Юрий А. Домбровский. Рим — вечный город (часть третья)

4.05.96. Вечный город — Рим. Ватикан.

            Если Венецию называют «Обручённая с морем», город на реке Арно — Флоренцию считают «Колыбелью Ренессанса» и «Новыми Афинами», то Рим по праву зовётся – «Столицей  мира». Основанный ещё в VII веке до нашей эры, со временем город превратился в столицу безграничной империи, собравшую за своими стенами искусство и культуру всего античного мира. «Вечный город» настолько богат историческими, духовными и художественными ценностями, что вряд ли его можно сравнить ещё с каким-нибудь городом. Кроме того, уже на протяжении многих веков он является столицей христианства и духовным центром католической религии.

            С утра, пока к отелю не подъехал автобус, чтобы везти нас на экскурсию, прошёлся по окрестностям отеля. Италия — удивительная страна. Чувство сопричастности с таинством  и временным пространством, не покидает тебя, будь ты в Риме, с древними стенами и руинами или на одной из дорог, что ведут в Рим. Как тысячи рек стекаются в океан, так «все дороги ведут в Рим», соединяющий в себе монументальность исторического центра и черты современного мегаполиса с напряжённым, хаотичным, перекликающимся клаксонами, автомобильным движением.

На улицах, несмотря на только начинающийся день, уже полно машин, мотоциклов, мопедов и пешеходов. Город гудит многоголосием итальянской речи, смехом юных римлянок у ворот лицея, выкриками торговцев фруктами. Я смотрю на добродушные лица прохожих, на милые улыбки цветочниц, на девушек с развивающимися из-под шлемов волосами, несущихся на мотороллерах. Смотрю на  прихожан у входа в собор, мальчишку, бойко торгующего газетами. Пытаюсь увидеть Рим через призму его жителей. Мне удивительно уютно в этом незнакомом и одновременно знакомом городе. Чтобы не заблудиться, стараюсь не отходить далеко от отеля, прохожу пару кварталов, затем через небольшой сквер, мимо церкви и частных домов с  табличками «Privat» и чугунной оградой, сквозь которую видны мандариновые деревья с рассыпанными по зелёной траве  оранжевыми мандаринами и … вижу, что заблудился. А отель где-то рядом, я не мог далеко уйти. Через полчаса автобус отправится на экскурсию. Да и жена, наверное, меня уже потеряла. С утра у неё приболела голова — так, во всяком случае, она мотивировала свой отказ составить мне компанию. А, может быть, заранее предполагая, что, как Иван Сусанин, я знаю дорогу только в одну сторону…

            Только третий прохожий, из двух предыдущих, понял, что я хочу и показал мне направление к отелю «Tempo di Pallade», который оказался совсем рядом, на соседней улице.  Автобус стоял за углом, на небольшой площадке: рядом с входом в отель парковаться было нельзя, иначе бы эта двухэтажная махина перекрыла бы движение на узкой улочке Виа Джиолитти. Жена и друзья по путешествию уже начали было нервничать, но я успел вовремя. Взяв у портье карту города, отметил на ней место отеля. Теперь, с картой в руках, заблудиться в Риме будет гораздо труднее…

            Трёхмиллионный Рим включает в свои границы также город-государство Ватикан — столицу Христианства, резиденцию Римского папы, преемника святого Петра и наместника Христа. Вот как раз сюда мы и отправились после завтрака и моего небольшого приключения. Наша гид, римлянка средних лет в тёмно-сером плаще и яркой расцветки зонтиком, очень живо, так, что трудно было её понять, начала обзорную лекцию.

Проехали вдоль римского Форума, между холмами  Палатин и Капитолий, веками считавшимся местом основных событий городской жизни. Экскурсовод, на смеси русских и итальянских  слов, с непривычными для слуха ударениями, рассказывала о древних руинах базилик и храмов, об арках и фундаментах, о развалинах мемориальных колонн на фоне Домуса Тибериана, спрятавшегося в густой растительности Палатина. За окнами автобуса оставались остатки городской каменной стены, многочисленные церкви и соборы, шумные улицы с разноцветной толпой туристов и паломников со всего мира. Внимание привлекла маска на стене церкви Санта Мария ин Космедин — «Уста истины». Это большой каменный диск, возможно, крышка от колодца, на котором высечена маска. Как рассказала гид, народное предание гласит, что маска способна откусить руку тому, кто по неосторожности, после того, как солгал, вложит её в «уста истины». Говорят, что таким образом лишились рук уже многие неверные жёны и мужья…

