Юрий А. Домбровский. Братья по разуму

 Некоторое время назад мы напечатали нашего постоянного автора, как выяснилось, пишущего и обожающего литературу человека Юрия Домбровского. Однако писать он начал давно, еще в юности. Представляет нашим читателям еще один его рассказ. Написан он был… в конце семидесятых годов прошлого века. Читателям наверняка буде интересно: как за этот период менялась литература. Какие проблемы ставились тогда и теперь. Итак, читаем.    

                                        (Памяти Вас. Шукшина)

1

Афанасий Шуев купил телевизор. Накопил с женой денег и купил. Установил его на швейную машинку, сверху горшок с цветами поставил – для красоты. В общем, всё как надо. Стал на работе меньше задерживаться. Пить после работы перестал. Не совсем, конечно… Сразу трудно привычкам изменить. Он выход нашёл. Стал в рабочее время выпивать. Так, немного, для поднятия бодрости и духа.. Стал с работы раньше приходить. Да и хмель к вечеру выветривается. Жена, конечно, довольна.

Уставал Афанасий на работе. Работа у него не пыльная, правда, но изнурительная. Там думать надо. Учётчиком он в конторе работал. А думать Афанасий любил. В своё время он кончил восемь классов, да полгода  в техникуме проучился. Так что человеком он был вполне образованным. Бывало, задаст себе вопрос, например, — почему человек не летает? – и думает весь день. И как-то светло и радостно ему на душе делается, когда дознаётся, что не летает потому, что крыльев нет. Или думает, отчего собаки так умно глядят… О разном думает – вот и устаёт на работе.

                                   2

В пятницу Афанасий пришёл с работы рано. Ещё жены дома не было, и сынишка со школы не вернулся. Пришёл Афанасий с работы и сразу телевизор включил, как обычно, чтоб нагревался. Глядит, по телевизору мужик какой-то говорит. Чисто одетый – видно учёный. Прислушался Афанасий; может, что полезное скажет…

— В век космонавтики не праздно предположить, что нам придётся встретить, может быть, разумные существа, совершенно на нас непохожие… Почему бы, например, высокоорганизованному существу не иметь вид тонкой плесени, распластанной на камнях? – говорил и в то же время спрашивал учёный.

Афанасия передёрнуло. А учёный продолжал:

— Есть ли жизнь на других планетах? А если есть, то, какие они – наши братья по разуму? Похожие на землян или их внешний вид не имеет ничего общего с людьми и другими проявлениями жизни на нашей планете?

    Столько вопросов сразу Афанасию давно не задавали. Он встал, выключил телевизор и начал думать. Каким маленьким и ничтожным стал осознавать себя Афанасий среди планет, на которых, возможно, живут братья по разуму. В его глазах Земля превратилась размером в кулак, а себя он даже не смог разглядеть на ней. Афанасий  закурил и закрыл глаза. В глазах его теперь вращались планеты, кишащие неведомыми разумными существами. Они, как тени проплывали перед ним, но разобрать, как они выглядят, он не мог. «На плесень похожие, — вслух подумал он, — откуда ж, на плесень? Чтой-то за человек такой! Плесень, она и есть плесень, — дальше думал молча. Уже со школы вернулся сынишка. Уже пришла с работы жена, а он всё думал…

    На сером небе зажигались звёздочки. Афанасий, глядя на них, разговаривал сам с собой. «…Живут же ведь где-то там… братья по разуму… я тут думаю о них, а они даже и не подозревают о существовании учётчика Афанасия Шуева, — и он ещё раз повторил вслух с какой-то досадой, — эх, братья по разуму…».                                                                                                                                                                                                                                                  

                                                   3

    Ночью ему приснился сон. Он идёт по огороду, а навстречу ему движутся странные люди. У одного – две головы, у второго – три, а третий, вообще без головы – глаза, нос и рот у него на груди расположены. Все они подмаргивают ему глазом… Четвёртый – человек, как человек, только с собачьей мордой, говорит ему: «Здравствуй, Афанасий Шуев!»… Потом быстро пробежал человек на одной ноге с огромной, как спина ступнёй,  и прокричал: «Некульту-уу-у-урный!»

