Юрий А. Домбровский. Все дороги ведут в Рим (часть первая)

             

От редакции «Литературный коллайдер». И вновь мы с нашим неутомимым путешественником писателем Ю. А. Домбровским отправляемся «гулять по Европе».  Сейчас ее ценности не у нас не принимают. А, может, зря?

28.04.96. От Москвы до Бреста…

    Брест

                В начале девятого выехали из Москвы. Направление на запад по Смоленской дороге в сторону Белоруссии. Если компания подбирается из близких по духу людей, то длинная и однообразная дорога становится короткой и не скучной. На этот раз в двухэтажном салоне автобуса «Неоплан» компанию нам с женой составили, уже знакомые по прошлой поездке в Париж, семейная пара из-под Чехова — Надежда и Сергей Цицуры, а также родственники из Косино, ещё одна семейная пара — Татьяна и Сергей Каргопольцевы. Мы с женой расположились на удобных, с хорошим обзором местах на втором этаже. Сразу за нами по правому борту — Татьяна и Сергей. А на первом этаже, вполне комфортно за столиком — Сергей и Надежда. Лесенка, которая соединяла два этажа, находилась как раз перед нашими местами, с небольшим столиком и телевизором в метре от нас. Итого: три семейные пары, не обременённые детьми и бытовыми проблемами. С шутками-прибаутками, хождениями друг к другу в гости с одного этажа на другой, остановками на автобанах и площадках отдыха в живописных лесочках — время летело быстро и незаметно. Отметили начало путешествия русской водочкой и хорошей, домашней закуской… Около одиннадцати вечера добрались до Бреста, уже морально готовые к чрезмерной бдительности таможенников. Однако таможню прошли без проблем и удивительно быстро. Очевидно, таможня уже привыкла к туристическим группам, не связанных с шопингом, осматривала вещи бегло, без придирок. В основном обращали внимание на правильность заполнения деклараций и наличие валюты, допустимой для вывоза. Лишь некоторых, по своей неопытности смотрящих  настороженно, вопрошали:                       

               — Оружие, наркотики имеются?                                                    

    На что заранее знали ответ – будто своего не имели. Единственное, пожалуй, неудобство этой, может быть нужной, но бесполезной со всех сторон процедуры, так это то, что она отнимает время и нервы на вынос багажа, а потом на его укладывание. Хотя это такая малость для русского народа…

    29.04.96. Польша —  Краков. Словакия — транзит.

      Краков

                  За ночь пересекли Польшу с севера-востока на юг и в восемь утра были в Кракове — древней столице государства Польского, а ныне центра Краковского воеводства. Обзорная экскурсия по городу без комментариев гида вдоль стен старого города, Барбокана, Вавельского холма, мимо отеля «Полония», в котором  мы жили трое суток в свой прошлый приезд. Тогда, три года назад, мы посетили Краков вместе с женой по приглашению друзей из Библейской школы, Яцека и Мачека. Приятно оказаться в знакомых местах, спустя какое-то время, где, кажется, осталась частица  души.

                  У нас было три часа свободного времени, и я стал гидом для группы из шести человек. Магазины пока закрыты. Народ только начинал заполнять улицы. Утро было пасмурным, собирался дождь, и наши шаги и голоса гулко отражались в наполненном водяными парами воздухе.

      Поднялись на Вавельский холм, с которого открывается панорама на город и излучину Вислы. Прошли по мощённой мостовой к возвышающемуся над холмом королевскому замку — резиденции и месту коронации польских королей. Послушали в костёле утреннюю службу и спустились вниз, в старую часть города. На Гродской улице зашли в костёл Святых Петра и Павла, где также в это время шла служба и пели певчие. Затем вышли к площади Рынок, которую ещё называют  Ратушной или Центральной  торговой. В банке на карманные расходы обменял 10 долларов на злотые. Скоро откроются магазины, и можно будет купить что-нибудь из сувениров или продуктов. Зашли в Библейскую школу, в одном из двориков рядом с Ратушной площадью, в надежде встретить кого-нибудь из знакомых по прошлому посещению. Но в школе никого не оказалось. Пани, подметающая полы в коридоре, сказала, что школа начинает работать с 11 утра;  в это время мы уже покинем Краков.

                  Три часа, отпущенные на прогулку по городу — это, конечно, не много, но вполне достаточно для того, чтобы с пользой дела их провести. На Бульварном кольце отведали здешнего пива, купили видовые открытки, прошлись вдоль стен Старого города и по открывшимся к тому времени магазинчикам. Взяли белого вина, булочек с тмином и знаменитых краковских колбасок, которые, наверное, умеют готовить только здесь. Этим и позавтракали на скамейке скверика, в ожидании автобуса.