                Автобус высадил нас в конце длинной очереди, так напоминающей хвост в Александровском саду у стен Кремля российской столицы, на подступах к мавзолею вождя мирового пролетариата. Очередь двигалась сравнительно быстро и через час мы попали в святая святых — Ватикан. Это самое маленькое в мире государство, расположенное на холме между Монте Марио и Яникулом. В I веке нашей эры Калигула на этом месте построил цирк, а позже Нерон подвергал здесь истязаниям многих христиан. На арене цирка в 67 году был распят святой Пётр и на месте его могилы был воздвигнут собор Святого Петра. Ватикан, развиваясь как независимое государство ещё с раннего Средневековья, имел огромное политическое влияние. Это небольшое государство было вновь создано в 1929 году после примирения с Италией. Обо всём этом нам рассказала экскурсовод на подступах к музеям Ватикана.  Наконец, мы прошли через ворота главного входа и оказались внутри архитектурного ансамбля Ватиканских дворцов, включающих в себя 1400 залов и 20 внутренних двориков, которые хранят самую крупную в мире коллекцию произведений древнего искусства.

Сперва гид с ярким зонтиком над головой, чтобы мы могли её всё время видеть, провела нас в самый значительный из музеев — музей  Пио-Клементино с прекрасными работами скульпторов античной Эллады — Скопаса, Лиссипа и Праксителя. Когда-то по курсу истории искусств я писал реферат о скульптуре древней Греции. И разве мог я тогда предположить, что когда-нибудь смогу увидеть работы этих мастеров воочию. Здесь же — мраморная скульптурная группа Лаокоона с сыновьями, Аполлона Бельведерского — работы Леохара, торс Геракла — Аполлонио, Апоксиомена — копию с бронзового оригинала Лисиппа…                                                                                         

                Я не стану, пожалуй, пересказывать содержание реферата. Просто все вместе мы перейдём в следующий музей — музей Киарамонти, где сможем полюбоваться  такими произведениями, как  Август из Прима Порта или Дорифором Поликлета. Затем  пройдёмся по Пинакотеке, в 15 залах которой выставлены 460 произведений, среди которых не могу не упомянуть такие работы, как «Святой Иероним» Леонардо да Винчи, «Пьета» Беллини, «Положение в гроб» Караваджо или десять чудных гобеленов, выполненных в Брюсселе учениками Рафаэля по его картонам. А Станцы Рафаэля — четыре зала, расписанные Рафаэлем при помощи художников Перуцци, Перуджино и Лоренцо Лотто? Разве можно, даже в коротком экскурсе, не упомянуть, известные всему цивилизованному миру Станцы Мастера – «Диспут» или «Афинская школа», изображающие триумф философии? А фреска «Парнас», что изображает мир искусства с Аполлоном и Музами, окружёнными Вергилием, Данте, Гомером и другими величайшими поэтами. Губкой впитываю визуальную информацию, слушаю гида, успевая при этом почти непрерывно снимать камерой. Краем глаза слежу за ярким зонтиком над головой нашего экскурсовода, чтобы не отстать от своей группы и, как утром, не заблудиться в рое людей, слетевшихся сюда со всего мира. Жена понимает, что мне сейчас недосуг не спеша ходить с ней под ручку. Она, в компании наших друзей, что-то рассказывает им, неотступно следуя за зонтиком, и лишь иногда обращает моё внимание на отдельные экспонаты, сообщая мне что-то из того, что я не мог услышать из рассказа гида, когда снимал на видео очередную картинку.

