Юрий А. Домбровский. Финальная точка моего путешествия

   Прага. Отъезд из Чехии. Ночь по Польше.

              Утро. Звонит телефон. Предупреждают, что через пятнадцать минут завтрак. После завтрака пакуем вещи с учётом долгого ночного переезда из Праги в Москву и спускаемся вниз, где уже поджидает автобус. Пока подтягиваются остальные, снимаю холл отеля с большой фреской панорамы Праги, внутренний дворик и фасад. Подходит гид, которой предстоит сопровождать нас по городу. Гида зовут Ганна. Она неплохо говорит по-русски, хотя акцент сильно выдаёт в ней пражанку. Ганна рассказывает о столице Чехии, расположенной на реке Влтаве Полабской равнины. Город с населением в полтора миллиона человек, включая пригороды, считается одним из самых красивых городов Восточной Европы. В этом мы сможем скоро убедиться сами. Здесь есть международный аэропорт Рузине, метрополитен, университеты, в числе которых один из старейших в Европе, Карлов университет, основанный ещё в 1348 году.   

Пражский град, к которому мы направляемся, станет отправной точкой нашего знакомства с городом. Основан он на рубеже VIII-IX веков. Останавливаемся на стоянке у входа в Пражский Град. Ганна ждёт, когда подтянется вся группа, а Катя объясняет, где нас будет ждать автобус после окончания экскурсии и свободного времяпровождения. Отправляемся к вратам Пражского кремля.

    Прага. Старый град…

    По дороге Ганна рассказывает нам его историю…                                                              

    — Возникновение Пражского Града относят ко второй половине  IX века, когда первые чешские князья переносят свою резиденцию с Левого Градца в центр племенной территории, поближе к Влтавскому броду. Старославянское городище, используя рельеф местности, укрепило его валами, палисадами, оборонительными башнями и рвами. На территории городища были построены княжеский дворец, костёл, посвященный Деве Марии, храм  Святого Иржи и Святого Вита в виде ротонды. Одновременно на обоих берегах Влтавы разрастались поселения, ставшие основой чешской столицы…  

      Останавливаемся у Главных ворот Пражского Града, чтобы посмотреть смену караула. Фотографирую часовых с эполетами у разукрашенной в серо-белую полоску будки. Но смены почему-то долго нет, и мы перемещаемся в первый двор Града. Ганна опять уводит нас в дебри истории, рассказывая о разрушении городища в 1041 году и последующей его перестройки князем Бржетиславом I.                    

      Прага. Собор Святого Вита

      — Град был окружён каменными стенами, а ротонду сменила базилика. Был также расширен монастырь бенедектинок Святого Иржи, основанный ещё в 973 году, — продолжает Ганна свою «волынку».  Снимаю второй двор с галереей Пражского Града и его Сокровищницей и мы проходим под аркой  к собору Святого Вита. Из-за сжатости пространства, я не могу целиком захватить его в объектив камеры, снимаю портал главного входа и Ганну, с её рассказом  о соборе Святого Вита…   

      — Расцвет Града, — певуче растягивая слова, говорит Ганна, — относится к правлению чешского короля и римского императора Карла IV и его сына Вацлава. В их время были созданы кафедральный собор, королевский дворец и часовня Всех Святых…  

      Мне всегда была интересна история, но нужно снимать фильм, по ходу режиссируя и составляя план последовательного сценария. Прохожу в собор, чтобы снять его интерьеры и уже в который раз за путешествие, поражаюсь величественностью храма. Собор XIV века с великолепными витражами из цветного стекла, играющими на солнце, тремя органами и большим позолоченным гербом Праги с высеченным девизом: «Прага — мать городов». Возвращаюсь к группе. Ганна рассказывает о страшном пожаре в Граде, случившемся в 1541 году. После пожара собор Святого Вита был восстановлен и пополнился новыми башнями и хорами. По новому были переделаны королевский дворец, крылья Зелёной комнаты с часовней Всех Святых…      

      Покидаем собор Святого Вита и выходим на третий двор Пражского Града. Отсюда собор смотрится ещё эффектнее. А напротив — резиденция нынешнего президента Чехии Вацлава Гавела, с развевающимся над балконом чешским флагом. Мимо старого королевского дворца выходим на Иржскую площадь к базилике Святого Георгия, откуда хорошо видны Пороховая башня — Мигулка и стены монастыря Святого Георгия. По Иржской улочке через мощёные лабиринты выходим на знаменитую «Золотую улочку». Нам дают время, чтобы мы могли сами погулять здесь так, как нам хочется, а через полчаса встретиться в условленном месте.

