Тарас Бурмистров: Это детектив, но необычный

Дорогие читатели, рад представить вам роман «Смерть на курорте», долгожданную публикацию в издательстве «Кислород». 

 Борхес говорил, что все главные книги 20 века написаны в жанре детектива. Так и есть, если мы вспоминаем «Петербург» Андрея Белого, «Мастера и Маргариту» Булгакова (роман начинается убийством Берлиоза, и его отрезанная голова катится, если так можно сказать о сюжетной линии, вплоть до кульминации романа на балу у Воланда). Далее была «Лолита» Набокова, до предела насыщенная детективными элементами (частью пародийно, а кое-где и очень серьёзно, на грани триллера). «Золотой храм» Мисимы, с готовящимся на протяжении романа преступлением в виде сожжения храма. И «Чапаев и Пустота» Пелевина – роман, близкий по жанру к американской версии детектива, так называемому «крутому детективу».

Я перечислил книги и авторов, оказавших на меня наибольшее влияние. «Смерть на курорте» строится сюжетно – что не совсем тривиально на фоне литературы 20-21 веков, с огромным количеством публицистики под видом романов и философских эссе под видом повестей. 

Классическая схема построения детектива (кто убил?) по-прежнему жива, этот культурный пласт остаётся плодоносным. Ничто так хорошо не высвечивает характеры героев, как атмосфера опасности для них, и необходимость найти убийцу. 

Особенно когда он продолжает убивать, и неизвестно, кто будет следующей жертвой. Подозрение, падающее последовательно на каждого из героев, тоже добавляет остроты восприятия этим людям (я о героях) — они раскрываются, и именно за этим, за психологией в острой и неоднозначной ситуации, с таким наслаждением следит читатель, когда держит в руках книгу детективного жанра. 

Эта схема будет жива, пока нам будет интересна психология людей – то есть всегда, пока существует литература. Но помимо детективной пружины, в «Смерти на курорте» есть ещё много всего. 

Например, политика. Действие происходит в вымышленной северной республике, только что отделившейся от России в ходе быстрой и бескровной революции. Лунин, главный герой романа, чужак и пришелец в этом мирке, получает задание расследовать убийства – и никто, включая его самого, не может понять, почему это поручили ему, да и надо ли ему этим заниматься. Тут прямая параллель с Ватсоном, расследующим таинственные обстоятельства и гибель людей в «Собаке Баскервилей». 

Далее, литература и искусство. Лунин – писатель, хоть и незадачливый. И убийца явно наделён тонким литературным вкусом, так что эта тема неизбежно проникает в разговоры людей, обсуждающих серию убийств. 

И, наконец, расследование странных обстоятельств не только «текущего времени», но 10-летней давности – что тоже поручено Лунину, и тоже делается им крайне своеобразно. Но, при всей экзотичности его подхода, все сюжетные линии приходят к логическому завершению (и кульминации) в финале. 

Публикация не так давно на Литресе — но уже вызвала бурное обсуждение там, и множество читательских лайков (что мне особенно приятно как автору). Буду благодарен и вам за ваш отзыв! 

Приятного чтения! Надеюсь, книга доставит вам большое удовольствие. Ниже немного информации обо мне и книге, как она звучит в публикации.

Смерть на курорте. Расследование кровавых преступлений в одном мистическом городе, которого нет на карте.

Известен ли вам такой городок Систербек, что тихо отделился от разваливающейся России? Параллельная реальность? Может быть, пока… Странный город, и преступления в нем — странные. Заезжий писатель Лунин вовлечен в цепь страшных и загадочных событий.

Ему приходится расследовать череду мистических убийств, а заодно разбираться в политических интригах маленького, но амбициозного молодого городка-государства. И чем дальше, тем явственней чувствует он себя попавшим в Дантов «Ад»… 

В мире, куда попадает герой, все серьезно и даже пугающе. Провинциальный городок, как аллегория ада, видится жутковатой пародией на нашу современную действительность, на сферу политики и социальное устройство мира, который все глубже погружается в мрачный театр абсурда.