             Все сокровища Ватиканских дворцов описать просто невозможно. Скажу одно — здесь почти нет копий. Свезённые со всех концов Римской империи оригиналы, от Египта до Индии и Китая, от Карфагена до Англии и Германии. Ну, а завершалась экскурсия Сикстинской Капеллой, прежде всего знаменитой фресками Микеланджело и тем, что в ней собираются кардиналы на Конклав (собрание) для избрания нового папы. Роспись стен с эпизодами из жизни Моисея и Иисуса являются работами Перуджино и Пинтуриккио. А уже позднее папа Юлий II поручил Микеланджело роспись свода, которую он расписывал около пяти лет, практически без перерывов. Библейская история от Создания Мира и Грехопадения до Спасения органически введена в сложный архитектурный и декоративный организм. Начинаю снимать на видеокамеру роспись свода, медленно передвигаясь по библейским сюжетам: Отделение света от тьмы; Сотворение солнца, луны и растений на земле; Отделение вод, создание рыб и птиц; Сотворение человека; Создание женщины; Грехопадение и изгнание из рая… Внезапно видоискатель моей камеры накрывает мобильный телефон полицейского, следящего за порядком в Капелле. Жестикулируя, что-то быстро и темпераментно выкрикивая, он показывает перекрещенными руками, что снимать здесь нельзя, и я прячу камеру в сумку, во избежание международного скандала. Гид говорит, что она предупреждала о том, что снимать в Сикстинской Капелле нельзя. Но я не слышал… Приношу свои извинения, не совсем понимая, почему везде можно, а здесь нельзя. Но экскурсия по музеям подходит к концу и всё, что нужно я уже успел снять.

Три часа хождения по залам Ватиканских дворцов ужасно утомили. Устали ноги, опухла голова от обилия информации. Но мы сами выбрали этот путь, и жаловаться ни на кого не приходится…

На выходе купил сувенирный набор монет и марок Ватикана, а также шикарный фотоальбом-каталог  с 280 прекрасными иллюстрациями и планами трёх городов Италии: Римом с Ватиканом, Флоренцией и Венецией. Такие же фотоальбомы  приобрели и наши друзья по путешествию.

    Площадь святого Петра

                Затем автобус подвёз нас к площади Святого Петра, овальной площади, шириной в 240 метров, обрамлённой  полукругом величественных колоннад архитектора Лоренцо Бернини, состоящей из множества дорических колонн в четыре ряда, над которыми установлены статуи мучеников и святых. По обеим сторонам площади стоят два красивых, в форме конфетниц, фонтана, а в самом центре — огромный египетский обелиск, привезённый в Рим Калигулой  для того, чтобы украсить свой цирк. Здесь полно туристов и торговцев сувенирами, которые предлагают те же ватиканские монеты и марки, вдвое дешевле тех, что мы купили на выходе из музея.

      Интерьер собора святого Петра

      Заходим в собор Святого Петра — величественный монумент христианской церкви, который начали строить ещё в IV веке для хранения останков апостола Петра. В XV веке собор дал осадку. Папа приказал разрушить его, поручив реконструкцию Росселлино. Потом над проектом продолжали работу такие известные мастера, как Браманте, Рафаэль, Сангало, Перуцци и Микеланджело Буонаротти. Именно Микеланджело спроектировал гигантский купол, вдохновляясь куполом Флорентийского собора. Потрясающий по масштабам и красоте собор, в плане образующий крест, нам предстояло посетить вместе с гидом, которая рассказывала интересно, но с  таким большим  акцентом, что временами её было трудно понять. Перед нами, в одну из пяти дверей портика, прошла процессия с песнями и молитвами во славу Святого Петра. Мы прошли следом, и перед нашим взором возник роскошный и возвышенно гармоничный интерьер огромных размеров. Это что-то… Общая длина свыше 210 метров, ширина около 140 метров, а общая высота купола 136 метров. Только диаметр главного купола — 90 метров. Думаю, этих цифр достаточно, чтобы представить себе его размеры. Мозаичные фрески, панно, колоссальные скульптуры, захоронения и гробницы от Св. Петра до римских пап нашего столетия.

