пожелал или не успел. Может быть, в этом и было все дело?

К описываемому времени «мошенник» из стамбульской трущобы (хотя – кто знает, откуда он был все-таки родом?), которому скоро должно было исполниться 70, достиг вершины своей кровавой карьеры.

Английский историк и журналист Дэвид Мак Кормик пришел в своей опубликованной в 1965 году книге-исследовании «Коммивояжер смерти» к выводу, что сэр Бэзил, в довершение ко всему, небезуспешно затягивал окончание мировой войны (что впоследствии, впрочем, нисколько не повредило его имиджу). Как-то Захаров, в приливе откровенности, заявил журналистам: «В 1914 году Германия была гораздо более уязвимой, чем это казалось непосвященным. Я мог бы указать союзникам как минимум три точки, ударив по которым, Антанта могла бы подвергнуть германский военный потенциал тотальному уничтожению. Однако это привело бы к краху предприятие, над развитием которого мы трудились свыше ста лет».

Подобные откровения уже не могли ему повредить ни в общественном мнении, ни в глазах власть имущих. У Захарова были в руках гораздо более весомые козыри – его всесторонние связи с многочисленными, явными и тайными, центрами финансовой, промышленной и политической власти, деньги и его экономическая мощь. Надо думать, «сын турецкого подданного» был связан и с разведывательными службами (а как же иначе?). Во всяком случае, с его именем упорно связывали легенду, согласно которой Захаров якобы в последний год мировой войны (1918), под видом болгарского военного врача, занимался в Германии шпионажем в пользу Антанты. Как бы то ни было, Захаров пользовался благосклонностью не только Ллойд-Джорджа (любителя «торговать с людоедами»), но и французского премьер-министра Жоржа Клемансо (по прозвищу «Тигр»), которому, в знак дружбы и глубокой сердечной привязанности подарил роскошный автомобиль «роллс-ройс». Впрочем, не меньшая симпатия связывала оружейного короля и с заклятым врагом и соперником Клемансо — Аристидом Брианом.

Одной из задач Захарова, успешно выполненных им в годы развязанной не без его активного участия вселенской бойни, было вовлечение его «исторической родины» — королевства эллинов, сиречь Греции — в мировую войну на стороне держав Антанты, что помогло бы укрепить восточный фланг (Салоникский фронт) противников Центральных держав (стран австро-германо-турецко-болгарского блока). Вначале добиться этого казалось невозможным, поскольку король эллинов Константин, женатый на сестре германского Императора Вильгельма II Гогенцоллерна, симпатизировал кайзеровской Германии. Однако Захарову удалось учредить в Греции агентство печати, усердно распространявшее новости, представлявшие ход войны в благоприятном для Антанты свете. Через несколько месяцев король Константин был отстранен от власти финансируемые Захаровым греческими мятежниками и фактически заменен на посту главы государства всецело проантантовским премьер-министром Елевферием (Элефтериосом) Венизелосом.

Кстати говоря, неодолимые стремление и готовность «торговать с людоедами» проявлял не только Ллойд-Джордж, но и сам сэр Бэзил. Существует немало свидетельств тому, что с его подачи крупные партии британских вооружений (производства концерна «Виккерс»), предназначенные для русских белогвардейцев — Вооруженных Сил Юга России генерала Антона Ивановича Деникина и Русской армии генерала барона Петра Николаевича Врангеля -, оказывались сорванными или «внезапно» перехваченными красными «людоедами», что вполне соответствовало целям тайной пробольшевицкой политики Ллойд-Джорджа (как известно, воскликнувшего на заседании британского парламента при получении известия об отречении Императора Николая II от престола в феврале 1917 года: «Джентльмены! Поздравляю Вас! Одна из главных целей Великобритании в войне достигнута»!) и «серого преосвященства» Британского Содружества, руководителя основанной Сесилем Родсом тайной организации «Круглый Стол» (Round Table), международного банкира, промарксистского члена британского военного кабинета, сиониста и будущего английского комиссара в открытой для еврейской колонизации подмандатной Палестине — лорда Альфреда Мильнера.

