Осень: реальность и мечты

Осень: реальность и мечты

Положение, в котором оказалась сегодняшняя Россия, многие характеризуют по-разному. Одни говорят о начавшемся возрождении, другие – о продолжающейся стагнации. Официальное телевидение не дает объективной картины, поскольку превратилось в некий междусобойчик верных людей системы. Так все-таки, что происходит в действительности и каковы наши перспективы?

С этими вопросами «Литературный коллайдер» еще не раз обратится к писателям, ученым, политикам, бизнесменам. Сегодня мы предлагаем интервью внештатного корреспондента Движения «Евро – Русь» Веры Ломакиной с писателем Александром Владимировым.

В.Ломакина: От официальных российских лиц и представителей средств массовой информации часто слышим, что предстоящие выборы в Государственную Думу РФ станут важнейшим политическим событием страны. Вы согласны?

А.Владимиров: И нет и да. Нет − потому, что сами выборы лишены элемента непредсказуемости, все давно расписано, как в плохом спектакле. Итоги результатов предрешены, даже если граждане вдруг проголосуют «неправильно». На мнение людей никто не обращает внимание. В итоге – очередная Дума сварганена. В ней присутствуют и противники «правящего большинства», но, накричавшись во время дебатов, они по-дружески отправляются все вместе на фуршет, ведь на самом деле все они актеры политического театра России.

В.Ломакина: Извините, но тогда выходит, что выборы не окажут реального воздействия ни на политическую, ни на экономическую жизнь?

А.Владимиров: Почему? Окажут! Только какие?!.. В России любые преобразования происходят в основном из-за давления внешних обстоятельств. Внутри государства правящая элита старается сохранить все в максимально приемлемом для себя виде. Преобразования если и происходят, то лишь косметические. Ливанова с должности министра образования сняли! И что? Вряд ли его преемница кардинально изменит разрушительную политику предшественника. Просто нужно выпустить пар, успокоить население перед очередным «историческим голосованием».

В.Ломакина: Ливанова, кстати, перевели на другое теплое место.

А.Владимиров: Как ни странно, перед законом он оказался чист. Своих не сдают, чтобы те сами не сдали своих хозяев! Что имеем в итоге? Массовую апатию населения, отсутствие малейшего интереса к «главному шоу года». Реальная заинтересованность в избирательной кампании есть лишь у тех, кто делают на ней деньги. А может ли быть иначе? Даже в восточных деспотиях правящие партии не «побеждают» с таким преимуществом.

В.Ломакина: Может быть, это русская традиция?

А.Владимиров: Неправда! Славяне всегда были свободолюбивым народом. Вспомните, например, знаменитое Новгородское вече.

В.Ломакина: А сейчас?..

А.Владимиров: Сейчас каждому русскому человеку следует осознать, что если уж есть такой законодательный орган, как Дума, она должна кипеть страстями, представлять интересы разных слоев общества, людей с противоположными взглядами. Только тогда она действенна. И то − относительно.

В.Ломакина: А есть те граждане, чьи интересы в Думе не представлены?

А.Владимиров: Конечно! К выборам не подпускают представителей Русских национальных организаций. В царской Думе заседали «Союз русского народа», крайне-правые партии есть в парламентах практически всех стран Европы, а мы только слышим о них. Почему?

В.Ломакина: А в России у них была бы поддержка среди населения?

А.Владимиров: По прогнозам они получили бы от 30 до 35 процентов голосов. То есть стали бы ведущей политической силой страны.

В.Ломакина: В самом начале интервью вы все-таки сказали о важном значении предстоящих выборов.

А.Владимиров: Они покажут, сколь долго нам еще сидеть в болоте «управляемой демократии». Перед нами продолжает мелькать все тот же хоровод покрытых пылью старины фигур, которым место в музее мадам Тюссо. Однако эти фигуры сочиняют для нас «мудрые законы». Перспектива не радужная.

В.Ломакина: Но им как-то надо оправдать свое вечное присутствие на вершине власти?

А.Владимиров: Зачем им перед кем-то оправдываться? Лучше придумать новые законы об экстремизме за критику в свой адрес. Существует, например, закон, предусматривающий ответственность за разжигание социальной розни. Бедного человека будут обдирать до последней нитки, а он и рта раскрыть не смей.

В.Ломакина: Над Россией замаячил призрак Северной Кореи?

А.Владимиров: Этого не случиться, не та ситуация. Как говорится: пугать-то пугают, да никто не боится. Людская апатия и усталость людей – главные козыри олигархической власти, помогающие ей оставаться на плаву. В стране возникли два параллельных, не пересекающихся между собой мира. У властителей — один, у остальных – другой. Ничего хорошего отсюда не выйдет. А вот к коллапсу привести может.