        Сикстинская капелла

                     Центральный неф имеет бочарный свод, украшенный позолоченными кессонами, а  справа, у последнего пилястра — почтенная  бронзовая статуя Св. Петра. Рядом — знаменитая Пьета (Оплакивание Христа), работа двадцатипятилетнего Микеланджело. Под куполом находится папский алтарь и Конфессия работы Мадерно в форме полукруга с балюстрадой, освещающей сотней ламп  гробницу Св. Петра. На трибуне — кафедра, выполненная в стиле Барокко из позолоченной бронзы, по обеим сторонам  которой — надгробные памятники Павлу III и Урбану VIII. Здесь ещё ряд гробниц римских пап, шедевры Бернини, Кановы, Ангарди…   Не верится, что всё это я вижу своими глазами, что такое возможно. У меня ужасно устали ноги и шея. Ведь я не только смотрю на всю эту красоту, я ещё и работаю — кадр за кадром снимаю свой фильм, выдёргивая отдельные фрагменты и осознавая, что снять всё невозможно, садятся батарейки, кончается кассета. Хочется на волю, посидеть где-нибудь за столиком, съесть пиццу, выпить холодного вина. Зову жену и друзей и, когда мы уже собираемся покинуть собор, экскурсовод призывает нас к последнему рывку — осмотреть Ватиканские Гроты, спустившись по узкой, крутой лестнице у одного из пилястров купола, где хранятся ещё и другие гробницы пап…

                    На этом  экскурсия заканчивается, мы благодарим гида и выходим на дневной свет. У боковых ворот стоят стражники в средневековых, красочных костюмах, с копьями в руках, на фоне которых мы фотографируемся. Ноги уже слабо слушаются, голова гудит, как встревоженный улей пчёл. Но ресурсы человеческие неисчерпаемы. Откуда-то взялось второе дыхание, затем третье и ноги уже сами понесли дальше в свободное парение по Вечному городу. Впрочем, «вечное» тоже имеет свои корни. Корни Рима начинают своё летоисчисление с 754 года до н. э., а первые поселения на территории Рима по археологическим раскопкам относятся  к IX веку до нашей эры. Но — это к слову. А так, взяв в руки карту города, мы наметили на ней предполагаемый маршрут, пытаясь «объять необъятное» по искромётному выражению всё того же  Козьмы Пруткова.

                    Ну, а чтобы отправиться дальше по Риму, небольшая справка по Ватикану, который мы только что покинули. Всего лишь для того, чтобы покончить с этим и больше не отвлекаться на другие предметы… Город-государство Ватикан (Стато-делла Ситта дель Ватикано) расположен в западной части Рима, на холме Монте Ватикано. Постоянное население 1000 человек, в основном служащие учреждений Ватикана и персонал всемирно известных музеев. И только около 400 человек имеют ватиканское подданство. Ко всему сказанному следует добавить, что отдельные здания имеются вне границ государства. В частности — летняя резиденция папы Гандольфо, церкви и ряд других культовых строений.

                    Итак, после Ватикана — свободное время и только от нас самих зависит, как мы его проведём. Ближайшим, по намеченному нами маршруту на карте, оказался Пантеон. По пути зашли в магазин посуды и сувениров, приобрели зачем-то по сахарнице для порционного россыпа сахара. Здесь Татьяна с Сергеем впервые откололись от нашей группы из трёх пар, имея на Рим свои планы, а, может быть, просто для того, чтобы отдохнуть от всех. Мы с женой и Надежда с Сергеем, директором молочного техникума из-под Чехова, которого надо бы, наверное, называть Сергеем Николаевичем, чтобы не путать с другим Сергеем, отправились дальше.

          Пантеонв Риме. Здесь похоронен Рафаэль Санти

                      Пантеон — весьма впечатляющий, величественный,  необычный и, возможно, наиболее знаменитый памятник древнего римского искусства, дошедший до наших дней. Заложенный ещё во II веке до нашей эры,  в 120 году нашей эры при Андриане, он принял ту форму, которую мы  видим сегодня. Внутри мы находим кругообразную полость с примерно равными диаметром и высотой. По периметру открываются ниши с коринфскими колоннами, а  выше — полусферический купол, с пятью рядами кессонов, завершающийся отверстием диаметром метров в девять. Древние римляне посвятили храм «всем богам», а затем Пантеон превратился в мавзолей выдающихся людей, главной достопримечательностью коего, конечно, является захоронение знаменитого художника эпохи Ренессанса — Рафаэля Санти. Поэтому этот храм называют чаще — Пантеон Рафаэля.