Именно лорд Мильнер, прибывший в Россию в феврале 1917 года, за две недели до масонского переворота, вместе с британским послом сэром Джорджем Бьюкененом (своим собратом по ложе) отдал думским заговорщикам приказ действовать. Ведущая роль банкиров Уолл-Стрита и их европейских (прежде всего — британских) сообщников в политическом и финансовом обеспечении февральского и октябрьского переворотов 1917 года в России в настоящее время ни для кого больше не является секретом (даже билет на пароход из Америки в Россию Льву Давидовичу Троцкому в 1917 году купил американский миллиардер Арманд Хаммер — «капиталистическая акула» высшей пробы, и в то же время — странным образом! — «большой друг Советской страны» и «вождя мирового пролетариата» товарища Владимира Ильича Ленина лично, даже в 70-е гг. ХХ века запросто ходивший ночами к нему в мавзолей безо всякой охраны — вероятно, советоваться о чем-то крайне важном с мумией своего «вечно живого» друга и собрата-масона)…

Но… всему на свете приходит конец.  Пришел конец и бесконечному «везенью» сэра Бэзила. Захаров, грубо говоря, «зарвался» и, при поддержке Ллойд-Джорджа, фактически подтолкнул греческого короля, возвращенного к власти своими сторонниками, изгнавшими Венизелоса, в 1920 году, после подписания Грецией, под давлением Франции и Италии, соглашения, фактически лишавшего ее большинства своих завоеваний в Малой Азии, к развязыванию новой войны против Турции в 1921 году. Разумеется, «торговец смертью» хотел, заодно, воспользоваться удобным случаем и, ценой греческого «пушечного мяса», прибрать к рукам Киркукские нефтяные месторождения. К тому же греческое королевское правительство обещало Захарову, от которого получило полмиллиарда франков золотом на продолжение войны с турками-кемалистами –  концессии за то, что тот скупал греческие займы. Но в первую очередь его – совершенно внезапно для всех, кто знал Захарова — неожиданно (возможно, и для него самого!) охватил приступ неистового «эллинского патриотизма», если не сказать «великоэллинского шовинизма».

Да и то сказать — разгромленная силами Антанты Турция, урезанная до размеров Анатолии, охваченная кровавой гражданской войной между сторонниками и противниками султана, казалась поверженной навсегда, а Константинополь – желанная цель! – вот он, совсем рядом, рукой подать! То, что по заключенному Антантой с побежденной в мировой войне Османской Империей в 1920 году Севрскому мирному договору Стамбул-Константинополь должен был находиться под международным управлением, безмерно возгордившихся «сынов Эллады», кажется, совсем не волновало. Возвращенный у власти король эллинов (которого, как на грех, звали Константином, подобно основателю «Византийской» Империи – Святому Равноапостольному Царю Константину Великому, что не только вызывало невольные ассоциации, но и порождало несбыточные надежды!), «с подачи» Захарова, и в то же время — как бы совершенно независимо, «поддавшись общему порыву», провозгласив себя «Императором ромеев Константином XII», с балкона дворца в занятой греками по Севрскому договору Смирне (Измире) призвал свое славное эллинское воинство к превращению Эгейского моря в «греческое озеро», громогласно возопив: «Вперед сыны Эллады! На Византию!».

Также «поддавшись общему порыву» и, вероятно, внезапно «ощутив себя греком», Захариас Базилеос Захаров утратил свою всегдашнюю осторожность, изменил своим, прошедшим испытание временем, «принципам» (никогда не класть все яйца в одну корзину!), и впервые «поставил только на одну лошадь» — то есть, исключительно на греков. И впервые в жизни проиграл! Впервые планы сэра Бэзила не увенчались успехом! Вопреки ожиданиям, победили не греки, двинувшиеся, в нарушение условий Севрского мирного договора, на Константинополь, а турки, в августе 1922 года наголову разгромившие эллинскую армию вторжения, оставшуюся без поддержки армий бросивших зарвавшуюся, по их мнению, Грецию, проглотившую больше, чем могла переварить, в беде держав Антанты, в кровопролитной битве на реке Саккарья в Анатолии.

