Анна Ширман. Шаг в пространство чуда

Просветительский  телевизионный цикл «Пространство Чуда», появившись на экране два месяца назад, открывает зрителю удивительный мир на просторах «России-24». Судя по отзывам, это пространство действительно вдохновляет. «Выдающаяся программа — и по замыслу, и по её осуществлению! Необходима и сейчас, и в веках… в целях совершенствования духа и развития памяти — исторической и личностной», — пишет вице-президент Евразийской Академии Телевидения и Радио Людмила Бакеева. «Замечательная программа. Ничего лишнего. Очень профессионально! Оформление, ведущие. Особенно понравилось, как сказано про энтузиастов… Которые всегда были и делали. Это – лейтмотив», — пишет доцент Режиссуры мультимедиа программ, кандидат искусствоведения Елена Ермакова. Программу поддерживает ряд художников и архитекторов, а также юные зрители. «Очень классно! Я и не заметил, как прошли эти 30 минут. Уже не могу дождаться следующей передачи!» — пишет школьник Иван Петров.

    «Пространство Чуда» нелинейное – в нем, как бы сами собой, расширяются границы знаний об истории, культуре, а также о возможностях человека в современном мире.  Сюжеты выпусков представляют зрительскому взору почти безграничный хронотоп  — от северного края Ярославской области, куда только вездеходом можно дотянуть, — до простреливаемых, как в тире, дорог Волновахи; от устроения монастыря в семнадцатом веке — до современных разрушений, подвигов и Чудес. Расширение границ – является одной из задач совместного историко-культурного проекта ГТРК-«Ярославия» и Медиа-музея духовной истории Романова-Борисоглебска, осуществляемого при поддержке Президентского Фонда Культурных Инициатив.

      — Цикл о святынях и о людях, которые их восстанавливают, — рассказывает автор проекта – директор Медиа-музея духовной истории, кандидат искусствоведения, Виктория Фомина, — Герои наших программ – это русская интеллигенция, какой она всегда была и сейчас есть, — верующие люди, небезразличные, патриотически настроенные, созидающие. Недавно узнала, что Чехов, помимо литературной деятельности, обслуживал в качестве врача более 30 деревень, несколько фабрик и Давыдову пустынь. Или современный пример — оказывается, артисты «Ленкома» (Абдулов, Алферова, Збруев и т.д.) своими концертами и трудами восстановили Храм Успения пресвятой Богородицы в Путинках. Образ русской интеллигенции, который мы имеем честь представить зрителю, существенно отличается от стереотипа обиженного космополита-критикана-брюзги.

        — Вы считаете типаж протестующего интеллигента таким же знаковым «героем нашего времени», как «новый русский» — эпохи девяностых?

        — Ну и сравнение! Хотя в плане мифотворчества… Журналистика, кино – это мифотворчество в чистом виде. «Новый русский» 90-ых – это социальный миф. Не в том смысле, что не было тогда идиотов с золотыми цепями с руку толщиной. Были, конечно. Но и другое было. Скажем, в девяностые годы возродились сотни храмов и монастырей. Был расцвет исследований в области синергетики – это теория управления хаосом (небесполезная штука, надо сказать). Понемножечку благотворительность начала развиваться. Разные тенденции были. Вопрос, на чем поставить акцент, чему придать общественное звучание? Тем более, что именно тогда появились сотни телеканалов и изданий. Но вскоре оказалось, что о проституции, например, во всеуслышание говорить прилично, а о патриотизме — нет. До сих пор считается неэтичным ущемлять свободу публичного самовыражения гомосексуалистов, зато можно запросто под международные овации пренебрежительно высказаться про блокаду Ленинграда или про Царя-мученика Николая II.

          — Вы кидаете очередной камень в несчастную «Матильду»? Считаете, что отношения Николая Александровича с ней – это неправда?

          — У царя нашего Николая Александровича супруга и дочки ассистировали на ампутациях русских солдат. Английские принцессы, кстати. Никуда не уехали, а все вместе служили России и в Санкт-Петербурге, и в Тобольске, пока не приняли смерть — добровольно. Царь писал: «Я буду искупительной жертвой». И любящая супруга Александра Федоровна принесла себя в жертву вместе с ним. Что значат отношения с Матильдой на этом фоне? Были они или не было их — какая разница? Речь опять-таки идет о мифотворчестве. Если представить Царя Николая, как святого мученика, — тогда надо каяться за убийство. А можно вместо этого представить его как легкомысленного барчука и таким образом отнестись к русской истории — как к бульварному чтиву.  Иной миф – не только мессендж иной, выражаясь современным языком, а мораль иная, понимаете? Само стремление свести дилемму в плоскость: «Что у него было с Матильдой?» — меняет жанр сказания о Царской семье – низводит до мелодрамы  героику (точнее, агиографию). Возвращаясь к теме созидания, надо отметить, что по примеру Царской семьи, многие дворяне в своих поместьях устраивали госпиталя: и Серовы, и Шаляпины, и Любощинские. У моей подруги художницы Елены Григорьевой бабушка была фрейлиной и рассказывала, что в высшем свете Александру Федоровну и Великих княжон стеснялись, считали странными. Однако, многие молодые дворянки заканчивали  Императорские фельдшерские курсы и шли в санитарные поезда, где служили Родине среди вшей и истошных криков. Вместо того, чтобы плясать на балах. Однако, бытовал совершенно иной миф об этих событиях, который не развенчан до сих пор, несмотря на многие смены парадигм. Мы об этом фильм снимали — «ПроОбраз». На фестивале Мировоззренческого кино меня удивленно спросили: «А что дворяне действительно любили Родину?»

