Ольга Макаренко. Рубль, доллар и пульсары (почему рубль и доллар «дерутся»)

Сейчас многих волнует практический вопрос. Что происходит и что будет с курсом рубля? Те, кто согласен с тем, что сегодня деньги — процесс, а не особый товар, понимает, что только включенность в непрерывность экономических потоков, где денежные единицы служат только условными единицами измерения ценностей, позволяет не оказаться выброшенным за пределы относительного благополучия.

Всеохватывающий глобальный воспроизводственный цикл — основа для понимания сущности и причин экономических потоков.

Несмотря на то, что он имеет глобальный характер, относительная самостоятельность заметных его частей как отдельных кругов цикла, приводит их к «столкновениям».

Словечко «цикл» — это ведь «круг» в переводе с латыни. Это, пожалуй, самое важное слово во вселенной. Ведь даже прямая — это кусочек окружности, центр которой удален в бесконечность. Да и «прямая» — условное понятие. Это итоговая траектория колебательного процесса. Стремление каждого луча, каждой прямой «закруглиться» и приводит очень часто к разделениям больших систем на меньшие, особенно в момент накопления массы и энергии.

Я знаю, что большинство не поймет, как это связано с экономическими процессами. Но…

Картинка пульсара может стать подсказкой. Если внутри одного воспроизводственного цикла (кругооборота) происходит избыток производства над потреблением там же, этот избыток, как луч, стремится во вне имеющегося круга и начинает врываться просто в соседние сложившиеся циклы, разрезать их, нарушая равновесие. И в связи с этим начинает менять устоявшиеся порядки в нем, а также и в том кругообороте, откуда он родом.

После второй мировой войны сложившиеся воспроизводственные циклы в воюющих странах (производство оружия, передача его на фронты,  практически минуя сферу обмена, и почти мгновенное «потребление» его в боях, плюс создание минимума продуктов питания для населения, топлива и т.п. для обеспечения этого процесса) резко поменялись на циклы мирного времени. В этих циклах меняется, причем резко меняется, комплекс сфер потребления по сравнению с военным временем. Замыкается воспроизводственный цикл, где снова начинает заметную роль играть обмен в дополнение к производству, распределению и потреблению. Сфера обмена создаёт продукт, который начинает выполнять функцию денег, инструмента обмена. Вторая мировая война из общего числа «предметов потребления» в качестве основы для измерения ценностей, и соответственно денег этого периода, «предложила» топливо, углеводороды, которые объединили глобальные потребности войны и мира. А страна, которая сконцентрировала максимум ресурсов за счёт периода войны, навязала всем остальным странам свои денежные единицы в качестве технического инструмента взаиморасчётов. Так доллар стал мировой валютой. 

Но экономическая жизнь планеты постоянно изменяет пропорции в глобальном воспроизводственном цикле.

Европа, восстанавливаясь после войны на новых технологических условиях, стала на некоторое время конкурентом США по предложению инструментов взаиморасчётов. Сначала ряд стран стал участником системы свободноконвертируемых валют, а потом их общей валюты — евро.

То, что касается СССР, то наша страна исторически представляла собой довольно гармоничный воспроизводственный круг. Довольно большой, так как собирал в целое и север от Белого моря, и юг, включая Среднюю Азию, и весь размах людей и территорий от Балтики до Тихого Океана. И в период после войны он стал обеспечивать потребности товарооборота уже значительного числа стран восточной Европы, принявших послевоенные возможности включения в воспроизводственные круги Еаразии. Денежная единица СССР, рубль, обеспечивая уже не только территорию страны, но и помощью переводного рубля всю систему стран СЭВ, опирался на восстанавливаемую послевоенную экономику этих территорий.

В 70е годы прошлого века глобальное воспроизводство «технократической», а точнее индустриальной эпохи стало повсеместно зависеть от добычи (производства), поставки и потребления  углеводородов (нефти и газа в первую очередь). С тех пор даже доллар как средство международных расчетов стал называться нефтедолларом, так как золотое обеспечение доллара было заменено на нефтяное. Нефтедоллары — это номинированные в долларах США доходы от экспорта нефти. То есть по всему миру  соединение национальных воспроизводственных циклов в глобальный в этот период осуществлялось через оборот нефти и ее производных. 

Процесс глобализации, максимально развернувшийся в конце ХХго века, привел к существенному искажению воспроизводственных моделей послевоенного периода. 90й год — год крушения социалистической системы, привел к фактическому уничтожению довольно мощной на период от 1963 до фактически 1990 года рублёвой зоны межстрановых расчетов.

В системе региональных воспроизводственных циклов нарушилось относительное равновесие.

Их, региональные воспроизводственные циклы можно изобразить в виде кругов, соединяющихся сетью лучей-переходов, транспортных потоков, которые обеспечивают перелив вещества от одних экономических звёзд к другим.

Этот образный ряд можно представить и в виде математических матриц, но в такой коротенькой статье этого сейчас делать не стоит, так как важнее сформировать понятийный ряд.

Каждый отдельный воспроизводственный цикл в значительной степени зависит от набора используемых технологий, а ещё больше от структуры социума.

Одна из серьезнейших ошибок классической политэкономии со времён Адама Смита рассматривать в качестве единицы социальной системы индивида. Индивид не жизнеспособен. Минимальный социум, который может рассматриваться с точки зрения воспроизводства — это семья.

В принципе, можно построить некий аналог таблицы Менделеева для базовых человеческих социумов, воссоздающих себя, и не смешивающихся между собой. Но это ещё одна из сторон рассуждений, которая требует более длительного отдельного разговора. 

ХХI век начал серьезный переход от классического индустриального с двигателем внутреннего сгорания и дизельных ТЭС к информационному этапу развития экономики с суперсерверами и инфороботами, в быту называемыми ботами.

Итак, сегодня соотношение между рублем и долларом зависит от соотношения газо-нефтяного сектора и «информационного».

Сейчас нефть и газ всё-таки проигрывают информационным технологиям, причем в самом широком смысле слова. Воспроизводственные круги информационной эпохи — это совсем не только АСУП, которые помнят уже бывшие советские инженеры, это еще и вся мощь Интернет, электронных СМИ, фабрик грез типа Голливуда, электронных средств коммуникаций, обслуживающих вполне определенные организационные формы социумов.

2020 год стал годом демонстрации тянущих человечество вниз пережитков прошлых периодов. 

Долларовая система (американо-английская), несмотря на значительный потенциал взрывоопасности, ставя на информационные технологии больше, чем на углеводороды, пока удерживает преимущество перед попыткой укрепить рублевую систему, как систему взаиморасчётов. 

Роль углеводородов снижается не абсолютно, а относительно в процессе воспроизводства. И можно в связи с этим рассчитать пропорции, которые фактически будут на перспективу прогнозировать курс рубля к доллару. И уже к юаню тоже. 

Естественно, волатильность, колебания, которые происходят как реакция на существенные политические события (если вспомнить, что политика — концентрированное выражение экономики) в итоге все равно сглаживается, приближаясь к трендам укрепления полноценной информационной экономики как системы территорий и наций.

И эти тренды и соотношения реально рассчитывать заблаговременно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.