ВИКТОРИЯ ФОМИНА. ОТ СОЗДАНИЯ ДО ВЕЧНОСТИ

Интерактивный медиа-макет «Романов-Борисоглебск. Духовная история», живой и светящийся изнутри, поражает аутентичной выразительностью скульптурной композиции и ландшафтом, сочетающим керамические храмы-светильники, деревянную архитектуру, фото- и иконографию в верхних киотах. Уникальной является четырехмерность Макета – движение времени в виде медиа-инсталляции, превращающей статичную композицию в двухчасовую интерактивную экскурсию по храмам Романова-Борисоглебска. Историческое измерение рождается изнутри статики и проводит зрителя сквозь череду веков. Созданием документальной анимации для проекции на фоны Макета занимался один из авторов проекта — режиссер Максим Орехов.

    Интерактивный Медиа-макет «Романов-Борисоглебск. Духовная история». 2021. АНО «Студия «Другое Небо» при поддержке Фонда Президентских грантов. Инсталляция и медиа-проекция. Фото Александр Брукс.

    За полтора года кропотливого труда режиссер сделал почти невозможное — создал авторский цикл из тринадцати исторических анимадоков, о каждом из храмов Романова-Борисоглебска, десять их которых ныне действующие, городская тюрьма, где располагалась церковь «Всех скорбящих радости» находится в руинированном состоянии, два храма разрушены.

      Городская тюрьма. Цикл «Храмы Романова-Борисоглебска». Анимадок. 5 минут. 2021 год. Режиссер М. Орехов

        — История храма бесконечна. Жизнь храма начинается со времени его создания и никогда не кончается, — считаем Максим, — Когда я снимал сюжеты о храмах, то старался представить храм, как нечто одушевлённое, некое живое существо со своей судьбой, несущее на себе все тяжести времен, в которых происходит эта его жизнь. Поскольку храм существует от создания до бесконечности, то влияния, испытываемые им, очень многообразны. Часто с судьбой храма связаны были судьбы людей — священников, ставших исповедниками и мучениками в годы гонений на церковь.  В этом случае речь идет о прикосновении к другой личности, попытке почувствовать, что они чувствовали, понять их мысли, хотя бы в небольшой степени прикоснуться к подвигу и страданию…

        Ил. 3 Режиссер Максим Орехов. Фото Анны Абрамян

        — Слышала от зрителей, которые не были в Романове-Борисоглебске (Тутаеве) и никогда не видели Макета, что они смотрят твои сюжеты, как исторические фильмы, глубокие, трагические, с узнаваемым сложившимся режиссерским почерком. Но для тебя, насколько я понимаю, это был первый опыт режиссерской работы в исторической документалистике?

          Интерактивный Медиа-макет «Романов-Борисоглебск. Духовная история». 2021. АНО «Студия «Другое Небо» при поддержке Фонда Президентских грантов. Фрагмент интерактивной экскурсии, которую ведет руководитель проекта Виктория Фомина и один из скульпторов Макета Мария Комова. Фото Анны Абрамян

          Я не делал документальных исторических сюжетов никогда раньше.У меня не было опыта работы с такими разными разнесенными по времени событиями.  Я не сталкивался, как режиссер, с таким обширным документальным материалом, который заключает в себе несколько временных пластов на отрезке протяженностью в столетия и требует соединения в единое повествование. Самым трудным было делать режиссерскую работу в формате, ограниченном жесткими рамками, — ведь сюжеты предназначены для проекции на фоны, и являются, прежде всего, частью большого проекта Интерактивного медиа-макета «Романов-Борисоглебск. Духовная история».

          — …потом уже стало понятно, что многие изучают историю Романова-Борисоглебска, глядя твои сюжеты. Но что тебе дал этот проект?