            Фонтан Треви

                        Затем на нашем пути оказалась площадь Навона с тремя монументальными фонтанами. По краям площади два фонтана – «Мавр» и «Нептун», а в центре — знаменитый фонтан «Четырёх рек», посередине которого возвышается обелиск, окружённый фигурами, олицетворяющими основные реки континентов: Дунай, Ганг, Нил и Рио делла Плата. Ну, а  архитектурным центром площади является церковь Сант Аньезе ин Агоне. Ловлю себя на мысли, что когда говоришь о Риме, невольно напрашиваются эпитеты «величественный», «великолепный», «грандиозный», «знаменитый» и прочее… Так было когда-то с Парижем.

            На площади Барберини обнаруживаем фонтан «Тритон», созданный тем же Бернини, который сотворил фонтан «Четырёх рек», где Тритон, сидящий на открытой устрице, поддерживаемой дельфинами, трубит в изогнутую раковину, извергая из неё мощную струю воды. Пройдя ещё немного, снова выходим на фонтан, красивее которого себе трудно представить — фонтан Треви. Этот грандиозный фонтан стоит на том месте, где заканчивался акведук Аква Вирго и состоит из скульптурной группы мраморных фигур с раковинами и скалами, со стекающими по ним струями воды и парящей над всем этим колоссальной статуей Океана на огромной раковине-колеснице. Вся эта композиция располагается на фоне богатого архитектурного ансамбля в стиле «Барокко». По бокам — обширный ряд подводных камней, населённых тритонами, а вдоль фонтана — широкая лестница, на ступенях которой полно туристов и отдыхающих римлян. Мы тоже отдохнули здесь, сфотографировались и решили отобедать где-нибудь поблизости — ведь одной духовной пищей сыт не будешь. К большому сожалению, окончательно села батарейка, и я не смогу уже снимать на видеокамеру всё это великолепие…

                        В ближайшем бистро прикупили овощных салатов, мясных блюд с острыми приправами и спагетти с булочками, а также пару пластиковых литровых бутылок недорогого  столового вина, прошли на соседнюю, узкую и безлюдную улочку старого города. Рядом с шумной площадью у фонтана Треви здесь удивительно тихо и спокойно. Мощённая булыжником улочка, с пробивающейся у её стен травой и налётом мха на фундаменте и ступенях крыльца, пришлась по душе. Расстелив газеты и полотенце на ступенях крыльца у заколоченной двери, мы и расположились, чтобы отдохнуть и пообедать. Никто не помешал нам прочувствовать итальянскую кухню и тишину этого милого уголка…

                        Отдохнув, взбодрившись вином и пищей, пошли дальше, отмечая путь на карте. Ноги привели к церкви Тринита дей Монти — Святейшей Троицы на Холмах с обелиском Саллустиана, увенчанного крестом. Вниз вела широкая, роскошная лестница Тринита дей Монти, увитая плющом и морем розовых цветов, к великолепному фонтану «Лодочка», созданного всё тем же Бернини и к площади Испании — самому популярному и наиболее посещаемому месту встреч. Здесь всегда оживлённо, а по своей значимости, она, наверное, напоминает Пушкинскую площадь в Москве.

                        Вернулись в отель к вечеру. Поужинали, чем бог послал, и… появилось четвёртое, а, может быть, пятое дыхание. Собравшись, пошли гулять по ночному Риму, в сторону Колизея. Колизей, мимо которого проезжали днём, ночью подсвечен с разных сторон прожекторами — ещё более величественен. Металлические ворота Флавиевого амфитеатра, который принято называть Колизеем, на ночь запираются. Я хотел, было перелезть через них, чтобы посмотреть, что же там внутри, но жена отговорила. Нет в женщинах духа авантюризма. Обойдя вокруг полуразрушенного амфитеатра, на протяжении веков считающегося символом величия и могущества Рима, пошли назад, в сторону отеля, снимая ночную жизнь города на уже подзаряженную в номере видеокамеру.