Об авторе

Тарас Юрьевич Бурмистров (род. 1970, Ленинград) – русский писатель, философ, поэт, переводчик, журналист, политолог, автор и исполнитель органной музыки. Живёт в Санкт-Петербурге. Окончил физический факультет СПбГУ. Автор книги «Философия сознания» (2010), номинант «Длинного списка» второго сезона Литературной Премии имени Александра Пятигорского за лучшее философское произведение.

И отрывок из романа: 

Гулять в темноте Лунин не любил – появлялось ощущение темной запертой комнаты, а не открытого пространства. Глубокие медитации получались у него лишь на больших просторах – может быть, поэтому он так любил этот город, с его холмами, речными отмелями, и главное, морем. Ежась от холода и приходя в себя от очередного погружения в бессознательное, он вернулся в свой домик. 

Войдя туда, Лунин понял, что он уже совсем привык к нему. Находиться в каком-то другом месте больше не хотелось, тут было все домашнее и уютное. Спокойно и никуда не торопясь, он приготовил вкусный ужин, поколебался и взял из бара бутылочку коньяку. Его все время не оставляло ощущение, что настоящие хозяева этого дома вдруг явятся на пороге, и придется с ними объясняться по поводу незаконного вторжения, игры на чужом клавесине и съеденных продуктов. Но понемногу это ощущение ослабевало. Сбежали, наверное, от революции куда-то в Европу, подумал Лунин. 

Чокнувшись зачем-то стаканом коньяка с зеркалом, которое отразило его бледное лицо, всклокоченные волосы и умные – Лунин не удержался, чтобы это не отметить – глаза, он выпил сразу полстакана. По телу разливалось приятное тепло. Неторопливо и со вкусом съев бифштекс с картошкой, зажаренной на корне имбиря, кусок которого, к счастью, нашелся в холодильнике, Лунин почувствовал себя совсем хорошо. Допив коньяк, он уже встал было для вечерней импровизации на клавесине, как вдруг ему показалась, что калитка на улице скрипнула. 

Лунин замер и прислушался. Больше ничего не было слышно. Нервы его были напряжены, он оглянулся в поисках оружия. Пистолет лежал на прежнем месте, там где он вчера его оставил. Возможно, стоило сегодняшний вечер провести не в прогулке с медитацией, а в упражнениях в стрельбе. Это было уместнее. Он все время забывал, где находится и чем именно тут занимается. 

Взяв пистолет и сняв его с предохранителя, что удалось сделать на удивление просто, Лунин вспомнил, что он даже не спросил, заряжено ли оружие. Исследовать это было некогда, хотя можно было, конечно, просто попробовать пальнуть в потолок для острастки. Хуже бы не стало. 

Сжав рукоятку так сильно, что он почувствовал боль в руке, Лунин подошел ко входной двери. Воображение немедленно заработало, как раз тогда, когда было не надо: с той стороны у двери стоял убийца. Из края его рта почему-то стекало что-то желтоватое, взгляд был совершенно безумный. Что он держал в руке, Лунин внутренним взглядом не разглядел. 

Решившись, он распахнул дверь, понимая, что дальнейшего ожидания не вынесет. Падал мокрый снег, небо снова затянуло тучами. Черные деревья качались на ветру. Лунин как будто слышал шелест их ветвей. 

Холодный порыв ветра пробрал его, легко одетого, до костей. Во дворе никого не было. Калитка, которую он даже не подумал закрыть, покачивалась на ветру – «вселенском сквозняке», подумал Лунин, чувствуя, как уходит напряжение. Расслабляться все-таки не стоило. Подойдя к калитке, он запер ее и с облегчением вернулся в дом. 

Ничего делать уже не хотелось, даже дальше пить. Лунин принял горячую ванну и улегся в постель. Моники тут все-таки не хватало, хотя бы за ужином, подумал он, засыпая. Ветки деревьев стучали в окна, снег налипал на стекла. Через несколько минут он уже крепко спал.

Скачать книгу можно по ссылке: https://pda.litres.ru/taras-burmistrov-228/smert-na-kurorte-rassledovanie-krovavyh-prestupleniy/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.