      По винтовой деревянной лестнице поднимаемся на второй этаж музея ремёсел, где обнаруживаем много интересного: доспехи рыцарей и оружие князей Пржемысла, одежды придворных дам и украшения святовитских сокровищниц, гуситскую походную утварь и скромный скарб ремесленников. За отдельную плату, здесь можно пострелять по мишени из средневекового арбалета или сфотографироваться в рыцарских доспехах.  

        Злата Прага. Здесь жил Франимшек Кавка

        Спускаемся вниз и заходим в домик, где жил когда-то Франтишек Кафка, литературный экспрессионист и поэт. Делаем памятные снимки и встречаемся в условленном месте, чтобы продолжить экскурсию по Златой Праге. Впереди ещё достаточно много времени.

        Мимо башни Далибора, в которой по преданию был замучен легендарный чешский князь, выходим на смотровую площадку с великолепным видом на Прагу и южные сады Пражского Града, разбитые ещё в XVI веке Фердинандом I и его сыном Максимилианом II на месте бывших виноградников. Отсюда хорошо видны черепичные крыши и дворы иностранных посольств, правый берег Влтавы со старым еврейским городом. Снимаю плавно панораму крыш, парящих над улицами и догоняю, спускающуюся вниз группу…                                  

        С Вышеграда, исторического центра города, спускаемся к набережной Влтавы у Карлова моста. Здесь, у самой воды, стоят прогулочные моторные лодки и небольшие катера, на которых можно прокатиться за определённую плату по Влтаве и примыкающим к ней каналам и протокам. По каменным ступеням поднимаемся на Карлов мост, открытый только для пешеходов, где идёт бойкая торговля сувенирами, а художники, подобно своим коллегам с Арбата, рисуют портреты, продают живописные виды Златой Праги и предлагают сделать моментальные шаржи. С Карлова моста открывается чудный вид на Старый город, излучину Влтавы со Стрелецким островом, соединённым мостами,  шпили собора Святого Франтишека. Здесь всегда много туристов. В обменном пункте, где мы хотим поменять валюту на чешские кроны, какой-то дикий комиссионный сбор в двадцать процентов. Кто-то меняет деньги, мы пока воздерживаемся. Раиса хочет купить в Праге люстру для своей московской квартиры. Мне это не совсем понятно. Сейчас в Москве можно купить, что угодно — были бы деньги. Но Рая считает, что здесь это можно сделать дешевле, причём, из настоящего богемского стекла, а не какую-нибудь подделку. Нам люстра не нужна, поэтому своё внимание направляем на старинные дома и улочки Старого города, стараясь не упускать из виду группу во главе с Ганной.

          Прага. На Карловом мосту…

          Экскурсия заканчивается на Староместской площади с памятником Яну Гусу посередине, где мы слушаем полуденный перезвон колоколов ближайших соборов и прощаемся с Ганной. Катя показывает направление по Парижской улице к Влтаве, где за мостом в два часа дня нас будет ожидать автобус.

          Минуя узкие улицы Старого города и Рыночную площадь выходим к современному центру Праги — Вацлавской площади. Чем-то особенным она не поражает – сказывается усталость. Вблизи от Вацлавской площади находим обменный пункт с, казалось бы неплохим для нас курсом, но варварские комиссионные, забирающие пятую часть всей нашей суммы, значительно обесценивают обмен. Меняем только двадцать долларов на карманные расходы и для того, чтобы перекусить да выпить немного чешского пива. В уличном кафе берём картофель-фри с жареным мясом, бутылку пива и колы. Слегка обманув голод, возвращаемся к Рыночной площади, покупаем помидоров, яблок, клубники и не спеша направляемся к служащей ориентиром Староместской площади. Здесь всегда оживлённо. Сувенирные лавки и мастерские ремёсел с небольшими кузнечными, гончарными, пекарными, швейными точками, где народные умельцы готовы выполнить любой заказ. Здесь чеканят монеты и памятные жетоны, плетут кружевные салфетки, вяжут шапочки, шарфы, свитера. Однако цены здесь достаточно высокие. Ручная работа всегда ценилась не дёшево.