                        На обратном пути столкнулись с работой «ночных бабочек» — римских путан. Сперва я хотел снять на камеру двух чернокожих красоток, подпирающих стену  у  фонаря  с цветущей акацией, выставляющих напоказ свои прелести прохожим. Однако, выскочивший из стоящей рядом машины сутенёр, выкрикивая что-то и делая страшные глаза, лишил меня этой возможности. Свернув за угол на освещённую улицу, глазам предстала ещё одна картинка ночного Рима: из остановившегося автомобиля выскочила блондинка с потрясающей фигурой в тонких чёрных трусиках, которых всё равно, что не было и в короткой кожаной куртке. Встав у обочины, она распахнула на куртке молнию, под которой ничего, кроме роскошного бюста, не оказалось. Тут же остановился автомобиль, «ночная бабочка» впорхнула  в него и была такова. Всё произошло настолько быстро, что я даже не успел включить свою камеру… Закончился седьмой день путешествия.

            5.05.96. Второй день в Риме. Дорога в Сорренто.

                        Хорошо отоспавшись, оставив остатки вчерашней усталости в номере под одеялом, мы уже готовы к новым впечатлениям. После завтрака в ресторане отеля автобус, всю ночь простоявший на стоянке, неподалёку от отеля, подкатил  к входу, и мы отправились на экскурсию…  Вдоль старых стен, несущих на себе печать времён, мимо Капитолийского холма к церкви Святого Петра в цепях. Церковь V века знаменита тем, что здесь хранятся цепи, сковавшие в своё время святого Петра в Палестине и, главным образом тем, что в ней стоит гениальная мраморная статуя Микеланджело — Моисей, над которой мастер работал всю жизнь, возвращаясь к ней раз за разом. Фасад с портиком из пяти арок, без каких-либо форм витиеватости, делает церковь Сан Пьетро ин Винколи строго аскетичной и впечатляющей. Типичные классические формы с итальянским двориком и пальмами.       Дальше путь лежал к Форуму. Оставив автобус у Капитолийского холма, рядом с церковью Санта Мария де Арачели с ведущей к ней крутой лестницей, мы поднялись по ступеням, находящейся тут же, знаменитой лестницы всё того же Микеланджело на Капитолийскую площадь с тремя дворцами на ней: Сенаторский дворец, где раньше находился античный архив; Новый дворец, занятый сегодня римским муниципалитетом, где происходят бракосочетания, чему мы стали свидетелями, любуясь невестой в длинном венчальном платье, фатой и шлейфом шелков, поддерживаемых пажами. А также дворец Консерваторов, на который указывает рука конной статуи Марка Аврелия из позолоченной бронзы. Весь этот архитектурный ансамбль Капитолия, вместе с группами скульптур, был приведён в порядок Микеланджело, отличавшемся необычайной трудоспособностью.

            На музеи Капитолия времени уже не оставалось и мы, снявшись на фоне колонны с волчицей, вскармливающей Ромула и Рэма, вышли к смотровой площадке, откуда открылась панорама на Римский Форум. Экскурсовод показывала на развалины рукой, рассказывая о развалинах когда-то прекрасных зданий с арками, колоннами, барельефами, прославляющими победы над арабами и ассирийцами. Плавно скользя видоискателем камеры по величественной панораме, я снимал Арку Септимия, Курию, где раньше собирался Сенат, сбоку от неё базилику Эмилии, от которой, к сожалению, остались только руины. Позади неё — храм Антония и Фаустины, перед которым сохранились остатки фундамента храма Юлия Цезаря. А на заднем плане Форума — Арка Тита, воздвигнутая в честь победы Тита над иудеями в конце I века н. э. Экскурсовод с чувством посвящала нас в  перипетии дворцовых интриг, рассказывала об исторически-реальных лицах и мифологических персонажах. Здесь на холме Капитолия, у развалин древнего Форума, особенно остро чувствуются времена патрициев и пигмеев; римских вельмож с пышными дворцами и роскошью; нищих рабов и обречённых гладиаторов. Здесь под многометровым слоем земли, песка и пыли, сохранились в первозданном виде строения и колонны дворцов, разбивка садов и мрамор широких лестниц. Здесь соприкасаешься с вечностью и ощущаешь глубину веков, понимая, почему Рим называют «Вечным городом»…

