Ольга Макаренко. От Кондратьева до коронавируса

В настоящее время, когда ВОЗ объявила пандемию коронавируса, а цены на нефть обваливаются вместе с индексами фондовых бирж, появляется всё больше статей конспиралогического толка. В этих статьях в происходящем обвиняются «мировое правительство», Римский клуб, международный олигархат и спецслужбы западных стран.

Несмотря на отсылы к трудно проверяемой информации, таким статьям многие начинают верить. И это, по правде говоря, не удивительно. Во-первых, состояние мировой экономики, управляемой из основных финансовых центров мира, включая бесконтрольную эмиссию долларов и безумный рост госдолга США, постоянно заставляет мир балансировать на грани кризиса и порой скатываться в него. Во-вторых, общеизвестно, что приготовления к созданию опаснейшего биологического оружия проводятся практически повсеместно в мире. И в-третьих, информационные каналы, опутавшие весь мир сегодня (интернет-сети, ТВ и т.п.), уже не раз доказывали, что являясь распространителями фейк-новостей, оставались безнаказанными, и могут в любой момент использоваться (а часто используются) в качестве информационного оружия. Пришла эпоха тотального недоверия и легко вспыхивающих паник, к чему Человечество ещё не приспособилось.

Все это внешняя сторона накопившихся в мире проблем. Она отражает другие, глубинные противоречия в мировой экономике и других человеческих отношениях. Сделав ставку на ускорение и безумное расширение потребления товаров и услуг для увеличения денежных потоков в пользу относительно небольшого круга финансово-производственных групп, современные «капитаны экономики» опираются на далеко не безупречные теоретические основания.

Лично я сторонница оценивать любые экономические рассуждения с точки зрения теории воспроизводства и воспроизводственных циклов. Любая динамическая саморазвивающаяся система, а экономика является таковой, проходит фазы гармонического движения на основе непротиворечивых пропорций и синхронности ритмов производства, распределения, обменных процессов и потребления, которые фактически есть воспроизводство социума, человека. А потом происходит рассинхронизация этих составляющих воспроизводственного процесса, что постепенно, а зачастую не очень постепенно, развивает конфликт между ними.

Это происходит тем быстрее, чем развитие в социуме оммуникации — этот акселератор всех социальных процессов. А через кризис, точнее через его преодоление, с серьезными потерями, к сожалению, происходит возвращение к равновесию в системе. Большие кризисы разрешались через мировые войны, чему свидетелем был ХХ-й век.

По большому счету, ссылаясь на достижения эконометрики и математической экономики, и даже на теорию сложных систем, сегодняшние теоретики и самоуверенные практики совершают глубочайшую по последствиям ошибку. Они недооценивают масштабы и многомерность тех процессов, которыми пытаются рулить. Тем более, что «общество потребления» существенно сместило ценностные ориентиры. Если раньше богатство стран мерилось людьми, то сейчас люди измеряются объемами имущества, которое под себя подгребли. Но это отдельный длинный разговор.

Фактически первым специалистом по эконометрике был русский учёный Николай Дмитриевич Кондратьев. Он первым обратил внимание на цикличность в экономическом развитии и даже выделил ряд кризисных периодов: от коротких (3-5 лет) и средних (7-11 лет) до длинных (40-60 лет). Эта динамическая модель практически весь ХХ-й век рассматривалась экономической наукой как одна из самых убедительных и легла в основу теории экономических укладов.

Исследующие ныне экономику, мировую в особенности, в качестве динамической сложной системы, теоретики (а вслед за ними и практики) сильно упрощают количественные и качественные характеристики такой системы.Сложные динамические системы должны рассматриваться как целое и не могут быть изучены разбиением их на части, которые рассматриваются изолированно. Строго говоря, в самом широком смысле единственная реальная сложная система — это наша вселенная. Все прочие должны восприниматься как ее относительно самостоятельные подсистемы. И только.

Сегодня на западе этот раздел знаний обозначают как Complexity Science, что на русский язык переводится как-то неловко и невнятно «наука сложного» или «наука о сложности». И в этой «науке о сложности» особое место занимает изучение органических сложных систем. Органическая система выступает как комплекс взаимосвязанных элементов, образующих качественно новое явление. В органической системе, с одной стороны, система сама модифицирует элементы применительно к своей природе. С другой стороны, ее элементы, обладая относительной самостоятельностью, могут оказывать обратное влияние на систему. Но … И это очень важно, необходимо найти реальные примеры органических систем в окружающем мире. Мы обнаруживаем их в основном в живой природе. Такой яркий пример — живой организм. В организме, который можно представить себе как комплекс клеток (элементов), составляющих его, речь идёт о множествах многомиллиардных (и более) порядков.

В мозге человека в среднем 86-90 млрд. нейронов (нервных клеток). А мозг саванного слона насчитывает 257 млрд. нейронов. Мозг, нейроны — это только часть организма, очень важная, но не самая объемная. Значит, весь организм — система более многочисленная.

Человечество — это часть планетарной живой системы, и если мы претендуем на то, что мы ее разумная часть, то для того, чтобы выполнять эту функцию, нас должно быть минимум 80-85 миллиардов. А нас всего 7,5 млрд. Организованы при этом мы сейчас неадекватно законам функционирования эффективной органической системы, но это уже разговор не о количестве. Помнить об этом важно, когда мы слушаем концепции «золотого миллиарда», когда нам рассказывают, что 7 млрд. человек на планете — это очень много. А это количество во много раз меньше количества нервных клеток у новорожденного ребенка. 7,5 млрд. — это мало, ведь даже у бабуина нервных клеток 14 млрд.

Мы же, как Человечество, претендуем на роль самой разумной части планетарной органической системы, живой системы планеты Земля.

Сейчас назревший кризис Человечество пытается разрешить с помощью информационного воздействия, максимально замещающего мировые войны. Коронавирус, объявленная в мире пандемия вполне возможно просто удобный повод рвать сложившиеся связи. Возможно это организованный повод прикрывать назревший кризис, а вполне возможно возмущение самой Земли и Неба против того, как мы, люди, относимся ко всему, необходимому нам для жизни, к нашему общему дому — к нашей голубой планете и друг к другу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.