В.Ломакина: Какие, по вашему мнению, перемены должны произойти во внутренней жизни России?

А.Владимиров: Я бы выделил три главных, хотя Америки здесь не открою. Во-первых, максимальная поддержка предприятий, занимающихся развитием новых технологий, а так же малого бизнеса.

В.Ломакина: Разве этого нет?

А.Владимиров: Есть, но на словах. Поговорите с предпринимателями, они вам расскажут столько всего интересного! Разве исчезли поборы, непосильные налоги, наезды чиновников?

Некоторое время назад в одной из наших южных областей у фермеров забили свиней, мол, животные больны опасной болезнью. Но при этом не тронули местные хозяйства олигархов, дав им зеленый свет. И таких примеров тысячи. В итоге, средний класс размывается, на одном полюсе – лопающиеся от жира олигархи, на другом – беднеющий народ. Прибавьте к этому разложение социальной сферы и… что нас ждет? Даже подумать страшно!

Во-вторых, нужна прогрессивная шкала налогообложения, которая остановит катастрофическое неравенство в доходах. Опять же об этом одни разговоры. Депутаты от правящей партии под любым предлогом остановят принятие данного закона, ведь это касается либо их самих, либо олигархов, которым они усердно служат. Продолжится детский лепет о бегстве капитала, теневых доходах.

И, в третьих, необходимо определить для каждого проживающего в России человека его долю в национальном богатстве страны, чтобы он получал соответствующую ренту, как в Норвегии, например.

Кремлевские мудрецы лукаво внушают: мы никогда не будем жить, как в Норвегии. А чем мы хуже скандинавских братьев? Не пора ли отринуть этот вечный обман, открыто сказать, что величие государства определяется не только и не столько его успехами в области обороны или внешней политики, а реальной жизнью людей.

Государство – творение рук человеческих, личность – Божественных. Поэтому человек, нация, народ всегда должны быть первостепенными понятиями. Как живется в своем доме русскому человеку, таков облик существующего в данный момент государства. Я имею в виду не только материальный уровень, но и создание факторов для реализации духовно-творческого потенциала людей.

В.Ломакина: Говорят, что при любой самой тяжелой ситуации русский человек останется патриотом своей страны.

А.Владимиров: Одни призывы, лозунги патриотизма не прибавят. Недавно я вернулся из старинного города Старый Оскол. Каких только богатств нет в недрах этого региона! Богатство на каждом шагу. Так почему местный пенсионер получает десять-двенадцать тысяч, а то и меньше, а заработок в двадцать-двадцать пять тысяч считается высоким(?!) И это при московских ценах.

Кстати, многие там уже по-другому реагируют на события на Украине или в Сирии. Я не раз слышал следующее: «С какой стати мы должны оплачивать военные авантюры власти? Почему помощь другим странам происходит за наш счет?»

Даже от присоединения Крыма далеко не все испытывают прежнюю радость. Землю и собственность в этом благословенном месте скупили олигархи, а население, как обычно, осталось с носом. Как любой русский я рад возвращению Таврического края в лоно России. Но нельзя, чтобы за подобное присоединение расплачивались беднейшие слои.

В.Ломакина: Тем не менее возвращение Крыма вызвало бурный рост патриотизма. Руководству страны простилось многое, даже снижение уровня жизни.

А.Владимиров: Эмоциональный патриотизм обычно недолговечен. Вспомните ситуацию в Англии после захвата Фолклендских островов. Чем в итоге закончила Тэтчер? Ее чучело сжигали на площадях Лондона. А причина одна: снизился уровень жизни англичан. У нас ситуация иная: далеко не все граждане ощущают реальную нищету. В мозги умело запускается: «Хлеб, соль есть – и ладно, в войну жили хуже». Людей пугают эксцессами, подобными тем, что происходят на Украине.

Один известный режиссер призывал сравнивать жизнь в России не с западной, а с той, какой она была в 90-е годы. Но с того времени прошло уже более двадцати лет. Южная Корея за такой промежуток времени превратилась из аутсайдера в одного из мировых лидеров. Зачем пользоваться категориями времен царя Гороха?

В.Ломакина: Власть позволит своим согражданам смотреть на все по-иному?

А.Владимиров: Что значит позволит? Если человек живет по принципу Чехова: каждый день выдавливает из себя раба, то никакого высочайшего позволения ему не потребуется. Другое дело, что верхи станут этому противиться. Помимо шкурных интересов тут есть и другое: они не в состоянии управлять по- новому в силу косности мышления. Поэтому необходима постоянная смена элиты. В управлении, в законодательных, идеологических органах, банковских сфере, даже в культуре не должно быть несменяемых.

