Вольфганг Акунов. Московская симфония (продолжение)

ФАРЦОВЩИК

Когда дела идут удачно, его ежедневный заработок составляет от четырех до пяти тысяч рублей. Он «деловар», а не какая-нибудь там «шестерка» — на него самого усердно шестерит разная мелюзга, толкая за десятикратную цену ходкий товар, по которому специализируется его хозяин. Но фарцует ли эта мелкая сошка стейтсовыми дисками, джинами, женскими шузами, мужскими складными зонтами или ангорскими котами — будьте уверены в том, что львиную долю «навара» положит в свои оттопыренные, туго набитые манюхой (и не советскими рублями, а «цветной капустой»!) карманы босс, кажущийся вам, человеку постороннему, скромным продавцом новогодних открыток или, скажем, студентом Ленинского педагогического института. Он чувствует себя хозяином жизни не в меньшей степени, чем тот же клевый мэн, и не желает в чем-нибудь уступать золотой молодежи — так же «бомбит фирмУ», то есть одевается с иголочки, и так же сорит деньгами. Деньгами он, впрочем, сорит еще в большей степени, чем клевый мэн — ведь ему не надо отчитываться в своих расходах перед папой и мамой!Внешне его даже трудно отличить от клевого мэна — та же расстегнутая дубленка, а под ней — тот же бархатный пиджак или замшевая куртка, те же платформы (ботинки за толстой подошве и высоких каблуках — В.А., А.Ш.), педерастичка (педерасточка, иначе говоря, барсетка — В.А., А.Ш.) и складной японский хонтик фирмы «Три слона», те же холеные длинные волосы, в сочетании с марктвеновскими усами, а иногда — с бородкой. Невидимые нити тянутся от его квартиры к валютным магазинам, скупщикам икон, ломбардам, таможне и кто его знает куда еще. Дом у него всегда полной чашей — приглушенно играет кассетный голландский «Филипс», столик-тележка пестрит дефецитною снедью. Здесь зернистая черная и красная икра, осетрина и консервированные крабы, бутерброды с нежно-розовой ветчиной и коралловой семгой, круглые жестянки с «кока-колой», датским пивом и апельсинным соком, настоящий натуральный шоколад — твердый, черный и горький, как хина. В битком набитом баре — коньяк «Мартель» и арманьяк, джин Гордонс» и «Олд Том», плоская бутылка шотландского виски, есть конечно и русская водочка — и, разумеется, не с «ушком», а с «винтом». Одним словом, никаких проблем, кроме разве что одной единственной — куда прятать нажитые деньги? Но об этом он не скажет никому — как-никак, коммерческая тайна. 

    Забытые карикатуры старой эпохи

                 

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.