Юрий А. Домбровский. Бельгия: неизвестная и… знакомая

От редакции «Литературный коллайдер». Читатели часто обращаются к нам с просьбой продолжить тему путешествий по странам Европы, которую в свое время активно вел наш руководитель А. Владимиров. Но для этого нужен был еще один завзятый путешественник. И мы такого нашли. Юрий Александрович Домбровский часто наведывается в самое лоно западной цивилизации. И он это на протяжении 30 лет. Его заметки относятся как к 90-м годам прошлого века, так и к нынешним – 20-м нового тысячелетия. Читателям наверняка будет интересно, как за этот срок изменился западный мир.  

На проходящем чемпионате Европы, после того как с треском вылетела уже в групповом турнире наша сборная, я стал болеть за Бельгию. Хотя она она тоже потом вылетела, но без треска… 

В Бельгии у меня жила дочь Диана с мужем Мишей, внучкой и внуком. Я не раз навещал их в своё время. Изъездил эту страну вдоль и поперёк, как и весь Бенилюкс, включая Нидерланды и Люксембург. Хотя первым моим посещением стран Бенилюкса был далёкий уже 1995 год. К тому времени я уже успел побывать в экзотической Индии, где прожил месяц, с шопингом побывал в Стамбуле и в Варшаве, так что какой-то опыт зарубежных поездок  у меня уже был.

    Писатель и путешественник Ю. А. Домбровский с дочерью Дианой

    У меня сохранился Дневник той увлекательной поездки, вошедший позже в сборник путешествий «Пути-дороги» в четырёх книгах. Именно из тех записей я хотел бы и рассказать о своих первых впечатлениях о Бельгии, опуская подробности посещений транзитом Польши, Германии и Голландии. Хотя в Германии у нас была экскурсия по Берлину и ночёвка в Хильдесхайме, а в Голландии мы ночевали в Амстердаме и день провели в этом замечательном городе на многочисленных каналах. А главной целью нашего путешествия был Париж, где мы провели полных четыре дня и три ночи… Середина октября 1995 года. Середина осени. В Москве — снежная крупа. Холодно. Температура воздуха около нуля. Занимаем места, согласно купленным билетам, то бишь, путёвкам — на втором этаже немецкого «Неоплана», справа по борту. Тур назывался «Автобусом по Европе». Кроме нас с женой в салоне было ещё около трёх десятков туристов. Автобус комфортабелен: уютный салон с откидными сидениями и столиками в спинках кресел — как в самолёте; туалетом и титаном с кипятком на первом этаже; c тремя телевизорами, магнитофоном и радио. Багаж отдельно в багажном отсеке. По ходу движения предусмотрены через каждые четыре часа остановки. С нами — сопровождающий Лёша — представитель фирмы, который должен решать все возникающие по ходу вопросы, решать проблемы с таможней и расселять в отелях городов, где нас застанет ночь.

                Располагаемся поудобнее в креслах. В салоне тепло. За окном — Новодевичий монастырь и остатки пожелтевшей листвы на деревьях. Впереди — дорога. От Москвы до Парижа и обратно. В 8.30 выезжаем. Контингент группы очень даже разношёрстный. Здесь и пенсионеры, которых совсем не пугают дорожные неудобства, и люди среднего возраста, вроде нас с женой, молодёжь, и даже несколько детей.

    Транзитом проезжаем Смоленск, Оршу, Минск. Как и предусмотрено, через четыре часа делаем остановки, чтобы размяться и пройтись в ближайший лесок. В это время года темнеет рано. Большинство пассажиров крепко спит, когда въезжаем в Брест, где нас ждут таможенники. Выходим из автобуса, выносим багаж, ждём чего-то, сонные и слегка ошалелые. Заполняем декларации. Вся эта канитель, совсем нам не нужная, длится около трёх часов. Видавшие мир люди утверждают, что это ещё очень быстро — бывает, что таможня задерживает и до утра. Всё относительно в этом суетном мире… Остаётся надеяться, что это последняя неприятность в нашем пути.

