Валентин Катасонов. Brexit

Валентин Катасонов. Brexit

Голосование жителей Великобритании за вход из ЕС является наиболее значимым событием сегодняшнего дня, последствия которого мы сможем ощутить в самое ближайшее будущее.

«Литературный коллайдер» предлагает читателям два материала известного ученого В.Ю. Катасонова по этому вопросу. Первый, − интервью, было дано накануне референдума, второй написан сразу после него.

Brexit?

— Всё ближе 23 июня – день проведения референдума по вопросу выхода Великобритании из ЕС. Каков расклад сил, и насколько значимо для России потенциальное отделение англичан от Евросоюза?

— Конечно, нас не может не волновать вопрос Brexit, и, наверное, политикам не очень удобно заявлять о том, что выход Великобритании из Евросоюза для нас выгоден. Но поскольку я являюсь независимым экспертом, я могу это говорить – для нас выход Великобритании из ЕС является откровенно предпочтительным вариантом. В этом случае нам будет легче договариваться с Европой. Европа явно ослабнет, возникнут дополнительные центробежные процессы. Как ни крути, Германия была и остаётся главным локомотивом Евросоюза, а англичане считают (подсознательно или сознательно), что Германия в ЕС является лидером. Великобритания не привыкла к статусу «второй державы», поэтому многие будут голосовать за выход только потому, что не хотят быть «под Германией».

Если Великобритания покинет ЕС, но гегемония Германии станет ещё более очевидной и, я думаю, это вызовет ещё больше негатива со стороны других стран ЕС. Так что германский фактор при оценке этого референдума нельзя не учитывать.

России, безусловно, легче договариваться с отдельно взятыми странами. В случае Brexit дезинтеграционные процессы усилятся, пример Великобритании вдохновит и другие страны. Наши СМИ не особо афишируют, что в других странах тоже много евроскептиков. Я небольшой специалист в области политтехнологий – не знаю, почему другие страны не организуют подобного рода референдумы. Социологи утверждают, что, если бы они были организованы, то в некоторых странах ЕС результат был бы явно в пользу выхода из Европейского союза.

Та же Швейцария сейчас приняла интересное решение – она окончательно закрыла вопрос о своём членстве в Европейской экономической зоне. ЕЭЗ – это что-то среднее между полным членством и статусом ассоциированного члена: примерно такой статус приобрела Украина. Норвегия тоже имеет статус члена ЕЭЗ – словом, туда входят те страны, которые прежде входили в Европейскую ассоциацию свободной торговли. Эти страны имеют все преференции в плане торговли на экономическом пространстве ЕС, но они имеют и определённые обязанности – скажем, платить в полном объёме взносы в европейский бюджет (немного меньше, но не настолько меньше, чтобы лишать себя права голосовать).

В преддверии референдума звучит ещё вот какая тема: как будет Великобритания выстраивать свои взаимоотношения с Европейским союзом? Многие говорят, что это будет происходить по так называемой «норвежской модели» — т.е. англичане будут оставаться членами этой самой ЕЭЗ. Но Норвегия очень недовольна своим статусом и рекомендуем Великобритании даже не рассматривать этот вариант, потому что несмотря на преференции на еврорынке, они платят достаточно большие взносы в европейский бюджет.

— По данным британского Минфина, в 2014 году страна должна была внести в общеевропейский бюджет £18,8 млрд, а в 2015 году — £17,8 млрд, чистый же вклад в прошлом году был более чем вдвое ниже номинального — £8,5 млрд. Что, впрочем, тоже весьма немало.

— Да, англичане имеют явно отрицательное сальдо – то есть они отправляют деньги в европейский бюджет, а из него получают гораздо меньше. Англия больше не хочет «кормить Европу». В общем, норвежцы не рекомендуют англичанам в случае Б использовать «норвежскую модель». Норвегия не участвует в принятии решений, а со многими решениями Брюсселе Норвегия явно не согласна.

Есть ещё модель, которую использует Канада – у неё специальное соглашение с ЕС, по которому она тоже получает преференциальный режим со странами ЕС, но не платит никаких взносов. Впрочем, она не имеет такого стопроцентного доступа на рынок, как члены ЕС или ЕЭЗ.

Ну и третий, российский вариант: торговать со странами ЕС на основе тех правил, которые сформулированы ВТО.

Хотелось бы вернуться к вопросу мотивации: почему сегодня столько англичан, причём не только рядовых, но и представителей политического и финансового истеблишмента Великобритании, ратуют за Б. Постоянно возникает вопрос о единой валюте. Да, в феврале вроде бы премьер-министр Великобритании добился того, что за ними остаётся фунт стерлингов, но это гарантия на ближайшие 2-3 года. Многие евроскептики говорят, что эта проблема всплывёт. А расставаться с британским фунтом английский банкиры явно не собираются. Ни при каких обстоятельствах.

