Игорь Гревцев. Великая Отечественная

Нашей Великой победе посвящается

Великая Отечественная

Такой мы её не гадали-не ждали,

Хоть, вроде бы, предощущали всей кожей.

Так что же смело нас? Ошибки? Орда ли?

А может, и в правду, был бич это Божий?

Да, всё получилось по воле Господней:

Война обозначилась в каждом семействе

Не праздничной свахой, а подлою сводней,

Народ окрутившей с погибелью вместе.

Нет, мы не боялись войны; мы хотели

Геройски погибнуть за нашу Отчизну.

Но так закружили стальные метели,

Что даже наш подвиг нам стал в укоризну.

И могут желать ли чего-либо, кроме

Позора и плена, кичливые рати,

Что вышли на поле сражения в форме,

Запятнанной кровью расстрелянных братьев?

Нам это открылось, как Истина в храме,

Когда окрылили нам плечи погоны

Тех, нами когда-то отвергнутых, армий,

Что в бой уходили под сенью иконы;

И там своей смертью, всегда вдохновенной,

За Веру, Царя и Отечество – веско

Они омывались в купели военной

До ангельских риз, до небесного блеска.

Мы поняли это под звон колокольный,

Под пение Крестных ходов и молебнов,

И то, от чего было стыдно и больно,

В конце обратилось лекарством целебным.

Мы приняли Божию кару по-детски,

Всё больше смиряя себя год за годом.

В купель мы входили народом советским,

А вышли оттуда мы Русским народом.

И только тогда повернула на Запад

Война, обращённая ликом к Востоку,

Когда мы спустились Божественным трапом

С разбитого судна гордыни жестокой.

Достойным плодом покаяния стал нам

Пропитанный кровью, слезами, золою

Наш воинский стяг над горящий Рейхстагом –

И звёзды салютов над Русской землёю.

Мальчишки и девчонки  России

Уходили мальчишки на фронт.

Провожали их девочки русские –

Увядал не целованный рот

И глаза становились тусклыми.

А мальчишки седели в боях,

Оставаясь детьми, тем не менее.

Так взрослела Отчизна моя

Почти в каждом своём поколении

Век от века, без всякой вины,

Будто ей эти войны завещаны…

Возвращались мужчины с войны

И встречали их русские женщины.

Но опять и опять, и опять

Расставались мальчишки с девчонками.

На земле моей каждая пядь

Их слезами и кровью подчёркнуты.

Что поделаешь, Родина-мать?

Видно, так уж от Бога назначено:

Русским быть – это, значит, страдать,

И, наверно, не нужно иначе нам…

Когда возвращаются дивизии

Тот год был безумен и страшен

Не смертью, а шагом солдат:

Дивизии шли мимо пашен

Походкой идущих с блуда.

Земля не дрожала под ними,

А жалко тряслась, как щенок…

Всё будет потом, когда минет
Отмеренный Господом срок.

Нам этого срока хватило,

Чтоб выпить позор свой до дна –

И всю нашу скверну омыла

В купели позора война.

Россия в очищенной ризе –

Она уже Божий народ.

Возврат отступивших дивизий

Был неотвратим, как восход.

Дрожала земля под ногами

Вернувшихся русских солдат,

Когда они шли за врагами

В сиянии ангельских лат.

И вот она высшая правда, –

Проста, как сердец ваших стук:

Не троньте Россию (не надо!),

Когда она служит Христу.

Шутите с голодными львами,

Играйте с гремучей змеёй,

Померяйтесь духом с цунами, –

Но только не с Русской землёй.

Пусть будет ваш мир агрессивен,

Он все же подарит вам шанс.

Но если коснётесь России,

Ничто не спасёт уже вас.

Товарищ командир…

Последняя минута

                       перед командой: «К бою!»

Товарищ командир, поговори со мной.

Сейчас мы все равны

                      пред Богом и судьбою:

У всех у нас одна Россия за  спиной.

Ведь кто бы ни был кем

                     до этого вот поля,

Где мы с тобой вдвоём одну команду ждём,

Сейчас нас от земли

                     рванёт чужая воля

И мы с тобой вдвоём на смерть одну пойдём.

Мы примем эту смерть

                     и на двоих разделим

По-братски, пополам, как не делили хлеб.

Давай смотреть в глаза

                     друг другу, в самом деле –

Ты мне, а я тебе – коль этот мир ослеп.

Товарищ командир,

                    в твоих глазах бездонных

Я вижу отчий дом и купола церквей;

Я вижу, как полки

                    ведет Димитрий к Дону;

Я вижу блеск Руси – величие Царей.

Товарищ командир,

                    осталось нам немного:

Я это прочитал в родных  глазах твоих.

Сейчас мы в бой пойдём,

                   чтобы предстать пред Богом –

Так пропоём одну молитву на двоих.

Теперь нам предстоит

                  всегда делить с тобою

И жизнь, и смерть, и Веру, и Святую Русь.

Ну, вот и всё. Пора!

                  Звучит команда: «К бою!»

Сейчас я перед Богом с тобою обнимусь.

Смерть солдата

Он молча осенил крестом

Свою израненную грудь.

И, так же молча, за Христом

Ушёл он в свой последний путь.

На поле боя пал танкист.

И хоть героем он и не был,

Но перед этим чистым небом

Сейчас он был навеки чист.

Он был мужчина и солдат.

Он был, без выспренних раздумий,

Достойный муж, отец и брат.

И вот теперь – достойно умер.

Он, ставший воином Христа,

Не изменил своей Присяге,

И вот теперь, в сыром овраге,

Лежал с улыбкой на устах.

Подбитый танк его горел,

Дорогу в небо освещая.

И восходил солдат горе,

Врагов и недругов прощая.

Святая Русь, гордись собой:

Ведь это ты его взрастила,

И ты его благословила –

И за тебя он принял бой.

Не будет!

Вот, уходит последняя рота

На кровавые передовые.

Вот, скрываются за поворотом

Замыкающие рядовые…

Шли в смертельную битву мужчины,

Безымянные русские парни,

И ложились на дно той пучины

Как плотины гранитные камни.

Шли они по военным дорогам,

Умирали, от боли шалея…

Сколько их, предстоящих пред Богом

В ослепительно белых шинелях!

Если б вдруг загорелись их нимбы

В одночасье – все сразу! – на небе,

Мир сгорел бы от света их, либо

Он бы тем, чем является, не был.

Он бы каялся, грех отвергая,

День и ночь не вставая с коленей.

Он рыдал бы от края до края

В каждом городе, в каждом селенье.

Но не будет тебе сего чуда,

Мир лукавый, погрязший в трясине

Своих собственных ядов, покуда

Не поймёшь ты значенья  России.

Священная дань

Я уходил в заоблачную даль…

Стоящий по ту сторону страданий,

Я в полной мере понимал тогда

Значение священной этой дани.

Земля вокруг от крови стала влажной

И небо разъедал пожарный смог,

Но это было всё уже не важно –

Я выполнил, я выполнил свой долг.

На бранном поле, мёртвый, я лежал,

Как на достойном погребальном ложе,

И видел: моё имя на Скрижаль

Своим перстом наносит ангел Божий.

И потому я был уже спокоен,

Готовый перед Господом предстать –

Не просто за  Россию павший воин,

Но воин победившего Христа.

Я умер за тебя, Святая Русь,

И кровь моя, что пролил я без звука,

По слову твоему пред Богом пусть

Мне будет моей верности порука.

Благодарю тебя, мой Искупитель,

За смерть свою и за Твою любовь.

Прими меня… прими в Твою обитель.

А Русь Святая – примет мою кровь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.