Дмитрий Тиме: Русская сказка как поэзия

«Литературный коллайдер» представляет своим читателям нового автора. Знакомьтесь: Дмитрий Тиме. У него трёхтомный сборник сказок в стихах. Предания и легенды многих народов России словно обрели здесь новую жизнь. Автор приглашает нас в прекрасные миры, где волшебство становится реальным, а действительность сверкает искрами волшебства! Замечательный сказочник увлекает читателей  навстречу необычайным приключениям и мистическим тайнам! Рассказ ведётся легко, с юмором и с доброй улыбкой. Поэтические строки наполнены светом и мудростью.

Мы печатаем отрывок из первого тома, где автор знакомит нас с легендами и и сказками Древней Руси. .

—- —- —-

Вступление к русским сказкам

На безбрежном море-океане

остров есть славянский – Свят-Буян!

И лежит на острове Буяне,

силой благодатной обуян,

Камень – всем камням отец – Алатырь,

бел-горюч, как в небесах звезда!

Остудить его своей прохладой

океан не сможет никогда!

Знахарь, лечащий от лихоманки,

или ратник, раненый в бою,

чтоб ушли все хвори-самозванки,

обращают речь к нему свою…

Неприкосновенна и нетленна,

жало жгучее в себе тая,

сторожит у камня Гарафена —

«инорокая» огонь-змея.

А у моря дуб растёт мокрецкий,

что — «ни наг и ни одет» — весь год.

С боку одного – застыл мертвецки

голых веток зимний хоровод.

На осеннем – жёлуди созрели,

а на летнем – листьев невпролаз,

на соседнем – вечной каруселью –

завязей весенний перепляс!

Спрятана в ветвях там смерть Кощея,

там богатыри бывали встарь.

Там — без роздыху в коловращеньи —

Явь и Навь листают календарь.

В тридевятом царстве-государстве –

искони не скованы живут

и не связаны – святых семь старцев,

чтоб совет подать иль сделать суд.

Там в грозу Перун на колеснице

с неба шлёт великий дождь и гром.

Там с железным клювом чудо-птица

угощает птичьим молоком.

Там в пещерах сёстры-лихорадки –

все двенадцать – челядины зла…

На кусте зелёном – маткам матка –

восседает старшая пчела…

Там с живой и мёртвою водою

Вещий Ворон стережёт родник,

и Заря предутренней росою

омывает свой прекрасный лик.

Берегиня на ветвях берёзы

там в Иванов день красавца ждёт…

Бабушку-Ягу по небу возит

тёмной ночью ступа-самолёт…

Там живёт швея и мастерица —

красна девица с тугой косой,

ниткой рудо-жёлтой шелковицы

раны шьёт булатною иглой.

В подземельях — страж: скелет собаки

из трёхсот тридцати трёх костей.

А под островом в сквозящем мраке

золотая Щука ждёт гостей.

Там сокрыты древние причины,

русский дух гуляет по холмам…

Я нырял в бездонные глубины,

я бродил по скальным берегам.

Как святые свитки мне руины

открывали спрятанное там…

Разбирая надписи на плитах,

я соединял фантазий нить…

И под дубом, Временем забытым,

сказки записал, чтоб не забыть.

Золото берегинь

Русская сказка

На брегах речных и мшистых – сгинешь!
Оберегом не пренебрегайте!
На холмах лесистых берегиню
на деревьях в дебрях не встречайте!
Бродят, бредят, берегут берёзы
и плетут венки в лесах Купалы!
Из-за мавок зеленоволосых
не одна душа уже пропала!

Пошёл пригожий мОлодец — один — в дремучий лес
(в неделю перед Троицкой) на поиски чудес.
Глядь, меж ветвей берёзовых прелестница видна —
чарующими позами зовёт к себе она!
Ручьи волос зелёные волнами так скользят
по телу оголённому, что глаз отвесть нельзя!
Лукавая красавица заводит паренька!
Что делать, как избавиться? Как избежать греха?!
Ой, поздно спохватился он — влечёт его краса,
кружит руками-птицами, чтоб посмотрел в глаза…

Взглянув в зрачки безумные, припомнил неспроста,
что надевают умные в лесу по два креста
и носят сзади-спереди, к таким — не подступись:
от нежити, от нелюдей оберегают жизнь!
«Хотя бы крестным знаменьем я зачураюсь днесь!» —
решил, да руки — каменны, а дева, словно бес:
«Слюбись со мною, молодец, — тебя озолочу!
Могу я делать золото, и я тебя хочу!»
Трясёт с берёзы ветками на голову ему
монетку за монетою: «Дзинь-дзинь! Бум-бум! Бум-бум!»

Простак таких деньжищ кругом не видел, отродясь,
и «раскатал губищу» он, как перед вершей язь!
Прикинул: «Избу новую поставлю на холме,
корову чистокровную сторгую в Костроме!
Коня!.. Нет, лучше тройку бы ретивых скакунов!
Штаны пошью, закройки чтоб такой, как у панов!
Присватаюся к дочери богатого купца!
А там, быть может, очередь дойдёт и до дворца!..»
В пылу обогащения, расчётливый пострел
уйти от искушения не смог, как ни хотел!

Он заключил в объятия владычицу берёз
и начал целовать её сквозь водопад волос.
Чуть отползли за дерево, где без монет трава,
уж не до «бухгалтерии» — все прерваны слова!
Безумная проказница целуется взасос,
русалкой кувыркается в водовороте поз…
Такая берегиня — ух! — щекочет ноготком,
то падает на спину вдруг, то прыгает верхом!..
Шепнула: «Завтра долее порастяну момент!»
Сказала: «Завтра более получишь ты монет!»