          — Возникла возможность подойти к вещам, к которым бы может быть и не подошёл, если бы не эта задача. Для меня более естественно и привычно выражать идеи языком игрового или анимационного кино. Но делая сюжеты о храмах Романова-Борисоглебска, я старался употребить максимальные усилия, в наибольшей степени приложить свои умения и способности, чтобы это не стало просто работой на заказ, не отрефлексированной. Содержание цикла было определено историческими вехами, творческие усилия сосредоточились на работе с формой. 

          Лаконичная и монументальная эстетика твоего студенческого фильма «Портрет» настолько полюбилась Заслуженному деятелю искусств России Владимиру Николаевичу Зуйкову (светлая память этому великому художнику и педагогу), что он хотел вместе с тобой визуализировать свою новеллу. Насколько возможно принципы формообразования твоих студенческих авторских фильмов обобщить на Романово-Борисоглебскую историю?

            Кадр из фильма Портрет. Игровой. 18 минут. МГППУ, АНО «Студия «Другое Небо». 2011. Режиссер М. Орехов

            — Дело в том, что я не мыслю формами документального кино, в основном, мои идеи — это игровые или анимационные, или какие-то ещё творимые истории. Студенческие работы — авторские, они рождались из меня, а не извне и, естественно, мне бесконечно дороги. Приходят  замыслы, вокруг которых закручиваются мысли, как волны в водовороте. Формируются в том или ином виде — несколько точек, аккумулирующих мысли вокруг себя. Всякий раз они дополняются. «Запечатленное время» Тарковского во многом сформировало мой взгляд на кино. Также Брессон, Бергман, Герман из более молодых – Линч и Джармуш в той, или иной степени сформировали  отношение к языку кино, но и не только режиссеры – писатели, музыканты. Появлению моих студенческих фильмов способствовала также абстрактность заданий преподавателей университета,  и возникшая, благодаря ей, максимальная творческая свобода. В каких-то вещах я не обладал на тот момент умением, чтобы сделать так, как хотел. Были ограничены ресурсы финансовые, технические, профессиональные. Но эти ограничения дали возможность в условиях большой свободы отсечь лишнее и  сосредоточить усилия. Ценность этих работ для меня в том, что в процессе создания и в итоге получилось выразить свои мысли, переживания, отношение к миру, видение мира, понять, как создается аудиовизуальная ткань. Многое тогда не получилось сделать, но удалось приблизиться к темам, которые хотел бы разрабатывать, почувствовать собственный голос.

              Кадр из фильма Дни тишины. Анимация. 16 минут. МГППУ, АНО «Студия «Другое Небо». 2011. Режиссер М. Орехов

              Мыслить в образной системе документального кино я стал, наверное, только в самое последнее время, в работе и после работы над циклом сюжетов.

              — Получив специальность «Режиссура мультимедиа-программ», которая впервые появилась в МГППУ, затем была открыта в целом ряде кино-вузов, ты работал в качестве оператора и режиссера пост-продакшн на документальных картинах. Первая из них – студенческий фильм «Я Люблю» (2014) был номинирован на премию «Лавр», а недавняя работа «Там вдалеке» (2021), посвященная священномученику Романово-Борисоглебскому Михаилу Белороссову, стала лауреатом ряда фестивалей в Европе, Азии и Латинской Америке. Насколько эти проекты приблизили тебя к пониманию образной системы документального кино?

                Кадр из фильма Там вдалеке. Документальный. 14 минут. МГППУ при АНО «Студия «Другое Небо». 2021. Режиссер В.Фомина. Оператор-постановщик, художник пост-продакшн – М. Орехов

                —  Фильм «Я Люблю» занимает особое место в моей жизни, потому что с него началась моя работа в «Студии «Другое Небо». Работа в качестве оператора позволила увидеть процесс созидания с другой стороны. Быть в соприкосновении с иным пространством  мышления и видения, глубокого и сильного, что, безусловно,  дает пищу каким-то внутренним вещам, не только в плане профессиональном и производственном, но и человеческом. Обогащает, дает возможность внутренней дискуссии. Естественно, на том участке работы, который мною выполняется, я стараюсь вложить свои умения и ощущения, свой опыт, свой взгляд, свою личность, возникает сопричастность к замыслу, происходит взаимопроникновение.  Я понимаю режиссуру, как способ видения мира. Естественно, когда ты вникаешь в то, что человек мыслит, в то, что он чувствует, то происходит как бы перемещение в другое пространство.  Ты становишься как бы на другую точку.