            Прага. Вацлавская площадь…

            Выходим на Парижскую улицу с ювелирными магазинами, лавками богемского стекла, банками, отелями и ресторанами. Это один из самых дорогих районов Златы Праги. Снимаю на камеру фасады отреставрированных зданий. Последняя кассета подходит к концу, как и наше путешествие, растянувшееся на двенадцать летних дней… А уже при подходе к набережной Влтавы, слева от нас обнаруживаем старинную еврейскую синагогу и направляемся туда. На узкой улочке, ведущей к синагоге, множество мелких еврейских лавчонок, торгующих антикваром, предметами искусств, медальончиками, монетами и орденами. Жену особенно умиляют миниатюры на брошках и кулонах с портретами и пейзажами. Нам предлагают лупу, чтобы получше их разглядеть. Смотрим, благодарим, но ничего не покупаем. В синагогу жена идти отказывается, сославшись на усталость. Говорит, что подождёт меня на улице. Поднимаюсь по каменным ступеням и вхожу. Со мной видеокамера. Пытаюсь что-то снять, но аппаратура отказывает, работая на обратную перемотку. Здесь полумрак и сквозь узкие, зарешёченные окна толстых стен, подобные бойницам, вижу старинное еврейское кладбище с нагромождением каменных и чугунных крестов, звёзд Давида с витиеватым орнаментом переплетённых лоз винограда, змей и голов чудовищ. Снова пытаюсь снимать и… снова камера начинает работать в режиме обратной перемотки. Рискуя стереть предыдущие отснятые кадры, отключаю её. Становится как-то не по себе. Вокруг ходят евреи в длинных черных сюртуках и шляпах, из под которых свисают завитые на висках колечками длинные пейсы, а старый, толстый раввин о чём-то грозно выговаривает двум молодым евреям с ермолками на головах. Здесь, как в музее, под стёклами старинных бюро лежат подобия Свитков Торы и старинные книги Ветхого Завета. Это напоминает Иерусалим, где мне пришлось побывать меньше года назад. Появляется тяжесть в затылке и становится как-то очень дискомфортно. Выхожу из синагоги, вижу, поджидающую меня у антикварной лавки жену и проверяю работу камеры. На улице она снова работает в заданном режиме, хотя и сигнализирует, что кассета подходит к концу. Странно всё это…

              На улочках Праги…

              Выходим к мосту через Влтаву, видим на другом берегу реки стоянку автобусов. Где-то там стоит и наш. Время на часах приближается к двум. Подходит к концу наше пребывание в Праге…                                 

              На окраине города, даже за пределами его черты, делаем остановку у громадного торгового комплекса, называемого «Гипермаркетом». Нам дают час, чтобы истратить оставшиеся кроны. Что мы и делаем вполне успешно. То, что нас ожидало посещение маркета, было объявлено заранее, поэтому для этого случая были специально оставлены деньги. Раиса так и не смогла найти подходящую люстру, зато купила две великолепные вазы богемского стекла. У неё оставалась ещё маленькая надежда найти что-то похожее здесь, но уже кончились деньги. У нас оставалось ещё около 500 крон, но для люстры этого было мало. Впрочем, нам её было и не нужно… А 500 чешских крон — это что-то около 17 долларов. Потратили мы их на продукты и пиво, которые в переводе на российские рубли, оказались здесь удивительно дешёвыми. Знаменитые сорта чешского пива здесь продавались по оптовым ценам и на один доллар можно было купить пять-шесть бутылок. Ветчина, грудинка, копчёные  окорочка, сыры, колбасы, йогурты, фрукты, конфеты детям — это далеко ни весь перечень того, что мы купили в дорогу и домой.              

