Триумф казачьего братства

Посмотрите на это удивительный по своей красоте и мощи памятник! А задумывался он под знаковую дату — 100-летний юбилей переселения казаков Черноморского войска на Кубань. Проектировал его Михаил Осипович Микешин. Памятник должен был стать «наглядной историей Кубанского казачьего войска от его начала до нынешних дней».
В его ансамбле отражены: «крестная» казаков Екатерина 11, князь Потемкин-Таврический и первые кошевые атаманы войска. Во всю высоту постамента развернуты Жалованная грамота и список побед, одержанных империей при участии кубанских казаков.
Скоропостижная смерть мастера помешала ему завершить работу, ее продолжил другой скульптор — Борис Васильевич Эдуардс. Фундамент залили 9 сентября 1896 года. Но потребовалось еще 11 лет напряженного труда и творческих поисков, чтобы памятник открылся. И произошло это 6 мая 1907 года.
Март 1920 года: на Кубани — Советская власть, памятнику Екатерине Великой «досталось по полной». В том же 1920 году в соответствии с решением Кубанского чрезвычайного революционного комитета он демонтирован. А в 1931 году демонтированные части сдали на переплавку.

Идея восстановления этого замечательного монумента появилась в начале нулевых уже нового века. За дело взялась авторская группа во главе с заслуженным художником РФ Александром Аполлоновым. 8 сентября 2006 года памятник вновь открыли.
Сегодня Екатерининский сквер – место, где отдыхают горожане и куда стремятся туристы. И, естественно, главная достопримечательность здесь – именно это творение, возрождающее лучшие традиции русского зодчества. Скульптура самой Екатерины II имеет высоту 4,2 метра и вес 3 тонны. Общая высота монумента (с постаментом) — 13,8 м. На его изготовление затрачено 25 тонн бронзы, 12 тонн чугуна, 250 кг алюминия, а также 80 гр. сусального золота.

Четвертый эскадрон. 
Булат русского духа против крупповской стали…

    Много славного связанного с казачеством накопилось в русской истории. Но вот одно событие не слишком известно, хотя, по сути, оно сравнимо со знаменитым подвигом Панфиловцев и Подольских курсантов. Казаки 4 эскадрона 37 Армавирского кавалерийского полка из корпуса генерала Л.М. Доватора ценой собственных жизней на сутки остановили колону прорывавшихся к Москве немецких танков.
    Произошло это на западе Подмосковья у деревни Федюково Волоколамского района 19 ноября 1941 г.
    Орды фашистских варваров пытались любой ценой вплотную приблизиться к столице. Они не останавливались перед любыми потерями. Они уже были готовы праздновать победу… А с левого фланга от пехотинцев Панфилова упорно держали фронт поредевшие в боях на Смоленщине дивизии кубанских казаков. Так как же 37 казаков-кубанцев ценой собственных жизней остановили фашистские танки?
    Тяжелейшие сражения под Москвой в ноябре 1941 года развернулись на Волоколамском направлении. К 18 ноября ожесточенные бои шли в районе поселков Язвище, Сычево (95 километр современного Новорижского шоссе), где оборону держали конники генерала Доватора. Здесь и произошел боевой эпизод, о котором необходимо рассказать.
    У деревни Федюково занял оборону 37-й Армавирский кавалерийский полк 50-й Кубанской кавалерийской дивизии. Его цель: не дать противнику выйти на Волоколамское шоссе. К этому времен в полку было всего 116 человек. Однако они не только мужественно оборонялись, но даже проводили контратаки. Прикрывая левый фланг полка, казаки 4-го эскадрона под командованием младшего политрука Михаила Ильенко заняли оборону на окраине деревни Федюково. Эскадроном подразделение было только по названию; к началу боя в нем насчитывалось всего 37 человек (37 сабель, как говорили в кавалерии). Но это были опытные бойцы, не раз смотревшие в лицо смерти.
    Ранним утром 19 ноября на позиции эскадрона устремились и немецкие танки и пехота. Наступление шло вдоль русла реки Гряда со стороны полуразрушенной деревни Язвище. Фашисты стремились разгромить казаков и выйти на Волоколамское шоссе, открывавшее прямой путь на Москву.
    Казаки понимали: пустить противника на шоссе нельзя. А, значит, придется стоять насмерть!
    Что самое дорогое для казака? Конечно же— его боевой конь. Но перед этим боем казаки расседлали своих верных товарищей, приказав им скакать на волю. Несчастные животные не понимали: почему их гонят? Из глаз их покатились слезы, как и из глаз их верных товарищей. Но выхода не было, выйти живыми из боя кубанцы не надеялись. И вот под ударами хлыстов и грозных окриков побежали рысаки в неведомую глушь подмосковных лесов.
    А дальше… Фашисты не ожидали столь яростного сопротивления. Они были в курсе, что у казаков нет ни артиллерии, ни танков. Но немецкая пехота была быстро отсечена от наступающих танков огнем из винтовок и ручных пулеметов. А потом запылали и сами танки, подожженные гранатами и бутылками с зажигательной смесью.
    Но вскоре атаки фашистов возобновились. Теперь им стали известны оборонительные позиции казаков, танки повели по ним прицельный огонь. Но и новые атаки гитлеровцев были отбиты. Несли потери и кубанцы, но, даже тяжело раненые, они продолжали до последней вести огонь по врагу.
    Враг понял, что лобовыми атаками еще долго не справиться с казаками. Тогда немцы нанесли удар с тыла, отправили танки с пехотинцами на броне в обход позиций кубанцев. Казаки поздно увидели их у себя в тылу и не успели взорвать мост через реку Гряду. Да и взорвать его было уже практически невозможно: подходы к нему простреливались противником.
    Небольшая группа израненных казаков под руководством младшего политрука Ильенко заняла оборону на пути танков. Бой разгорелся с новой силой, запылали стальные коробки врага. К вечеру огонь прекратился, оказывать сопротивление противнику было некому…
    Однако и немцы перестали атаковать.
    Поставленная командованием задача была выполнена: противник в тот день так и не смог прорваться на Волоколамское шоссе. На том месте, где принял свой последний бой казачий эскадрон, остались догорать более двадцати фашистских танков.
    Вечером на позиции эскадрона смог пробраться сын кавполка Александр Копылов, посланный с распоряжением об отходе. Он и принес первые сведения о героической гибели боевых товарищей.
    Об увиденном было доложено командиру полка. Армавирский полк, собрав всех наличных людей, ударил в конном строю через Волоколамское шоссе. Казаки пошли на эту убийственную атаку в надежде спасти хотя бы кого-то из своих. А если уже никого не осталось, то отомстить. Отомстить, пускай и ценой своей жизни.
    В последовавшем официальном документе — скупые строки боевого донесения о героизме людей, защищавших столицу.
    «Командующему кавалерийской группой генерал-майору Доватору. Боевое донесение № 174 штаба 50-й кав. дивизии. Железнодорожная казарма (северо-восточнее Федюково). 22 ч. 30 мин. 19.11.41 г. 1. До батальона пехоты противника с 31 танком, артиллерией и минометом занимает Шелудьково. До 40 танков и 50 машин с пехотой — Язвище. 2. В 18.00 противник, поддерживаемый танками, занял высоту 236,1 и окраину Федюково, но контратакой 37-го кавполка был выбит, и положение было восстановлено. 3. Трофеи — 2 ручных пулемета, 1 миномет.
    Потери противника — 28 танков и до роты пехоты. Наши потери (по неполным данным) — убитыми 36 человек, ранеными — 44 человека. Полностью выбыл 4 эскадрон 37 кавполка (убиты). В 37 кавполку осталось 36 человек и 1 станковый пулемет…».
    Как говорится: комментарии излишни.
    Свидетелями этого боя стали несколько жителей деревень Федюково и Шелудьково. Они и похоронили казаков-кубанцев в братской могиле, а после освобождения этих мест, рассказали об их подвиге генерал-майору И. Плиеву, бывшему тогда командиром 50-й Кубанской кавалерийской дивизии. После боя 19 ноября 37-й Армавирский кавполк, приняв пополнение, продолжил воевать, причем делал это так же героически. К концу войны его Боевое знамя украшали ордена Красного Знамени и Суворова, он стал 9-м гвардейским и получил почетное наименование «Седлецкий». На долгое время об этом подвиге… забыли(?!). Только в 2006 году на месте сражения и гибели казаков-кубанцев создан мемориал и установлен большой поклонный крест.