    В четвёртом часу ночи транзитом проезжаем Варшаву. Узнаю знакомые места, улицу Маршалковску, старый город и мост через Вислу в районе Ночны Праги, где я жил целую неделю три года назад. Утомлённые дорогой и таможней, туристы спят, накрывшись пледами и куртками. Достаю видеокамеру и снимаю спящую Варшаву, стараясь не разбудить жену. Лишь несколько пассажиров не спит, тихо переговариваясь между собой. Варшава растворяется в ночи. По трассе, освещаемой фарами, изредка проносятся редкие автомобили и, лишь огни, работающих круглосуточно автозаправочных, напоминают о жизни в этой кромешной тьме. Укладываю видеокамеру и засыпаю. Первая ночь в автобусе… Опуская подробности транзита по Польше, скажу, что в час дня въехали в Берлин. Через глазок видеокамеры смотрю на окраины Восточного Берлина, его спальный район и аллеи Трептофф-парка. Сознание того, что ты в крупнейшем городе Германии, её столице, не укладывается в голове до тех пор, пока мы не останавливаемся в центре Берлина на Александр-плац, у самой высотной гостиницы города «Forum». В ожидании русскоязычного гида, прогуливаемся вдоль отеля, заходим в его вестибюль, набираем буклеты и красочные программки по Берлину.

    Двухчасовая экскурсия по Восточному и Западному Берлину — вот где чувствуется разница двух систем одного объединённого города — вдоль, символически оставленных остатков берлинской стены, расписанной художниками и, на протяжении нескольких десятилетий, искусственно делящей город на два противоборствующих лагеря. Стена, ставшая символом объединения двух Германий. После экскурсии — три часа свободного времени. По кварталам, прилегающим к Александр-плац, чтобы вовремя успеть к автобусу и не заплутать в лабиринтах улиц. Отдав дань старой архитектуре и памятникам города, разным сортам пива и джусам, в семь часов вечера освободили Берлин от своего присутствия и выехали по направлению к Ганноверу, а точнее в городок Хильдесхайм, где благополучно разместились в гостинице при Сербском православном монастыре…

    Германо-голландскую границу пересекли, как границу между Московской и Тверской областью, даже для приличия не сбавив скорости. Ровная, как гладильная доска низменная земля, так, собственно, переводится официальное название страны — Нидерланды, изрезанная нитями каналов, встретила нас спокойно, как и подобает нордической стране. Зелёные поля с пасущимися на них коровами, одиноко стоящие фермы с небольшими сыроварнями при них, стога скошенного сена и ветряные мельницы, без которых Голландия не была бы похожей на себя… Амстердам возник неожиданно. Поля, каналы, мосты, фермы, стадион с осветительными мачтами прожекторов и вот уже дома, электрички, тротуары, с пожелтевшей на них листвой и дети на роликовых коньках и велосипедах. Здесь сразу же бросается в глаза обилие на дорогах велосипедистов всех возрастов. Для них существуют специальные полосы движения по краю дороги, которые служат только для них и где нельзя даже на время припарковать машину.

    После небольшой экскурсии по городу, основная группа отправилась с экскурсоводом на бриллиантовую фабрику, а мы с женой и туристкой-бабушкой, учительницей немецкого языка с тридцатилетним стажем, предварительно разузнав дорогу, пошли в знаменитый музей Винсента Ван Гога. Музей оказался поблизости от стоянки автобусов, и нам не составило труда найти его. Современное четырёхэтажное здание из стекла и бетона с наличием в нём, шикарной по всем канонам, экспозиции. Сочность красок полотен кисти великого мастера, скульптура и японская графика по мотивам творчества Ван Гога, эротическая живопись современников художника оставили приятное чувство соприкосновения с прекрасным.