                        Потом прошлись по площади у величественного дворца, который называют «Алтарь отечества», белокаменный собор в псевдоклассическом стиле, будто бы парящий над старым городом, рядом с развалинами Форума. Здесь нас прихватил дождь, впервые за всё поездку, когда мы были не в салоне автобуса. Предусмотрено прихваченные зонтики (с утра было пасмурно), пришлись кстати. Ну, а кто забыл зонты — особенно не расстроились. Вокруг туристов всегда полно вездесущих продавцов, в основном негров и арабов, торгующих всякой всячиной (тутти-фрутти). С гортанными криками «амбрелла, амбрелла» (зонты-зонты) они тут же предлагают свой товар. Дождик быстро кончился, оставив на асфальте лужи с пузырями воздуха от крупных капель, и мы направились в сторону Колизея пешком, обгоняемые ландо, запряжёнными гладкими, холёными лошадками с роскошной сбруей, катающих романтично настроенных туристов с пухлыми кошельками.

              У стен Колизея
                Колизей в ночной подсветке

                            Амфитеатр Колизей изнутри ещё более величественен, чем снаружи. Архитектор его неизвестен, хотя некоторые приписывают его архитектору Рабирию, создавшему дворец Домициана. Из красно-рыжего кирпича, с эллипсообразной формой и высотой в 58 метров, он стал символом Рима, его величия и могущества. На его арене проводились рыцарские турниры, «морские бои», популярные бои гладиаторов и хищных зверей, которые в V веке были запрещены и затем отменены императором Гонорием. Позднее он был засыпан землёй и песком, а в Средневековье становится огромным карьером строительного материала, разобранного на треть для строительства новых дворцов. Идея восстановить амфитеатр, не нашла поддержки. Наверное, это и к лучшему. Не думаю, что восстановленный Колизей стал бы более притягательным для туристов и поклонников старины.

                  Центр древнего Рима. Форум.

                              Свободного времени, сколько бы его у нас не было, ничтожно мало для знакомства с этим потрясающим городом-музеем. Остались в памяти его площади и дворцы, улицы и парки, но древний Форум, Колизей, Арка Константина, рядом с Колизеем, Палатин — холм с местом мифического основания города Ромулом, Капитолий — культовый центр древнего Рима, его знаменитые фонтаны эпохи Ренессанса уже никогда не сотрутся и останутся навсегда в памяти… Остров на Тибре в форме корабля, соединённый с берегами мостами; замок Святого Ангела, получивший своё название после чудесного явления на его вершине Ангела — предвестника прекращения чумы, круглой формы, напоминающей барабан; дворец на площади Квиринал, место пребывания президента Италии, ранее бывшей летней резиденции римских пап — всё это мы видели только лишь из окна автобуса, который сделал прощальный круг по исторической части города перед нашим отъездом на юг, в сторону  Неаполя, куда мы и отправились около двух часов дня.

                    Триумфальная арка Константина

                                Дорога от Рима до Неаполя (около 220 километров) прошла незаметно. Отдыхали, откинув спинки кресел, прикрыв глаза, мысленно возвращаясь в Рим. Обедали бутербродами, салатами, быстрорастворимыми супами, сдабривая всё это вином и горячим кофе, смотрели на экране монитора фильм о Риме, листали иллюстрированные альбомы, сверяя свой маршрут на большой, как простыня, карте Италии. Неаполь проскочили транзитом, как и Помпеи, выехав на берег Неаполитанского залива, откуда открылся вид на Везувий с лазурной бухтой у его подножия. Дорога серпантинами поднималась в горы, в сторону Сорренто. Всё выше и выше. Солнце садилось, окрашивая небо в малиново-розовый закат, обливая золотом лучей море. Потрясающее зрелище! Вид на залив с почти полукилометровой пропасти, а горы здесь достигают 590 метров, захватывает дух. Внизу, у кромки берега, краснеют черепичными крышами крошечные дома, едва проглядывающие сквозь листву деревьев и кустов виноградника. По всему склону гор хаотично разбросаны  постройки роскошных вилл и хижины бедняков, подобные ласточкиным гнёздам, непонятно как держащимся на скалах, увитых густой растительностью. По автобусу периодически проносился вздох облегчения после прохождения очередного виража, выплеск эмоций восклицаниями и визгом, наиболее  впечатлительных дам…