                До работы на фильмах «Другого Неба» я не сталкивался так близко с сюжетом проникновения небесного в земное. Отражение действия небесного в земном — это, конечно, — бесценный опыт. Я очень благодарен тебе за возможность участия в создании фильмов Студии «Другое Небо» и монографии «Нить разговора», где описаны основы сюжета-явления.

                  Казанско- Преображенская церковь. Цикл «Храмы Романова-Борисоглебска». Анимадок. 12 минут. 2021 год. Режиссер М. Орехов

                  — В проекте Интерактивного медиа-макета перед тобой также ставится задача формообразования, но уже на режиссерском уровне. Событийную основу ты принимаешь как данность, творчески работая, с движением, паузой, цветом, образной системой?

                  — Во многом. Здесь изначально заданный формат — рамки исторического контекста. Свобода остается только на территории формы, визуальной интерпретации истории. Место для творчества есть только на этом участке. Именно творчество позволяет осуществить то вложение умения и способностей, без которого работа, по моему мнению, превращается в профанацию. Поэтому я старался прилагать максимально возможные усилия, чтобы сюжеты были достойны храмов, о которых в них идет речь. Старался максимально вложить на том кусочке пространства, который был свободен. Это — форма, визуальный язык. Также благодаря событийному контексту появилась возможность увидеть, как ведет себя время.

                  — А как ведет себя время?

                  — По-разному ведет себя время на фотографии и в хронике. Фотография это застывший момент времени, его концентрат. Возможно даже, это — момент перехода времени в вечность. Над этим, наверное, мне еще стоит подумать.  Если фотографию держать на экране какое-то время, это, на мой взгляд, будет работать на углубление в этот концентрат. Хроника  работает по-другому — время фиксируется в своей текучести как есть, особенно, если хроника берется не монтажная, а материал. В сюжетах мне только отчасти и совсем в микроскопических дозах удалось подойти к  расщеплению таких  тонкостей, как хроника и фотография. Как правило, сроки не позволяли углубиться в это. В сюжете о городской тюрьме, где речь идет о расстрелянном там священномученике Петре Зефирове мне казалось интересным всматриваться в его фотографию, она произвела на меня сильное впечатление. Хотел в какой-то момент даже всю вторую половину сюжета заменить одной его фотографией, что не вписалось бы в формат цикла. То есть, здесь я сделал микроскопические шаги, но это интересные вещи.

                    Спасская церковь. Цикл «Храмы Романова-Борисоглебска». Анимадок. 6 минут. 2020 год. Режиссер М. Орехов

                         — Киновед Лариса Ельчанинова, которая преподавала у тебя «Эволюцию кино-языка» говорила, что твои фильмы – это Базеновское кино, где смысл сосредоточен в глубине кадра, в длительности плана, а не в монтажном сопоставлении, как у классика Эйзенштейна. Ты согласен?

                    — Благодарен Ларисе Игоревне за то, что тогда высоко оценила и поддержала мои первые шаги в аудиовизуальных формах. Если говорить о монтаже с буквальными примитивными ассоциациями — такое мне не близко. Но думаю, не обязательно совсем уж разделять эти подходы. Если кино внутрикадровое, то это не значит, что в склейке потом не может что-то произойти. Потрясающий пример – фильм Паоло Пазолини «Евангелие от Матфея», там есть момент с прокаженным, где склейка равнозначна Чуду. Наверное, во многом то и другое в совокупности работает. Но главное для меня все-таки, то что происходит между склейками.