                  В 11 утра выехали из Кракова в южном направлении к  польско-словацкой границе. Начался дождь. В салоне автобуса тепло и уютно, играет музыка польского радио. Сзади делятся впечатлениями Татьяна  с Сергеем, на первом этаже — Сергей с Надеждой, к которым мы уже успели протоптать дорожку. За окном моросит дождь. Мимо проплывают хутора и небольшие городки, с прикарпатским, сочным колоритом домов, с крытыми соломой крышами, часовенок, с зажжёнными в их нишах, свечами, костёлами с католическими крестами и мирно пасущимися коровами и козами.

      Транзитом проскочили Суху, Новы-Торг, Поронин, Закопане и остановились у терминала в Западных Карпатах на границе со Словакией в Трстене. Проштамповав наши паспорта, пограничники дали «добро» и мы уже ехали по горной Словакии, составной части бывшей Чехословакии. Вот он — парадокс времени. Если ещё совсем недавно Восточная Европа была монолитом, теперь она распалась на ряд мелких государств со своими границами, таможенниками и новыми паспортами, а Западная Европа, наоборот, смела все границы и объединилась в Европейское Экономическое Сообщество, тем самым опять поставив нас в незавидное положение. Но я, кажется, отвлекся.

                  Изумительно чистый и прозрачный воздух, моросящий дождик и горные склоны в весенней зелени, такой сочной и яркой, с небольшими проталинами снега под ёлками — всё это настраивает на лирический лад. Здесь тонко ощущаешь, как  хрупок мир и прозрачен, здесь чувствуешь себя романтиком и поэтом… На перевале, у горных озёр, раскинулись домики крестьян с огородиками на лесных полянах, коттеджи «новых словаков» в два-три этажа, корпуса санаториев и пансионатов. Скалы и горные речки в зелени кустов барбариса дополняют картину идиллии.

                  Транзитом проехали Ружомберок, довольно крупный по местным понятиям город. Проскочили Банску-Быстрицу, Мартин, Зволин, где уже расположен таможенный терминал между  Словакией и Венгрией. Весь маршрут отслеживаю по карте, отмечая карандашом пройденный путь. При этом не перестаю снимать видеокамерой. Пытаюсь запечатлеть на плёнку всю эту красоту, чтобы потом  в спокойной домашней обстановке, в кругу близких, ещё раз насладиться кадрами. Дождик кончился вместе с горами.                                                     

      Венгрия встречала нас уже ярким солнцем и безоблачным небом. Венгерские города и посёлки с мудреными и труднопроизносимыми названиями, такими как — Балашадьярмаш или Дунайкешзи, вместе с коротким, как шлепок — Вац, проскочили транзитом. И когда уже совсем стемнело, подъехали к Будапешту. Город в огнях рекламы, мост через Дунай и парковка у отеля  с тёплым названием «Sun- light»- Солнечный свет, в холмистой и древней части города — Буда.

                 Вкусный ужин  в  фольклорном зале ресторана отеля с национальной кухней, цыганами со скрипками, старинными русскими романсами и зажигательным «Чардашам», вечерняя прогулка в окрестностях отеля с крутыми склонами и буйной растительностью, горячий душ и тёплая постель завершили второй день путешествия.

          30.04.96. Венгрия — Будапешт. Словения — Транзит.

        Будапешт

                    Замечательно выспавшись и отдохнув, позавтракали  в ресторане и отправились на автобусную экскурсию вместе с местным гидом — русской женщиной, живущей в Будапеште уже почти тридцать лет и даже, приобретшей за это время, мадьярский акцент. Знакомство мы начали с Буды.

                    Кто-то сказал, что Будапешт похож на стареющую даму, стремящуюся скрыть свой возраст. Его дома хранят память о романтическом прошлом и увлекательных  историях придворных интриг, о которых нам вскользь упомянула   гид. С течением времени здесь прекрасно уживались древний храм короля Матияша с королевским замком правобережной Буды и здание Парламента в готическом стиле, что стоит на левом берегу Дуная — Пеште, не насчитывающим и сотни лет. Узкие, извилистые улочки, зажатые меж широких бульваров, словно окунают в прошлое. Старые, порой запущенные дома, захватывают своей атмосферой, удивительной и ни на что не похожей.

        Наш автобус остановился у большой парадной лестницы Замковой горы, с мощным Королевским  дворцом — бывшей резиденцией венгерских королей. Каменные стены замка до сих пор сохранили следы осады и штурма во время второй мировой войны. Сегодняшний архитектурный облик ансамбля — это результат восстановления и реконструкции дворца… Об этом нам рассказала гид.