Побыл на Олимпе пять, десять, максимум – пятнадцать лет, будь добр – уступи место другому, у кого есть соответствующие данному времени идеи. Тогда элита не успеет зажиреть.

В.Ломакина: Но так можно договориться, например, о «сменяемости» Пушкина?

А.Владимиров: Пушкин вечен, как Достоевский, Лермонтов и другие гении. Однако Александр Сергеевич не лез в управление, не старался «определять развитие культуры». Зато престарелые звезды эстрады день за днем вытаскивают невесть откуда взявшихся уникальных по масштабам бездарности «звездочек». То же происходит и в политике.

В.Ломакина: Так происходит не только в России.

А.Владимиров: Если уж копировать, то не худшее, а лучшее. И потом, я, например, очень уважаю Жан-Мари Ле Пена. Однако пришло время, и он отдал бразды правления созданной им партии дочери. Не без скандала, но отдал. Кто из наших дряхлых лидеров способен на такое?

И, главное, если добровольная смена элит не происходит, если все доводится до абсурда, то систему меняют насильственно. А тогда к власти чаще всего приходят разрушители. Вспомните Ленина…

В.Ломакина: Как менять сложившуюся элиту? Заставить уйти насильственно?

А.Владимиров: Если потребуется, да. Должны быть законы, запрещающие занимать крупные посты в разных сферах дольше определенного срока. И никакой передачи власти по наследству!

В.Ломакина: Это сложно осуществить!

А.Владимиров: Согласен. Особенно в России, где семейственность бьет все известные рекорды. Поэтому и нужно постоянно помнить, чем заканчивались для нас стагнация и консервирование старых порядков. Особенно сегодня, когда ситуация может дойти до критической точки.

В.Ломакина: Должна ли Россия поменять направления своей внешней политики?

А.Владимиров: Мне не слишком импонирует начавшаяся ориентация на Восток. Нет, нет, я за развитие отношений со всеми, однако мы не азиатская страна, не азиатская нация, как нас иногда представляют.

В.Ломакина: Евразийцы бы с вами поспорили.

А.Владимиров: Евразийство, как у нас его понимают, несколько опасно. Россия – Евразия в территориальном и геополитическом смысле этого слова. Но не в культурно-этническом. Мы – классические арийцы, хотя именно со своими братьями находимся в постоянных раздорах. Поэтому «Литературный коллайдер» всегда выступал за развитие отношений с Западом. И не только! Мы − за создание единого общего пространства от Гибралтара до Владивостока.

В.Ломакина: К этому призывают Россию и многие либералы.

А.Владимиров: Тут у нас с ними колоссальное различие. Они стремятся лечь под Запад, прежде всего, под свои любимые США. Их друзья в Европе – местные социалисты или правые либералы. Они поддерживают мигрантов и гомиков, обожествляют толерантность. Мы, правые русские, говорим о единстве представителей белой христианской цивилизации. Диктат США для нас неприемлем, а различные «меньшинства» остаются разрушителями традиционных ценностей.

Основные национальные партии Европы выступают за союз с Россией, поскольку без нее их страны просто не выживут, поглощенные черной волной мигрантов. Да и нам без Европы несладко. Моим идеалом был бы мощный единый русско-европейский конгломерат, которому нет нужды подчиняться дяде Сэму.

В.Ломакина: А такое возможно? В той же Европе существует русофобия.

А.Владимиров: Я был в Европе. Как правило, там не любят политическое руководство России. Но русских людей принимают хорошо. Они в почете, поскольку еще со времен массовой миграции начала прошлого века несли миру высочайшие духовные ценности.

Во Франции породниться с русским считалось за честь. Даже нацисты, воюя с СССР, старались переманить на свою сторону лучшие славянские умы, вербовали их в СС. Противоречия между русскими и остальными европейцами нет, так называемая «неприязнь» в современно мире вызвана политикой США и подконтрольными им европейскими структурами. Но сегодня, когда вопрос стоит о сохранении белой христианской Европы, когда она грани прихода к власти национальных правительств, процесс единения с Россией неизбежен. Надеюсь, что в обозримом будущем мы с вами будем жить в таком свободном Союзе белых государств без какого-либо диктата и ущемления национальных ценностей любого из них.

В.Ломакина: А что будет тогда с «дорогими гостями» из Азии и Ближнего Востока?

А.Владимиров: Поблагодарим их за доблестный труд и с почестями отправим домой или в свободную Америку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.