Явился и назавтра он, пришёл ещё не раз.
Знал, что грешит сквернавка, но… сундук монет припас!
С такою щедрой кралею помчался б — хвост трубой! —
устраивать «русалии», наверное, любой!
Красавчик наш на девушек охально стал смотреть:
сравняться с этой? Где уж им ловчей быть и шустрей?!
А берегиня страстная смеётся: «Ха-ха-ха!» —
она с парнями «празднуя», мстит всем за жениха
(из-за измены подлого покончила с собой)
и, завлекая золотом, им платит той же мздой!

Краса зелёновласая пропала вдруг, как тень.
Припомнил хлопец сразу тут — прошёл Купалы день!
Ведь после — только лешего в лесу ещё найдёшь…
Ну что ж! Оно, конечно же, былого не вернёшь;
однако, было радостно, и утешала мысль,
что натаскал богатство в дом и жизни понял смысл!
«Отдам-ка в рост излишнее… А часть вложу в извоз…»
Открыл сундук — под крышку там — лишь листья от берёз!..
И всё стучит, как молотом, в ушах: «Бум-бум! Дзинь-дзинь!»
А осень сыплет «золотом» с берёзок берегинь!

Щука с хреном

Жил в селе рисковый барин,

молодой, азартный:

то играл он на гитаре,

то на деньги в карты.

Как-то раз поехал в город

барин тот с лакеем…

И продул все деньги скоро

в карты — до копейки!

Проиграл потом коляску,

а, придя в упадок,

профортунил, под завязку,

и своих лошадок.

Разорили игры в карты,

хоть кидайся в омут!

Так пешком идти обратно

им пришлось до дому.

Долго шли – проголодались.

На большой дороге

подступила к ним усталость,

утомились ноги.

Говорит лакей: «Давай-ка

полежим у речки!

Отдохнём хоть на лужайке,

если кушать нечего!»

Вот лежат они, о пище

думают понуро…

Тут в реке –хлобысть– хвостищем

щука вдруг плеснула!

Барин – в чувствах – с голодухи

хлопнул по колену:

«Эх, да кабы эту щуку

в руки нам – да с хреном!»

А лакей, взглянув на реку,

продолжает следом:

«Эх, – вздыхает, – кабы эту

воду нам – да с хлебом!»

Репка

Посадил Дед репку в чистом поле.
Прижилась она на добром месте.
Предки знали, что растёт отколе,
что есть нечисть и как жить по чести.

Уродилась репка пребольшая!
Дед подергал было чудо-репку,
но собрать не в силах урожая –
корни держатся за землю крепко.

Он позвал к себе на помощь Бабку.
Тянет репку Дед, а Бабка – Деда
обхватила, взяв его в охапку.
Тянут-тянут – уж и так, и этак…

Кликнули они из кузни Сына –
всей семьи надёжу и опору.
Может, свалят репку-исполина,
приступив теперь тройным напором?

Тянут-тянут – вытянуть не могут!
Репка прочно держится за землю,
будто бы с гнезда её родного
пересадки – в корне не приемлет!

Неужели не найдут управы,
чтобы овощ вытащить весомый?
Сын зовёт Жену свою – Любаву,
отрывая от забот по дому.

Тянут-тянут – вытянуть не могут!
Дед и Баба вспомнили про Внучку.
Внучка – умница и, слава Богу,
выросла в семье не белоручкой.

Прискакала Внучка – сразу к Маме.
Вереницей выстроились снова,
друг за дружку держатся руками,
а у репки корень – как прикован!

Там, где Внучка, там всегда и Жучка –
верная подружка и охрана!
Слышит – в поле шумная толкучка,
вот и прибежала, хоть незвана.

Тянет репку Дед, а Бабка – Деда,
за Отцом и Матерью – их Дочка
и, конечно, Жучка, напоследок,
завершает дружную цепочку.

Тянут-тянут – вытянуть не могут!
Стали звать свою мурлыку-Кошку.
Кисонька явилась на подмогу
и к цепочке подключилась тоже.

Чудится, осталось уж немного:
вот-вот свалят репку-великаншу…
Тянут-тянут – вытянуть не могут!
Видно, не варить им нынче кашки!

Кто поможет? В доме их достаток,
сыты все – здесь не считают крошек,
в норку Мышка носит их украдкой…
Может быть, она теперь поможет?

Прибежала Мышка и за Кошку
ухватилась лапками отважно.
Тянут – в ряд, как будто бы гармошку
растянули под напев протяжный!

Кошка с Жучкой тянут Дочку с Мамой,
Сын-кузнец – Бабусю с Дедом тянет,
Дед за репу держится упрямо,
как, обычно, держатся славяне.

Тянут-тянут – ВЫТЯНУЛИ репку!
…Если дружно взяться всей семьёю,
то в такой непобедимой сцепке
можно справиться с любой бедою!

На заставке к материалу использована картина А.Угланова «Веда»

5 Comments on “Дмитрий Тиме: Русская сказка как поэзия”

  1. Он позабыл про Сказку как Дед насрал в каляску ))))))))))))))))))))))

  2. Получил искреннее удовольствие,особенно от «щуки с хреном»! Вот уж подлинно «здесь русский дух, здесь Русью пахнет!»

  3. Прекрасные сказки! Стихи написаны профессионально, простым и чистым языком, разными размерами, что очень важно, ибо графоманы гонят свою продукцию одним «рабоче-крестьянским» размером. Жанр новый, свежий, а новое всегда пробивается с трудом. Ну, ничего. У России впереди великое будущее, и в этом будущем сказки Дмитрия займут достойное место. Уверен, что русский народ, именно, русский культурный и мыслящий народ, а не народонаселение, примет произведения Дмитрия Тиме с благодарностью. Желаю автору новых творческих успехов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.