В то же время сейчас выстраивается единая банковская система. Европейский центральный банк, как мы знаем, обслуживает не только страны евро (19 государств), он фактически управляет или пытается управлять всеми центральными банками, входящими в ЕС – это называется Европейская система центральных банков. Всегда были напряжёнными отношения Банка Англии с ЕЦБ. Сейчас в Европе создаётся единая система банковского надзора, функции которого берёт на себя ЕЦБ. Система надзора жёсткая, и она может разрушить тот международный финансовый центр, который десятилетиями, и даже столетиями складывался в Великобритании. Поэтому для них Лондон как мировой финансовый центр – это чрезвычайно дорогой актив, и они (англичане) его всячески защищают.

На протяжении нескольких лет Европа пытается ввести налог на финансовые транзакции, но всем странам Еврозоны добиться консенсуса не удаётся. Лондон тоже всячески отнекивается, говоря, что он не будет вводить такой налог. В общем, Лондон постоянно испытывает давление со стороны ЕЦБ, со стороны других институтов ЕС.

У нас часто представляют дело так, будто евроскептики – это простые англичане или малый и средний бизнес. Нет, в высших эшелонах финансовой и политической власти тоже достаточно много евроскептиков.

Что касается соотношения сил «евроскептиков» и «еврооптимистов» — говорят, 50 на 50. Специалисты по Англии не исключают, что могут быть и подтасовки. Другой момент – конечно, мировая финансовая олигархия не желала бы Б, это хорошо видно даже из утечек по заседанию Бильдербергского клуба.

Не исключается и так называемый «голландский вариант»: в Голландии не так давно был проведён референдум по поводу отношения голландцев к свободному перемещению граждан Украины по Европе. Большинство граждан Голландии против предоставления украинцам безвизового режима. Это, естественно, идёт вразрез с общими настроениями и решениями в Брюсселе, и власти Голландии заявили, что этот референдум носит «факультативный характер», и он никак не отразился на позиции голландского правительства, которое фактически подписалось под общеевропейским решением по Украине. Сейчас некоторые английские «крючкотворы», которые противостоят евроскептикам, будут пытаться этому референдуму факультативные характер.

Но даже при решении о Brexit, сам процесс выхода Великобритании из ЕС будет достаточно затяжным, не менее 2 лет. Некоторые эксперты говорят, что он продлиться до 2020 года. А в нынешнем турбулентном мире 2020 год – это очень далеко. Так что даже если победят сторонники Brexit – фактический выход не настолько прост и скор.

Brexit: краткосрочные потери Британии и потенциальные возможности восстановления  ее финансового величия

Предварительные  цифры, полученные в результате обработки данных референдума, прошедшего вчера в Великобритании, показывают: победили сторонники выхода страны из ЕС (Brexit).  Финансовые рынки прореагировали на этот  результат так, как и предсказывало большинство аналитиков.

Ночью с 23 на 24 июня произошел стремительный обвал курса британской валюты.   После закрытия избирательных пунктов фунт стерлингов торговался по курсу $1,5005. Видимо участники валютных сделок еще опирались на данные произведенного накануне референдума, которые свидетельствовали о некотором перевесе в пользу сторонников сохранения страной членства в ЕС. В 4 часа утра (здесь и далее время московское) уже были обработаны данные 30 избирательных участков, которые просигнализировали о перевесе сторонников выхода из ЕС. Британский фунт после этого опустился до $1,4030, т.е. примерно на 5%. Через некоторое время стали поступать данные с других участков, которые  дополнительно подтверждали перевес с пользу евроскептиков (сторонников выхода).    На 5:50   стоимость фунта стерлингов  опустилась до $ 1,3702,  достигнув планки, которой фунта последний раз касался 7 лет назад. Наконец, в 6:02  курс фунта  «пробил» планку в  $1,35. Последний раз на таком низком уровне британский фунт находился 31 год назад, в 1985 г. Отметим, что столь резкого обвала британский фунт не испытывал ни разу в послевоенной истории за исключением 1992 года, когда финансовый спекулянт Джордж Сорос совершил атаку на фунт стерлингов и сломал оборону Банка Англии.

Как известно, в последние годы происходило интенсивно укрепление финансовых связей Лондона и Пекина. Давно уже замечена синхронизация конъюнктурных колебаний финансовых рынков двух стран.  Торги на китайских фондовых биржах в пятницу открылись снижением котировок после прошедшего в Великобритании референдума по вопросу выхода страны из Евросоюза. Примечательно, что еще не было даже первых подсчетов бюллетеней в Великобритании, а в Китае уже началась легкая финансовая паника. По данным на 9:30 (4:30  по московскому времени), индекс Шанхайской фондовой биржи Shanghai Composite  просел на 0,32%, составив 2881,36 пункта, индекс биржи Шэньчжэня Shenzhen Composite потерял 0,33%, составив 1908,85 пункта.  Наиболее остро прореагировала биржа Гонконга:  Hang Seng Index  упал  на 1,84% до 20483,51 пункта.

Новости, поступавшие с британского референдума, обвалили биржу в Токио.  Падение ведущего биржевого индекса Nikkei составило утром сегодняшнего дня 500 пунктов.  Одновременно вверх  пошла иена, ее курс  впервые за два с половиной года достиг отметки в 100  единиц за доллар США.