                                Часть группы (несколько семейных пар, в том числе и нас) высадили в отеле «Cavor», возвышающемся над пропастью в двухстах метрах от поверхности моря, почти вертикально. Разместившись в номерах, время терять не стали (а  шёл уже одиннадцатый час вечера), разузнали у метрдотеля как пройти к морю. Оказалось, что это не так уж и просто. Нужно пройти пару километров по узкой, извилистой дороге, на которой едва могли разъехаться два автомобиля, затем, по зигзагообразной тропе с маленькими площадками для отдыха, в кромешной темноте спуститься к небольшой скалистой полоске берега. Чета Цицур — Надежда с Сергеем Николаевичем, которого мы условились называть так не столько благодаря его возрасту, сколько для того, чтобы различать его с другим Сергеем, мужем Татьяны, и мы с женой прошли этот путь, с ужасом представляя, как потом  будем подниматься по крутому склону обратно, после того, как отметимся у водички. Но ведь не каждый день бываешь в Сорренто, на берегу Тирренского моря, рядом с островом Капри, где, в своё время, могли себе позволить отдохнуть, разве что, гонимые царскими властями знаменитые личности, такие, как Плеханов, Ленин, Горький…

                                Я предложил всем искупаться, но не нашёл понимания спутников. Ничего не оставалось, как этот обряд слияния с природой совершить в одиночестве. Море лежало в двух шагах, хотя из-за полной темноты его можно было только слышать, но не видеть. Раздевшись догола и сложив свою одежду на камнях, я нащупал ногой воду и по скользким камням скользнул в морскую гладь. Дна под собой я не ощутил. Море, несмотря на прохладную майскую ночь, было тёплым, как парное молоко и я поплыл. Проплыв пару десятков метров, услышал голос Сергея, оставшимся на берегу рядом с моей одеждой:

                                — Юр, а акулы здесь есть?

                                — Откуда, — ответил я, но неприятный холодок пробежал по спинному мозгу.

                                — Мало ли… Всё-таки Средиземное море…

                                Дальше плыть мне расхотелось. Окликнув Сергея, поплыл обратно на его голос. Больно ударившись коленом о выступ скалы, выбрался на берег, что было совсем непросто в полной темноте, на скользких камнях. Выбравшись, стал одеваться. Что-то вдруг выпало из кармана жилетки. На ощупь нашёл на камнях, гладких, как тарелка, но с глубокими расщелинами, батарейку от видеокамеры и несколько монет. Одевшись, проверил карманы — мало ли что могло выпасть еще и не нашёл в них пачки долларов. Вот здесь уже не холодок, а зловещий холод  прошёлся по моим жилам. Это были все наши деньги. Ни много, ни мало — 750 долларов. Никому ничего не сказав, стал ощупывать расщелины, в которых кроме мелких рачков ничего не обнаружил. Поодаль, на берегу расположилась шумная ватага с фонариком, судя по выкрикам, немцев. Попросив у них фонарик, мы с Сергеем принялись изучать расщелины, до краёв заполненные водой, но опять ничего не обнаружили. Остальные наши, расположившиеся чуть в стороне, спросили, что мы ищем. Пришлось признаться… Возвращались с моря по петляющей вверх тропе с деревянными ступенями и перилами на особенно крутых подъёмах мы в полном упадке духа. Машинально продолжая шарить по карманам, а их у меня в джинсах, рубашке, жилете было около десятка, нашёл в одном из них, свёрнутую в четыре раза путёвку со страховкой, где неожиданно для себя обнаружил злосчастную пачку долларов, схваченную резинкой. Меня чуть не растерзали, предполагая, что я их разыгрывал. Успокоившись сам и успокоив друзей, сказал, что с меня причитается, и мы направились в одну из многочисленных здесь таверн, которые работают в ночное время на полную катушку. Заказав большую бутылку белого и такую же красного вина, мороженое, печенье и фрукты, отметили благополучное завершение вечера. Обслуживала нас сама хозяйка таверны, очень колоритного, живописного типа женщина с крестьянскими руками и звонким голосом, которая постоянно что-то щебетала по-итальянски, ни слова не понимая по-английски, а тем более по-русски…

                                Спать легли во втором часу ночи.

                    (окончание следует)

                    На заставке к материалу: Собор святого Петра

                    Добавить комментарий

                    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

                    Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.