    Было желание пройтись по улице Красных фонарей, о которой мы все были так наслышаны, на которую обратил внимание наш гид, когда мы проезжали вдоль неё по другому берегу канала. Нас, правда, предупредили, чтобы мы не вздумали там фотографировать или снимать на видеокамеру, иначе могли возникнуть неприятности. Моё желание жена отвергла так решительно, как будто это был вопрос жизни и смерти. Спорить не хотелось, да и время поджимало. Ничего не оставалось, как пройтись по уютным улочкам ближайших кварталов, заходя по пути в сувенирные магазинчики и лавки…

    Чуть позже мы присоединились к группе, вернувшейся с ювелирной фабрики и, уже все вместе, направились к месту начала экскурсии по каналам Амстердама на речном трамвае. Дома в пять-шесть этажей самой разнообразной расцветки, ставшие в сплошной ряд вдоль каналов, казалось, зависали над нами с подозрительным наклоном, готовые рухнуть на наши головы, если их ещё чуть-чуть наклонить. Этому есть своё объяснение. Дома ставились в средние века на сваи из брёвен, которые со временем прогнили и фундамент дал крен в сторону насыпных берегов. Со временем грунт затвердел, а здания так и остались в почтительном поклоне перед людьми, которые построили «дамбы на реке Амстел» — так, впрочем, и переводится Амстердам. По узким каналам, со стоящими на вечном приколе у берегов судёнышек, ставшими квартирами для их обитателей и которые нельзя было сдать в аренду, а можно только  продать, но на которые никто не зарился из-за сравнительной дороговизны, мы вышли в устье реки Амстел, отделяющее от открытого моря только искусственной дамбой и насыпью. Начинало темнеть. Обратно возвращались уже в сгущающих сумерках среди моря огней рекламы, лампочек, подчёркивающих контуры многочисленных мостов, которые связывали кварталы этого умопомрачительного города. И было безумно жалко, что подсела батарейка видеокамеры, и я не смог запечатлеть всю эту красоту, весь этот шик…

      Амстердам — один из каналов города

         А в шесть вечера, когда подошла к концу экскурсия по каналам, магазины уже все закрылись, как в Германии. Оно и понятно, европейцы знают чёткую грань между трудом и отдыхом. И работой себя не перетруждают. После шести вступает в свои права шоу-бизнес, о чём красноречиво и ярко свидетельствуют распахнутые двери ресторанов и кабаре со стриптизом, кинотеатров с эротическими афишами, красными фонарями, респектабельными игорными домами, казино… и, всеми вытекающими отсюда последствиями.

        Амстердам — город велосипедов
          Полиция тоже на велосипедах

            В восемь вечера мы уже выезжаем в Бельгию, в один из старейших городов Европы — Антверпен. В Бельгии все дороги освещены. По одной из таких, освещённых ярким светом трасс, через пару часов добираемся до места, где и размещаемся в забронированных номерах отеля со скромным названием «Tourist». Ванна, душ, лёгкий ужин в номере, подзарядка батареек и сон в мягкой, накрахмаленной постели…

          18 октября. Четвёртый день. Бельгия.

            Вокзал Антверпен-Центральный (Антверпен)

                        Прохладное утро. Время сжимается, как шагреневая кожа. На знакомство с Антверпеном отпущено совсем мало времени. Спать некогда. В половине восьмого, позавтракав в ресторане отеля (шведский стол), отправляемся вдвоём с женой гулять по городу. Город только просыпается. Народ здесь никуда не спешит и живёт так, как будто ему отпущена тысяча лет. Всё степенно и размеренно. Припаркованные автомобили и велосипеды, закрытые магазины и офисы, редкие прохожие и служащие, которым по роду службы нужно быть на работе пораньше. Стайки школьников, в одинаковой форме — белых рубашках, чёрных курточках, серых шортах и юбках с тёмно синими гетрами, не особенно спешащих в школу. Тихая, спокойная жизнь, так не похожая на московскую суету. Может быть, когда-нибудь, мы тоже научимся жить без суеты, реально осознавая, что всё в этом мире проходящее… Хотя, скорее всего, русский менталитет не станет идти на компромисс со своей природой.