            — Насколько я понимаю, все герои «Пространства Чуда» ее действительно любят. Каким образом Вы объединяете исторических и современных персонажей в пространстве телепередачи? 

            —  Каждый выпуск начинается с совместного просмотра исторического фильма или сюжета. Это в основном сюжеты Максима Орехова, посвященные храмам и монастырям, как правило, далеким и разрушенным.  С  этой святыней так или иначе связан герой выпуска. Скажем, гостем программы, посвященной Исааковой пустыни, стал руководитель фонда «Руспомощь» Василий Александров, связанный с пустынью историей про генератор. Исаакова пустынь находится в 14 км от линий электропередач, мощный генератор здесь – очень нужный предмет, который монастырю недавно пожертвовали. Он лежал там – новый в коробке, когда мы опубликовали информацию о том, что в Донецком Храме Царственных Мучеников проблемы с электричеством.  Обесточенная Исаакова пустынь незамедлительно пришла на помощь – отдали монахини свой новый генератор. Таким образом монахини познакомившись с Василием Александровым и поехали с ним на Донбасс. Обошли Крестным ходом «Азовсталь», угостили жителей куличами и, представляете, в этот день оттуда выпустили мирных жителей. Чудо!  Василий – историк, который начал помогать Донбассу в 2014 году. Сейчас по несколько раз в месяц он возит туда котлеты,  салфетки, теплую одежду для бездомных, медикаменты в монастыри, иконы для аллеи памяти. Сейчас эвакуировали богадельню из Волновахи в Касперский монастырь – люди на полу спят, он заказал им 30 кроватей, их не хватает — надо еще. Уверена, что он найдет. Причем, у Василия целая очередь желающих ехать с ним на Донбасс – помогать хотят бизнесмены, спортсмены, священники, деятели искусств. Светлой памяти Сергей Пускепалис, вернувшись с Донецких гастролей, говорил, о неповторимой человеческой атмосфере. Русская интеллигенция.    

              — Вы в «Пространстве Чуда» показываете русскую интеллигенцию с неожиданной стороны —  развенчиваете миф о «герое нашего времени» — либеральном протестующем интеллигенте?

              —  Мы не развенчиваем – просто видим и ценим другое — то, благодаря чему и создается «Пространство Чуда». Мы начали цикл с рассказа о движении «Раставросъ». Это люди, которые абсолютно бесплатно, точнее, за собственный счет, приезжают в разные уголки России и восстанавливают храмы. Благодаря этой деятельности наш герой – историк-краевед Юрий Стародубов — изучил историю Романова-Борисоглебска и, кстати, познакомился со своей любимой женой Натальей. Теперь они вместе «на свои» восстанавливает Строгановский амбар. Там сейчас Музей. Вдохновитель Ярославского отделения ВООПиК – Вячеслав Иосифович Сафронов — после записи программы повел нас по городу и вдохновенно, взахлеб, рассказывал о каждом особняке, о каждой мозаике на стене храма, о русской реставрационной школе, связанной с именами Сергея Барановского и умершего от голода Иллариона Тихомирова. Вячеслав Иосифович расстроился, случайно увидев, что старую булыгу у Петропавловского храма хотят заменить плиткой и тут же принялся решить этот вопрос. Многих поразил рассказ руководителя движения «Преображения» Тихона Чернышева, что каждый может принять участие в летних слетах, где подростки восстанавливают храмы, сочетая работу с отдыхом и общением. Герои выпусков – счастливые, верующие люди, с небезразличным отношением к жизни, которое кажется неожиданным только потому, что современное восприятие мира перевернуто с ног на голову.

              — У людей разное восприятие истины. В частности, далеко не всех интересует тема возрождения храмов. Почему Вы стали делать программу для широкого зрителя «России-24», а не для православной аудитории? 