                    —  Через весь твой сюжет о Воскресенского Соборе Романова-Борисоглебска течет ручей – это святой источник, течением воды которого соединяются разные временные пласты. Перед рассказом о Новомучениках вода становится красной… Ты сделал авторский видеоцикл для Интерактивного медиа-макета «Романов-Борисоглебск. Духовная история», что он дал тебе в плане профессии?

                      Воскресенский Собор. Цикл «Храмы Романова-Борисоглебска». Анимадок. 12 минут. 2020 год. Режиссер М. Орехов

                      Этот цикл сюжетов и вообще работа в Медиа-музее духовной истории Романова-Борисоглебска важна по разным параметрам.Как для человека, для христианина…, как для режиссера — в том числе. Думаю, что все, к чему человек прикасается, несет отпечаток его личности — пусть  даже частицу его, но всегда. К аудиовизуальной фиксации истории, мне кажется, нужно подходить творчески. Как ты чувствуешь ее, как ты переживаешь — так, думаю, и будет честно. Визуализируя информацию, мы можем сохранить её, хотя бы на образном уровне, чтобы она осталась во времени, как часть истории человеческой. Думаю, что еще мало достиг в решении тех задач, которые ставил себе на этом материале… Какие-то вещи ускользнули безусловно от внимания. Даже пытаясь сделать максимально хорошо, сейчас уже вижу, что, конечно не всё получилось, материал сложный и требует более детальной и глубокой проработки.

                      Есть еще разрушенные храмы в окрестностях города, истории которых мы не знаем, однако, четырехмерное пространство Интерактивного медиа-макета «Романов-Борисоглебск. Духовная история» уже создано, представлено, осознается и дает надежду.  

                        Интерактивный Медиа-макет «Романов-Борисоглебск. Духовная история». 2021. АНО «Студия «Другое Небо» при поддержке Фонда Президентских грантов. Инсталляция и медиа-проекция. Фото Александр Брукс.

                        11 Comments on “ВИКТОРИЯ ФОМИНА. ОТ СОЗДАНИЯ ДО ВЕЧНОСТИ”

                        1. Великолепный проект и достойное интервью! Как это верно, что «все, что делает человек несет отпечаток его я». А самоограничения,
                          которые накладывают документальный материал, общий проект и религиозное чувство превращают творческое пространство в многомерное и несказуемое, недоговоренное и несводимое к описанию .

                        2. Большое спасибо Виктории Андреевне за драматургически тонко построенное интервью и редакции за красиво оформленную публикацию

                        3. Судьба Храма через судьбу человека, через видение художника исторических и сокральных связей эпох и поколений.. И этот удивительный свет — из Храмов, с экрана… из сердца…

                        4. Прекрасное интервью сделанное Викторией Фоминой заставляет не только восхищаться знакомством с очень скромным и талантливым медиа-художником Максимом Ореховым, но и погрузиться в такое редкое на сегодняшнем информационном пространстве, поле духовных исканий в мире современных технологий. Огромная работа над историческим материалом и их художественное осмысление и воплощение в фильмах студии «Другое небо» делает их уникальным явление сегодняшнего документально-художественного кино. Хочется пожелать новых свершений на этом не простом, но таком необходимом сегодня и всегда служении, и оператору Максиму Орехову и режиссёру Виктории (Евдокии) Фоминой.

                          1. Дорогая Татьяна Гаврииловна, благодарю Вас за добрые слова и многие добрые дела Ваши! Единственное, хочу сказать, что Максим Орехов — не оператор, а режиссер, причем режиссер очень мощный и самобытный, со сложившимся узнаваемым режиссерским почерком. Что касается анимадоков Медиа-макета, это его авторская работа, я лишь немного редактировала текст, который верифицировал Юрий Стародубов и читал Георгий Петров, за что обоим низкий поклон. Кроме своих авторских проектов Максим работает оператором только на моих фильмах , это многолетнее и плодотворное сотрудничество — великая честь и огромную помощь для меня

                        Добавить комментарий

                        Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

                        Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.