                    При восстановлении архитектурного ансамбля, когда велись раскопки, были обнаружены знаменитый дворец короля Матияша в стиле итальянского ренессанса и замок Сигизмунда — короля Венгрии в готическом стиле. Древние замки и костёлы неплохо сочетаются с находящимся рядом современным отелем «Хилтон». Музыканты в национальных костюмах, скрипачи во фраках  и аккордеонисты с седыми головами тут и там наяривают зажигательные национальные мелодии, тем самым, создавая атмосферу праздника. Здесь на площади, у подножия собора Матияша, всегда полно народу. Туристы теснятся у сувенирных киосков с  великолепными кружевами и обаятельными мадьярками, зазывающими зайти в лавки и многочисленные кафе. На всю эту пёструю толпу с высоты постамента смотрит Святой Иштван. А с аркады Рыбацкого бастиона  открывается  вид на Будапешт с делящим его надвое Дунаем, неспешно и вольно несущим свои воды от заснеженных Альп до Чёрного моря. Снимаю панораму на видеокамеру и спешу догонять свою группу.

                    Экскурсия по Пешту — равнинной части города уже не оставляет столь сильного впечатления, как правобережная Буда, хотя Пешт великолепен по-своему. Национальный театр и национальный музей, остатки римских укреплений — Контра Аквинкум, амфитеатр, древние соборы и церкви — это всё Пешт. Центр модных салонов на улице Ваци и базилика Святого Иштвана — первого венгерского короля, здание Парламента и здание Оперы на проспекте Андраши, построенное в стиле неоренессанса сто лет назад — и это Пешт. Проспект Андраши с тенистыми бульварами, к которому примыкает Музыкальная  Академия, основанная ещё Ференцем Листом. Проспект, как стрела прямой, завершает обширная площадь с гигантским обелиском, увенчанным фигурой архангела с крестом и короной в руках и колоннада со статуями  деятелей венгерской истории…

                     Беглое знакомство с венгерской столицей, одной из красивейших столиц Европы, конечно, не давало всей той полноты ощущений, которое могло бы быть, будь у нас  больше времени пешком побродить по площадям и улицам города. Пешт, например, мы видели только из окна автобуса, за исключением площади Андраши, где немного прошлись по мостовой и приобрели красочные фотоальбомы. К полудню гид попрощалась с нами и мы, ошалевшие от экскурсии и потока информации, свалившейся на наши головы, расположились поудобнее в креслах салона своего автобуса, чтобы переварить духовную пищу, а заодно и подкрепиться физически. Опять за окном проплывали веси и города с труднопроизносимыми названиями, вроде таких как — Секешфехервар, что для венгерского языка, наверное, не представляло особенных трудностей, а на русском можно было и язык завязать узлом.

        Дальше путь лежит вдоль южного берега озера Балатон, по Среднедунайской долине у подножия гор Баконь, известного своими курортами далеко за пределами Венгрии. За крышами коттеджей и кроной деревьев  чуть просматривается гладь озера свинцового цвета с мелкими барашками волн. Проезжаем Шиофок, Балатонфиолдвар и Балатонбоглар, в окнах домов, которых уже зажигается свет. Вечереет. Курортный сезон на Балатоне ещё не начался и людей на улицах совсем немного.

        За Фоньодом трасса уходит влево, озеро кончается, и мы подъезжаем к очередной границе между Венгрией и Словенией. Проверка паспортов и — дальше, без проблем, как принято в Европе. На землю спустилась темень и словенские города Мурску-Соботу, Марибор, Целе наблюдаем уже подсвеченными огнями уличных фонарей и рекламой. На склонах гор видим многочисленные костры с веселящимся вокруг народом. Что это, можем только догадываться. Может быть, это какой-нибудь ритуал, связанный с церковным обрядом? Или народный праздник? А, может быть, сезон свадеб? Во всяком случае, эти костры вызвали в автобусе определённое оживление.

                    Около одиннадцати вечера въехали в Любляну — столицу Словении. Остановились в отеле «Турист», где после размещения в номерах, пригласили к себе в гости наших друзей по путешествию, чтобы отметить годовщину нашей свадьбы. Пятнадцать лет совместной жизни — это не так уж мало, чтобы иметь представление о совместной жизни. И трое детей — тому доказательство. О подарках наши друзья, как мы успели догадаться, позаботились ещё в Будапеште. О чём красноречиво говорили два фарфоровых бокала с надписью «Hungary» и кружевная салфетка с цветной вышивкой, что мы видели в магазине сувениров на площади Святого Матияша. Приняли поздравления и подарки, выпили, закусили, от души посмеялись и проболтали до двух ночи.

        Затем гости ушли, а мы остались…

            1.05.96. Словения — Любляна. Италия — Адриатика.