              Антверпен. Алмазный квартал от фабрики бриллиантов
                Антверпен. Алмазный квартал

                            Чистота улиц, блеск вымытых витрин и автомобилей, уют и спокойствие жилищ за окнами домов — всё это создаёт настрой на благодушие и душевный комфорт. Несмотря на осеннюю утреннюю прохладу, ощущение тепла всё время с тобой. Останавливаемся у витрин магазинов. Соизмеряем, в пересчёте на русские рубли, местные цены. Фотографируемся и снимаем на камеру. Магазины открываются после десяти, хотя, по большому счёту, они нам особенно и не нужны. В одном из продуктовых магазине покупаю бутылку пива, дарю в презент продавщице российские монеты, она взаимно угощает копчёной колбаской к пиву. В кондитерской пробуем пирожные в виде фруктов и ягод с сахарной пудрой и кофе.

                  Вид на Атомиум — современный символ Брюсселя
                    Фасад здания Рене Маргитта в Брюсселе

                                Антверпен раскинулся на судоходной реке Шельде и канале Альберта в 90 километрах от берега Северного моря. Город считается одним из крупнейших портов мира и является вторым по величине городом Бельгии после Брюсселя. Уникально, что город, разделённый рекой, практически не имеет мостов. Обе части города связаны туннелями, построенными под Шельдой. К реке примыкает живописная старая часть города с позднеготическими постройками, изюминкой которых считается Кафедральный собор, который строили на протяжении 300 лет.

                    Прогуливаемся по старому городу мимо замка Стен, останавливаемся у церкви Синт-Якобс, построенной в конце XV века. Старинные жилые дома, «Дом Мясников» — ровесник Синт-Якобса; на площади Гроте-маркт — памятники фламандского ренессанса — ратуша и гильдейские дома XVI века; на месте крепостных стен — полукольцо бульваров, за которым видны новые жилые и портовые районы и парки. Снимаю на камеру и на «Полароид».

                                Хмурое утро. Небо, затянутое облаками. Так, наверное, и должен выглядеть город в середине осени. В десять утра открываются магазины и главная городская достопримечательность, изюминка Антверпена — Кафедральный собор на Кафедральной площади. Его ещё называют — Онзе-ливе-Враукерк. Заходим вовнутрь. В соборе уже началась служба. Масштабы собора впечатляют — высота купола под семьдесят метров. Горят в лампадах свечи, ранние прихожане сидят на узких деревянных скамейках с высокими спинками и тихо молятся. Посидели на скамейке и мы, послушали, подумали о сокровенном… Достаю блокнот с выписанной из энциклопедии информации об Антверпене и читаю историю его возникновения. Город впервые упоминается в VII веке. Возник он, как и большинство европейских городов, на месте римского поселения. Постепенно развивался как центр ремесла и торговли, а с конца XIII века получил городское право. С развитием ремесла и торговли со временем Антверпен оттесняет на второй план такие крупные города, как Брюгге и Гент, а к середине XVI века достигает наибольшего расцвета, превратившись в первый по значению в Европе центр торговли и кредита. Ещё в те далёкие времена в Антверпене была открыта биржа и установлена полная свобода торговых и кредитных сделок.

                                Нам нравится этот город…

                                Атмосфера спокойствия и благодушия католического собора, чистота улиц и тротуаров, аккуратные цветочницы и благожелательность бельгийцев настроили на возвышенное состояние. Ноги сами привели к музею Рубенса, который олицетворял собой Антверпен так же, как Ван Гог столицу Голландии. Музей, даже в это осеннее время, утопающий в зелени, с небольшим, но уютным внутренним двориком, мощеным булыжником, со стриженым газоном и клумбами цветов, в окружении античных скульптур, которые так в своё время вдохновляли художника. Интерьеры музея, экспонаты и полотна великого мастера эпохи Ренессанса, упомянутый выше внутренний дворик с подстриженным кустарником, вазы и скульптуры — всё настолько передаёт средневековую эпоху, что невольно начинаешь чувствовать себя причастным к Рубенсу, его современником… Пообедали собственными бутербродами с ветчиной и сыром, запивая красным столовым вином за столиком на улице у небольшого кафе. Впрочем, здесь всё небольшое, всё масштабно-пропорциональное для человеческих параметров, ничего не давит и не создаёт дискомфорта.