Немалую помощь турецкому лидеру Кемалю-Паше (Ататюрку, то есть «отцу турок») оказали московские большевики, поддержавшие бывшего салоникского масона-«дёнмэ» награбленным в России золотом, вооружениями и военными советниками и желавшие руками турок поразить не столько греков, сколько стоявшие за спиной греков страны Антанты, и, прежде всего – Англию. Ведь именно Англия обещала грекам Смирну и прилегающие малоазиатские территории в обмен на отправку греческих оккупационных войск в Одессу в период Гражданской войны в России!

Чрезвычайным Послом «Украинской Советской Социалистической республики» (по согласованию с Р.С.Ф.С.Р.) в Турцию был назначен советский командарм Михаил Васильевич Фрунзе, прибывший в декабре 1921 года в столицу Ататюрка — Анкару — инкогнито, под именем «купца Михайлова». Советские большевики поставили туркам-кемалистам 39 тысяч винтовок, 327 пулеметов, 54 артиллерийских орудия, 63 миллиона патронов, 147 тысяч снарядов, 100 тысяч комплектов обмундирования, 62 тысячи пар обуви, четыре тысячи пятьсот тонн продовольствия. Кроме того, с территории ставших уже советскими Армении и Грузии на контролируемую кемалистами часть турецкой территории было переправлено 3 000 тонн военного имущества бывшего русского Кавказского фронта. Красная Москва «отсыпала» Ататюрку 10 миллионов рублей золотом, построила ему в Анкаре два пороховых завода, патронный завод, завезя сырье, необходимое для производства патронов, и т.д. и т.п. — все, конечно, безвозмездно, из чистой и альтруистической любви к антиимпериалистическому турецкому национально-освободительному движению…

С другой стороны, почти открыто помогали туркам-кемалистам оружием и… французы, официально все еще считавшиеся «стойкими противниками большевиков» и верными союзниками англичан в рамках «сердечного согласия»!

И результат не замедлил себя долго ждать… Разбитые Кемалем в пух и прах эллинские рати «Императора ромеев Константина XII» бросились спасаться бегством к морю, бросая винтовки, пулеметы, моторизованную артиллерию, бронемашины и танки (все – производства фирмы «Виккерс», между прочим!), преследуемые и беспощадно истребляемые турецкой конницей, сбросившей в море десятки тысяч деморализованных солдат «короля эллинов». Погибло более 100 000 греков, и все предоставленное им Захаровым – конечно же, в кредит! — дорогостоящее виккерсовское вооружение досталось торжествующим победу туркам!

Сэр Бэзил потерял свои концессии – Киркукский нефтяной район оказался в руках победоносных турок, передавших концессии другой компании – «Стандард Ойл». Акции «Сенского банка», также контролируемого Захаровым, разом упали с 500 до 225. От Захарова вмиг отвернулись все его прежние друзья-политики. «Свободная демократическая пресса» стала задавать все больше неприятных вопросов о характере отношений, существующих между премьер-министром Великобритании Ллойд-Джорджем и таинственным греческим (?) торговцем, ставшим в результате головокружительной карьеры всеевропейским королем вооружений. Тот же самый вопрос был публично поднят в Палате общин британского парламента – это было все равно, что схватить сэра Бэзила за ворот его алой бархатной мантии почетного кавалера Большого Креста Ордена Бани и вытащить на солнышко для всеобщего обозрения. «Большой конфуз» казался неминуемым – ведь победа турок над греками, на вооружение и снабжение всем необходимым которых сэр Бэзил потратил десятки миллионов фунтов стерлингов, в Анатолии, была тяжелейшим ударом по английскому престижу.

Турция — самая слабая из Центральных держав, только что поверженная в прах в величайшей из войн, пресловутый «больной человек Европы», переживший полный разгром всего четырьмя годами ранее, открыто порвала навязанный ей Антантой унизительный договор! Турецкая армия, захватив у разбитых греков оружие производства Захарова (причем в огромном количестве!) подступила к самим стенам оккупированного силами Антанты Константинополя, где ее остановил только страх перед морскими орудиями англичан (тоже, кстати, производства Захарова!). Англии грозила опасность новой войны – на этот раз против турок, за спинами которых (невзирая на тайные связи с Захаровым — как говорится: «Дружба дружбой, а табачок — врозь!») маячили советские большевики — войны, которую британцам пришлось бы вести один на один, уже без помощи французов, итальянцев и американцев. В октябре 1922 года премьер Ллойд-Джордж был вынужден выйти в отставку – последним из версальской «Большой Четверки», с таким апломбом диктовавшей всему миру условия глобального послевоенного развития. Так проходит мирская слава!