              — ГТРК – «Ярославия» — по-честному, хороший канал: замечательные портреты, студия хорошая, культурная работа с текстом.  Мы предложили проект, они согласились сотрудничать, а ПФКИ поддержал. Что касается аудитории, в Медиа-музей духовной истории приходят люди разных традиций, профессий, разного культурного уровня. Не только верующие. Знаю, что несколько человек после посещения Музея впервые приняли Таинства церкви.  Это не к нашей чести, конечно, но что-то их зацепило: кого-то – искусство, кого-то — жития святых. Истории храмов Романова-Борисоглебска в анимадоках Максима Орехова получили золотую медаль конкурса «Искусства. Совершенство. Признание», а фильм «Там вдалеке», посвященный истории возрождения Троицкого храма стал лауреатом фестивалей в Румынии, Индии, Италии, Китае. Мы снимали, прежде всего, для российского зрителя, но все-таки международное признание показывает, что наша героика, наша святоотеческая история может быть интересна далеко за пределами узкого круга единомышленников. На расширение границ аудитории работает также образ ведущего Никиты Мордовина, который в отличии от нас, воспринимает проблематику цикла несколько из вне.  Поскольку телевизионный цикл, посвящен возрождению святынь, мы получали благословение митрополита Ярославского и Ростовского Вадима (Лазебного). Ему представилось важным участие Общества Охраны Памятников и просветительская роль цикла. Этимология слова «образование» — образ. Образы покаяния — жития. Это – не формула, не набор знаний, а героика. Если мы убираем из образования вдохновенный образ человека, а оставляем лишь набор знаний и навыков с претензией на объективность, таланты либо превращаются в технологии зарабатывания денег, либо повисают в воздухе. Герои наших программ, исторические и современные, – это образы русской интеллигенции — верующие, вдохновенные люди, непременно созидающие, любящие и преображающие Россию.

                — Сейчас многие отделяют патриотизм от отношения к государству. Когда студент журфака МГУ пришел на факультет с Z-символикой, это вызвало такой скандал, который до сих пор не может успокоиться.

                — Что характерно, его травили не сантехники, не ботаники, не стоматологи, скажем, а будущие журналисты. Те люди, от идей которых напрямую зависит мировоззрение поколений. Информация – оружие мощнейшее.  Журналистика, выступающая против военной операции своей страны, сравнима с физикой, делающей бомбу для противника. В Великую Отечественную войну ушел на фронт целый курс операторов ВГИК, даже женщины снимали на оккупированных территориях. Боевые подразделения уходили на войну из кинозала «Ударника», выпускались «Боевые еженедельники».  Искусство фронтовых операторов сыграло настолько важную историческую и культурную роль, что мы до сих пор помним кадры Владислава Микоши. Сейчас есть целая плеяда военкоров, которые снимают Донбасс во время штурмов и на передовой, но к творческим вузам они, как правило, не имеют отношения. Тем временем, ВГИК-овцы, учась за государственные деньги, возмущаются букве «Z» на фасаде здания. Конечно, и здесь все неоднозначно, некоторые из этих студентов помогают беженцам и раненым в госпиталях. Есть и те, кто кричит: «Россия умри», — это преимущественно выпускники из-за границы.  Вместе с тем, за пределами университетов появляется новая школа военной журналистики…

                — Пастернак не работал военным корреспондентом, что не умоляет его значения для культуры. Неужели обязательно надо снимать войну, если любишь Россию?

                — Конечно, не все могут и хотят воевать, даже в качестве военкоров. В мирной жизни огромное поле для созидания, местами непаханое. Столько кругом горя человеческого — милосердие не менее необходимо, чем боевые действия. Конечно, духовная история России сейчас во многом сконцентрирована на Донбассе, где с 2014 года разрушено более 90 храмов. Со святынями Донбасса связан подвиг множества людей: от монахинь Николо-Васильевского монастыря, которые в голоде под обстрелами давали заботу и кров сотням беспомощных людей, до священников разрушенных храмов Донецка и Мариуполя. Мы посвятим этой теме два выпуска в рамках настоящего цикла, а дальше планируем вместе с ГТРК сделать продолжение – цикл «Пространство чуда. Донбасс». Но от помощи, молитвы и сочувствия людей из самых дальних уголков России зависит бесконечно много. Герои и сюжеты наших программ – тому подтверждение.Хочется, чтобы они вдохновили сделать шаг из трехмерной клетки повседневности в мистическое «Пространство Чуда». Хотя бы задуматься об этом. 

                 Беседовала Анна Ширман.

                Кадры из фильмов Максима Орехова, Виктории Фоминой.

                Фотографии Анны Абрамян

                Литературная версия Просветительского телевизионного цикла об истории и культуре «Пространство Чуда» будет публиковаться в Издательском доме «Литературный Коллайдер»