              Через пару часов мы на чешско-польской границе, а ещё через полчаса, с проштампованными польскими таможенниками паспортами, уже ехали по Судетам, спускаясь с гор в долину в направлении Вроцлава. Закончились горы, подходит к концу день. Уже красит широкой кистью в золотисто-розовый цвет вечер огромное небо с малиновым диском солнца над горизонтом. Уже показалась Одра и окраины Вроцлава с домами и костёлами. Это один из крупнейших городов Польши, административный центр Вроцлавского воеводства, известный с 980 года. До 1945 года он находился под многовековым немецким господством и являлся главным городом Силезии, под названием Бреслау. Проезжаем по его центральной части мимо ратуши, университета и Ботанического сада, мимо остроконечных шпилей костёлов и кирх. Солнце уже спряталось за горизонтом и начинает смеркаться. За Вроцлавом делаем последнюю остановку на автобане, чтобы заправиться, перекусить, отметиться в придорожном туалете и приготовиться к ночному переезду через Польшу. Подошёл к концу очередной день. Завтра в это время мы уже должны быть дома, в Москве.

                                Ночь по Польше. Возвращение в Москву.

                          Ночь в автобусе не отличается особенным комфортом. Хорошо уже то, что мы с женой занимаем по два сидения каждый и друг другу не мешаем. Свернувшись калачиком и подложив под голову свёрнутую в несколько раз куртку, пытаюсь заснуть. Мои габариты не дают возможности расположиться удобнее. У жены с подушкой под боком получается это гораздо лучше. Она уже спит или делает вид, что заснула. Нелли, занимающая два сиденья слева от меня, уже раздвинула их и мостится, выбирая позицию поудобнее. Спрашиваю её, не будет ли она смотреть ночную Варшаву. Она отвечает, что если я её разбужу, то обязательно будет.     

              Мне не спится. Перебираю в памяти фрагменты путешествия. Вспоминаю Вену с великолепным гостиничным номером, пансион в Зальцбурге и роскошные апартаменты отеля в Инсбруке с угловой ванной и большой, как посадочная площадка вертолёта, кроватью. Сейчас бы краешек этой постели… Мысли переключаются на барона фон Фальцвейна… Я думаю о том, как судьба разбросала людей, как всё непредсказуемо в этом мире… Вспоминаю виноградники вдоль побережья Женевского озера и его тёплые воды… Чувствую, как мозг проваливается в бездну сна, и ватная тяжесть заполняет отдалённые клетки уставшего тела…       

              В это время, разомлевшая Нелли меняет позицию и её ноги больно ударяют меня в ягодицы. Она протянула их через проход и легла на спину, раскинувшись во сне, будто в постели своей московской квартиры. Снова долго я не могу уснуть, с завистью поглядывая на спящую жену и посапывающих пассажиров. В задней части автобуса, с приглушённым в салоне светом, много свободных мест и каждый может себе позволить занять отдельные два. Впереди свободных мест нет, и люди там спят сидя, откинув спинки сидений назад под углом почти в 45 градусов. Смотрю в окно на спящую Польшу, на мелькающие за окном огни фонарей и одиноко светящиеся окошки домом, проносящихся за бортом автобуса населённых пунктов. Проскакиваем транзитом окраину Лодзи, большого, почти миллионного города на водоразделе Вислы и Одры. Проснувшаяся Нелли интересуется, ни Варшава ли это и не слушая ответа, переворачивается на другой бок, подтягивая колени к подбородку.                                                

              Варшаву проезжаем часа в три ночи. По центральной Маршалковской, мимо Старого города, по мосту через Вислу. Пью воду и укладываюсь, чтобы проснуться уже на таможне польско-белорусской границы.  Уже светает… Небольшие формальности с паспортами. На этот раз нас не заставляют выносить из автобуса вещи — таможенники тоже иногда хотят спать…

                         Едем по Белоруссии, хорошо знакомой схожими с Россией проблемами дорог и мечтами о лучшей жизни. Нам предстоит ещё около десяти часов езды до стольного града Москвы и описывать этот путь особого желания у меня почему-то не возникает. Осталось лишь всё переварить и осмыслить Можно, наверное, ставить точку. Хотя, не точку, а многоточие…                                                                                                                                                                     

              (Москва — Брно — Вена — Баден — Зальцбург — Инсбрук — Вадуц — Цюрих — Берн — Женева — Лозанна — Вавей — Монтрё — Люцерн — Интерлакен — Грюндвальд — Грювьер — Мюнхен —        Прага – Москва,                                                        1998 год, июль).                    

              Добавить комментарий

              Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

              Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.