                       В три часа дня выехали в Брюссель. Двухчасовое посещение парка «Мини Европа» в пригороде Брюсселя, где собраны в миниатюре все, известные миру, сооружения стран Европейского Экономического Сообщества, от древнего Парфенона в Афинах  до Эйфелевой башни в Париже… Удовольствие от общения с Маленькой Европой продлилось на час, благодаря тому, что моя жена, с уже ранее упомянутой учительницей немецкого языка, поклонницей изящных искусств, потерялись. Мы в течение часа, вместе с сопровождающим Лёшей, безуспешно пытались разыскать их. Автобус ждал, туристы нервничали. Наконец, к нашему автобусу подъехала полицейская машина с потерявшимися. Оказывается, они вышли через другой выход, и пошли совсем в другую сторону. А когда окончательно поняли, что дорогу им уже самостоятельно не найти, обратились к полиции. Это незначительное происшествие могло бы показаться смешным и не более, если бы на час не сократилось наше, и так сжатое до пределов, пребывание в бельгийской столице. Я, конечно, изрядно понервничал — жена теряется не каждый день, и Брюссель воспринял уже не так, как хотелось. Задержка на два часа в Антверпене (потерялись документы одной из наших туристок) и на час в Мини Европе, сократило время в Брюсселе до минимума. Двух часов, что остались на Брюссель с пяти до семи вечера, конечно, очень мало для знакомства с этим потрясающим городом. Хотя, королевский замок со спускающимися вниз террасами улиц к Ратушной площади, великолепие архитектуры, парков, фонтанов и памятников, чем-то напоминающих Петергоф в ночное время — оставили в памяти неизгладимое впечатление праздника. Брюссель — столица Европейского Сообщества. А это кое о чём говорит…

                      Парк Мини-Европа (Брюссель)

                       Сокращённое до минимума наше пребывание в бельгийской столице, все же позволило оценить этот роскошный город. Прогулки по «Нижнему городу» — старинным кварталам вокруг Большой площади — Гранд-плас с готической ратушей, «Королевским дворцом” и гильдейскими домами конца XVII века оставили самые тёплые впечатления, несмотря на прохладный октябрьский вечер, чему свидетель «Писающий мальчик», считающийся символом этого необыкновенно красивого города… Автобус запарковался в «Верхнем городе», куда ещё предстояло вернуться. В сгущающих сумерках можно было разглядеть парадные ансамбли площади в стиле классицизма — Плас-де-Мартир и Плас-Руаяль, выстроенные на террасах Королевский дворец, парламент, Дворец юстиции и Дворец изящных искусств. К сожалению, осмотр ограничился лишь их внешним видом.

                       Столицу Бельгии мы покидали уже тогда, когда на неё опустилась ночь. За окном автобуса остались красиво подсвеченные жилые районы близ Всемирной выставки в парке Хейсел, банк Ламбер и пригородный жилой массив… От Брюсселя до Парижа — три часа езды. Уставшие от переездов, мы даже не заметили, как пересекли границу Франции. Единая Европа — не пустой звук. Когда автобус въезжал в Париж, половина туристов уже спали. А в 23.00 мы уже разместились в номерах отеля «Жирандо» в районе Пляц Пегаль, славного города Парижа…

                      Но это уже другая история…

                      На заставке к материалу: Брюссель: Королевский дворец

                      One Comment on “Юрий А. Домбровский. Бельгия: неизвестная и… знакомая”

                      1. Это всего лишь небольшой кусочек текста из книги путешествий «Пути-дороги»… Надеюсь ещё встретимся не раз в путешествиях по Европе и не только по ней… Жду отзывы своих читателей…

                      Добавить комментарий

                      Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

                      Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.