      Если будете проезжать по Волоколамскому или Новорижскому шоссе, сверните к деревне Федюково. Поклонитесь героям, прочитайте молитву за их бессмертные души. Они отдали свои жизни в далеком 41-м году, чтобы мы с вами жили.
      Так давайте жить так, чтобы они не стыдились за своих потомков.
      Вспомним же фамилии всех 37 казаков-героев: младший политрук М. Г. Ильенко, Н. В. Бабаков (помкомвзвода), К. Д. Бабура, Н. И. Богдашко, Л. П. Вьюнов, А. П. Гуров, Н. С. Емельяненко (командир отделения), А. Н. Емельянов, Н. Н. Ершов, А. С. Желянов, И. П. Зруев, А. М. Индюков, И. Ц. Ильченко, И. Н. Киричков (последний из троих), В. К. Козырев, Е. М. Коновалов, Н. А. Кутья (командир отделения), Н. А. Лахвицкий, Д. Я. Мамкин, А. П. Маринич, П. Я. Меюс, И. Я. Носоч, Г. Т. Онищенко, В. И. Питонин, С. П. Подкидышев, Л. Г. Полупанов (командир отделения), П. Я. Радченко, А. И. Родионов, А. Ф. Родомахов, П. М. Романов, Г. А. Савченко, А. А. Сафарьян, В. Сивирин, М. К. Черничко, В. Г. Шаповалов, Н. К. Шевченко, Н. С. Яценко.

        Вечная память павшим героям!

        Полный текст статьи можно скачать по ссылке:

        https://viktorina-edinstvo.ru/

        One Comment on “Триумф казачьего братства”

        1. Описанному в статьи подвигу посвящается.

          Вячеслав Диденко (под ред. Игоря Гревцева)

          Памяти 4 эскадрона…

          Ну, вот настал последний час…
          Передо мной проклятый Ганс!
          Железный зверь ведёт стволом,
          Он целит в Русь, в Москву, в мой дом.
          Кубань за тыщу верст отсель…
          А здесь мороз, а здесь метель…
          И лязг железа на снегу…
          Я эту тварь сейчас сожгу!!!
          Но пулемёт свинцом сечёт,
          И кровь моя на снег течёт…
          Прощайте, батя мой и мать!
          Меня вам больше не обнять!
          Братишка мой, живи, пострел!
          Возьми, что я взять не успел…
          Я в восемнадцать в землю лег,
          Но этот гад пройти не смог…
          Прощай четвёртый эскадрон!
          Я слышу поминальный звон…
          Москва! Кубань! И вся страна!
          Храните наши имена…
          Нас было меньше сорока,
          А немцев – чуть не треть полка…
          Но пусть запомнят на века –
          Слабо им против казака!!!

        Добавить комментарий

        Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

        Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.