    Афанасий проснулся в холодном поту. «Что ж это они так… наши космические братья? – подумал он, — надо бы им рассказать о нас, о людях, о нашей культуре».

    — Эх, неведомые разумные существа, — произнёс он вслух.

    — Ты кем это разговариваешь-то, – спросила жена, проснувшись, — аль приснилось что?

    Афанасий рассказал жене про то, о чём думал весь вечер. Про сон пока рассказывать не стал.

    — Про плесень, эт он зря сказал, — вздохнула та.

    — Дык, он сам сомневался… спрашивает, можа, говорит, на плесень они похожие, дорогие товарищи, можа, говорит, они по камням стелются…».

    — Афонь, а можа и так, а? – засомневалась жена.

    — Ты чаво, одурела? Ей же мозгам негде расположиться будет… как же она думать будет?

    — Ладно, сказать нельзя, — обиделась та, — давай спать, завтра вставать чуть свет…

    Долго ещё не мог заснуть Афанасий. Он думал, как же это он изъясняться с ними будет, ежели что… Они ж, поди, по-русски не понимают…

                                                   4

    На работе Афанасий был сам не свой. Если его о чём-то спрашивали, отвечал рассеянно. Когда сосед Митька-тракторист предложил «раздавить» чекушку, он отказался. Митьку это очень удивило.

    — Да, чё с тобой… уж не заболел ли? – Митька потрогал пальцем лоб учётчика.

    — Думаю я.

    — Об чём, если не секрет?

    — О братьях по разуму, что живут на других планетах.

    — Эт как же? – не понял Митька.

    — Это долгий разговор… заходи вечерком, потолкуем…

    Дожидаясь Митьку, Афанасий включил телевизор. «…И на Марсе будут яблони цвести, — пели с экрана…»

    — Ишь ты, — подумал вслух Афанасий, — какой прогноз, — и закурил…

        Вечером Афанасий с Митькой сидели на веранде. На столе стояла наполовину опорожнённая четверть самогона. А между ними происходил примерно такой разговор:

        — Её богу, Митька, живут они где-то там… на далёких звёздах живут. Учёные, они… это… тово, от народу скрывать не станут…

        — Во-во… ага… да.

        — Они ж Митяй, тово… можа, про нас ничего и не слыхали… ха-ха… хм… братья по разуму.

        — Во-во! Эт точно…

        — Афонь! Сидишь? Ну и сиди себе… а я сидеть не хочу. Я тебе… это… сказать хочу. Мы же, Афоня, тоже как-никак… это… тово… как его — братья по разуму. И глаза к у нас на месте и нос… где надо произрастает… И на плесень мы не похожие…

        Афанасий задумался. Волна новых вопросов плеснула ему в голову. Ещё не вполне конкретных, не до конца осмысленных. Но в мозгу его зародилось что-то неведомое…

        В небе сияли далёкие звёзды. В доме работал телевизор. А на веранде, в дыму дум и воспоминаний, сидели братья по разуму.

        Вместо послесловия

        «Братья по разуму» — глубоко психологическое произведение, которое можно по праву назвать «Энциклопедией Души Человека», его внутреннего мира. Автор заставляет читателя прочувствовать влияние научно-технического прогресса на самосознание героя. Многогранность автора заставляет задуматься…

        2 Comments on “Юрий А. Домбровский. Братья по разуму”

        1. Начинал я со стихов, издавался в региональной печати (в Киргизии), С 1982 по 1987 год обучался в Литературном институте на отделении Проза (заочное обучение). Издано более 40 книг. С моим творчеством можно ознакомиться на сайте — juraldom.ru

        2. Рассказ, если быть точным, был написан в 1975 году, когда автору было 21… Рассказ включён в сборник «Проза жизни» с подтекстом — Литературные опыты, где немало пародий на Зощенко, Чехова, шукшина и пр….

        Добавить комментарий

        Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

        Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.