15 мая 1923 года сэр Бэзил Захаров, считавшийся на тот момент, наряду с Джоном Пирпонтом Морганом и Джоном Дэвисоном Рокфеллером, одним из богатейших людей мира, решил, наконец, стать частным лицом. Денег, заработанных в качестве комиссионных в ходе торговли оружием, спекуляциями на фондовой бирже, перекупкой и перепродажей фабрик и банков, у него скопилось предостаточно. 18 мая Захаров приобрел контрольный пакет акций казино Монте-Карло. В сентябре 1924 года он женился на недавно овдовевшей донье Марии дель Пилар, герцогине Вильяфранка де лос Кабальерос, с которой познакомился лет за 30 перед этим во время поездки в Восточном Экспрессе по маршруту Берлин – Стамбул — Багдад. Много лет она была его возлюбленной и родила ему двух дочерей, ставших единственными наследницами «торговца смертью».

Герцогиня умерла через 18 месяцев после того, как многолетние любовники «покрыли грех венцом». Ее смерть окончательно сломила сэра Бэзила. Захаров превратился в дряхлого старика с ледяными, полными ненависти глазами. Левинсон описывал Захарова той поры как внутренне опустошенного, разочарованного, вконец уставшего от жизни человека. Сэр Бэзил испустил дух на руках своего верного камердинера 27 ноября 1936 года. Незадолго перед смертью он сжег 50 тетрадей своих дневников (хотя, возможно, это только слухи).

Любопытно, что американский черный маг Антон (Шандор) Лавей, учредитель «Церкви Сатаны» (официально зарегистрированной в США), кстати, внешне похожий на Захарова, как две капли воды! — посвятил свой опус «Ведьма-сатанистка» сэру Бэзилу Захарову — «человеку, знавшему, как использовать женские чары в своих интересах», и даже назвал своего родившегося в 1978 году внука Стэнтон Захарофф (Захаров) — «в честь самого успешного и циничного торговца оружием в истории». Если верить Лавею, то он проникся еще более глубоким уважением к Захарову, узнав, что даже после смерти Захарова те, кто пытались разоблачить его махинации или критиковать его «задним числом», теряли работу, здоровье и даже умирали, как будто Захаров простирал руки из могилы, чтобы и дальше подчинять земной план своему влиянию. В имении Захарова Шато Баленкур на юге Франции имелась задрапированная черным крепом сатанистская часовня, скрытая в замковой стене. Синий сумрачный грот глубоко под землей, куда челны в форме лебедей заплывали через тщательно замаскированный туннель, служил местом тайных свиданий. С точки зрения Лавея, подлинными «черными магами» были именно такие люди, как Калиостро и Захаров, а не гипотетические «ведьмаки» и «ведьмы», которых инквизиторы сжигали на кострах на потеху профанам.

«Несомненно, этот человек большую часть своей жизни занимался подготовкой и подстегиванием взаимного истребления людей. Тем не менее, было бы несправедливо и абсурдно осуждать его за это (!). Все мы были втянуты в те сложные процессы, которые принесли ему столь неисчислимые богатства, и каждый из нас (!) несет свою долю ответственности за это. Ибо организация массовых убийств является неотъемлемой частью нашей общепризнанной идеологии». Эта оценка жизни и деятельности Захариаса Басилеоса (Захара Васильевича? А может, просто Базиля? Или просто Бэзила?) Захарова прозвучали из уст знаменитого английского фантаста, романиста, журналиста, оккультиста, социолога, историка и… разведчика (?) Герберта Джорджа Уэллса (другого «таинственного человека Европы» или, говоря точнее, «человека во мгле» — не зря он назвал свою книгу о визите к Ленину, одному из тех «людоедов, с которыми можно торговать!» — именно так: «Россия во мгле»!) в 1932 году. Лучше, наверно, не скажешь. Если понимать под словом «мы» тех угнездившихся на земле Британии господ, которых имел в виду Уэллс.

Здесь конец и Богу нашему слава!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.