Анализ публикаций по теме Brexit, выходивших в последние месяцы и недели создавал у читателей общее впечатление, что евроскептики в Великобритании – преимущественно простые граждане этого государства плюс политики, которые хотели бы нажить политический  капитал и на волне Brexit оказаться у руля власти (наиболее яркая фигура – бывший мэр Лондона Борис Джонсон). Однако это не совсем так. В выходе из ЕС заинтересованы также многие банкиры и финансисты. Их главный интерес заключается в том, чтобы сохранить даже не Британию (они как космополиты не очень привязаны к культуре и истории Туманного Альбиона), а Лондон. Столица Великобритании опять-таки им интересна не своей историей и архитектурой, а как международный финансовый центр. Многие из них давно уже назвали своей «родиной» Лондонский Сити.  Свою поддержку Brexit они не афишируют. Они  спасают не всю Британию, а лишь свою «малую родину».

Вроде бы в феврале нынешнего года  премьер-министру Великобритании Дэвиду Камерону удалось выторговать на переговорах с Брюсселем право государства сохранить свою национальную денежную единицу – фунт стерлингов. Брюссель уже давно домогался от Лондона, чтобы тот пожертвовал своим денежным суверенитетом и перешел на общую валюту евро. Однако хозяева Лондонского Сити полагают, что  февральская договоренность —  не более чем отражение очередной атаки. Через некоторое время европейские бюрократы опять поднимут вопрос о полной валютной интеграции Великобритании в Европейский союз. По мнению хозяев Лондонского Сити, в долгосрочной перспективе выход Великобритании неизбежно повысит авторитет британского фунта, вернет ему былую славу. Ведь сто лет назад британский фунт был столь же авторитетен в мире, как доллар США в настоящее время. Британский фунт остается в «корзине» резервных валют. Однако, его реальный вес в международных резервах Центральных банков и международных расчетах очень скромный. А в «корзине» резервных валют МВФ его вес даже меньше, чем у юаня, который только вчера оказался в этой «корзине». Сегодняшнее «проседание» курса фунта – неизбежная реакция рынков, однако, по мнению серьезных экспертов, эта реакция краткосрочна, фунт быстро вернется на исходные позиции. Что касается практических шагов по восстановлению былой славы британского фунта, то здесь многое зависит от того, кто окажется у руля власти после Дэвида Камерона. Если это будет Борис Джонсон, то можно не сомневаться, что он сумеет сделать Лондонский Сити более привлекательным, чем он был до недавнего времени.

Лондонский Сити в последние годы испытывал сильнейшее давление со стороны Брюсселя (Европейская комиссия, ЕЦБ и другие органы управления ЕС) в части, касающейся контроля над банками. Начала выстраиваться система общеевропейского банковского надзора и регулирования, которая стала сильно мешать банкам Лондонского Сити делать свой бизнес. Европейские бюрократы взяли под прицел такие ротшильдовские банки, как Бэрклайз, HSBC,  RBS и др. Штрафуя их за разные «манипуляции» (например, со ставками ЛИБОР) на миллиарды. Европа активно начала бороться с банковской тайной. Ее на континенте почти не осталось. Даже в хваленой Швейцарии. А в Лондонском Сити она сохраняется. На самом деле борьба идет не между Лондоном и Брюсселем, это жесткая  война между банками Лондонского Сити и банками Уолл-стрит. Просто последние, пользуясь возможностями Вашингтона,  применяют против конкурентов административно-политический ресурс Брюсселя. Т.е. пытаются наносить удар по конкурентам с тыла. Нынешний Brexit – попытка Лондонского Сити защитить себя от Брюсселя, который под видом финансового регулятора и надсмотрщика  играет  роль «пятой колонны» главных акционеров ФРС США в Европе.

Лондонский Сити традиционно был не только площадкой для торговли валютой и ценными бумагами, он еще выполнял  функцию перевалочного пункта, через который капиталы из разных стран шли в оффшоры.  Оффшоры находились в ведении, под «крылом» Лондонского Сити (наиболее важный из них – Британские Виргинские острова).  Так было до недавнего времени. Под эгидой Вашингтона началась глобальная  «зачистка» оффшоров, в том числе (и в первую очередь) тех, которые находятся в зоне влияния Лондона. Сегодня становится понятно, что Вашингтон проводит антиоффшорную компанию для того, чтобы, в конечном счете, в мире остался лишь один гигантский оффшор под названием «Соединенные Штаты Америки». Для этого дядя Сэм активно использует своих европейских вассалов в континентальной Европе. Брюссель все более «закручивает гайки» для того, чтобы отвадить европейский бизнес от использования оффшоров. Хозяев Лондонского Сити это не устраивает. Это очень серьезный аргумент для них, чтобы Великобритания вышла из ЕС, избавившись, таким образом, от давления Брюсселя. Нет, конечно, Лондон не собирается рвать с Вашингтоном, он не хочет превращаться в вассала Вашингтона подобно другим странам ЕС. Он желает иметь статус «младшего партнера», имеющего право и возможность проводить самостоятельную валютную и финансовую политику.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.