          Любляна

                      Международный день солидарности трудящихся всех стран встретил нас в Любляне хмурым утром и моросящим дождиком. Позавтракав, в неизменном составе из трёх пар, объединённых желанием поближе ознакомиться с городом и головной болью «после вчерашнего», мы вышли из отеля с картой города  и зонтиками в руках, фото и видеокамерами на шеях. Наметив на карте маршрут и отметив новый день пивом в ближайшем бистро, пошли по узким, влажным от ночного дождя, улочкам.

                      Любляна — столица Словении, вновь образованного государства, вышедшего из состава Югославии — город тихий и уютный, по-человечески масштабен и мил. С населением чуть больше 300 тысяч жителей, он имеет всё, что нужно для столичного города от университета и академии наук до международного аэропорта и остатков римской колонии Юлия — Эмона.

                      С холма, на который мы забрались по тропе с крутым подъёмом, открывается панорама на весь город. Крыши из красной черепицы, зелень парков и скверов, кресты над куполами церквей и речка Любляница, впадающая в Саву, живописно вписывающаяся в старую архитектуру города — всё это создаёт удивительное состояние умиротворения и покоя. И одышка, что мы получили, поднимаясь в гору, на вершине которой стоит старый замок Град, того стоила. Дождь, собиравшийся с утра, так и не пошёл. Местами сквозь тучи даже проглядывало солнце. Наше желание отметиться в баре при средневековом замке, не нашло продолжения ввиду того, что замок для посещения туристов открывался только через час, а времени у нас катастрофически мало… Спустившись с холма вниз уже по другой тропе, нас крайне удивило отсутствие на улицах людей. Несмотря на то, что стрелка часов уже подходила к десяти. Лишь небольшие группы туристов и одинокие прохожие изредка попадались навстречу, отмеривая шаги по безлюдной, гулкой мостовой. Совершенно безлюдный рынок, закрытые кафе и магазины, неработающие фонтаны. Возможно, всё это скоро откроется, но в полдень мы уже выезжаем в Италию и вряд ли успеем приобрести здесь сувениры и выпить словенской сливянки. Доброжелательный люблянец подсказал, что есть в городе магазин, который работает круглые сутки. Стоит нам только пройти тоннель под холмом, с которого мы недавно спустились, и на выходе нас ожидает тот самый магазин, где можно купить любые напитки и фрукты. Тоннель, в который мы вошли, оказался настолько длинным, что, пройдя по нему метров сто, мы поняли — нужно возвращаться назад. Наиболее молодая пара нашей небольшой группы — Сергей и Татьяна решили всё-таки пройти тоннель до конца, мы же, взвесив свои возможности, повернули назад, чтобы оставшиеся  два часа провести оптимально насыщенно.

          Вдоль, увитых зелёной листвой плакучих ив набережной Любляницы, прошли через веерообразный мост на другой берег и оказались в квартале старой застройки зданий-дворцов в стиле барокко. Здесь мы обнаружили открытой небольшую пивную точку на открытом воздухе, где, наконец-то потратили свои обменянные  на местную валюту доллары.                                                                                   

          — Пиво хорошее, — резюмировал Цицура, который в пиве знает толк, — но дорогое.                                   

           Оставалось аргументировать только тем, что «дорога ложка к обеду». Попив словенского пива, по кривым улочкам вернулись к отелю, периодически сверяя маршрут с картой.

                      В полдень отчалили в сторону итальянской границы. Дорога вдоль южных склонов Альп, в непосредственной близости от австрийской границы. Предгорья уже оделись в зелёную траву и молодую листву деревьев, хотя на отдалённых вершинах лежал снег, переливаясь в лучах, пробивающего сквозь тучи солнца….

                 Италия встретила лазурным небом, солнцем, бесконечными виноградниками и дружелюбно настроенной таможней. Таможенник проставил одну общую визу на всех, пожелав всем приятно провести время в Италии. В Лидо-ди-Езоло, небольшом приморском курорте на берегу Адриатики, мы были около пяти вечера. В городке с населением чуть более двадцати тысяч жителей, живущим на обслуживании туристов, с тремя, вытянувшимися на два-три километра параллельными улицами вдоль набережной. Разместились в отеле «Эден», в самом центре. Номер с окнами на центральную улицу, с жалюзи, кондиционером и ванной. Поужинав в ресторане отеля, отправились гулять по вечернему городу.

            Адриатика

                       Улицы Лидо-ди-Езоло отдалённо напоминают Юрмалу или российские приморские города-курорты, с присущим им налётом праздности и свободного времяпровождения. Вышли на пляж. Кроме меня, в водах Адриатического моря отметиться никто не рискнул. Стемнело быстро. Раздевшись догола, в тёмном соусе южной ночи, окунул своё бренное тело в воды Адриатики, ещё холодные в начале мая. А друзья приготовили к моему выходу из моря махровое полотенце и сто грамм русской водки для согреву.

            (продолжение следует)

            Добавить комментарий

            Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

            Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.