АЛИСА В ЗАЗЕРКАЛЬЕ: СОВРЕМЕННАЯ ВЕРСИЯ

АЛИСА В ЗАЗЕРКАЛЬЕ: СОВРЕМЕННАЯ ВЕРСИЯ

Владимиров Александр вновь радует прекрасным произведением, отражая реальную ситуацию в мире на небезызвестном произведении «Алиса в Зазеркалье».

Большое старинное зеркало в прихожей. Алиса посмотрела на себя. Все как обычно: изумительный овал лица, густые волосы, струящиеся по плечам нескончаемым золотым дождем. Все, как обычно… Нет, что-то изменилось: губы стали… чуть тоньше и нечто чужое, холодное, надменное появилось в ее мерцающих, как драгоценные камни, голубых глазах. Алиса даже не узнала себя. «Неужели это я?»

Она невольно вздрогнула, почувствовав на плечах тяжелые мужские руки. Ее муж Валерий. Он обнял Алису, чмокнул в щеку:  
— Любуешься собой?  
— Чем любоваться! Кажется, у меня по­явилась на лбу морщинка. 
— Дай посмотрю. Такая маленькая, что и не видно. 
По-прежнему глядясь в зеркало, Алиса улыбнулась. Она так надеялась увидеть доб­рую, нежную женщину. Но улыбка была ядовитой и саркастичес­кой. 
—  О, Господи! — вскричала Алиса. 
— Что такое? — спросил Валерий. 
— Я изменилась! Я не узнаю себя! 
— Опять фантазируешь. Пойдем на кух­ню, приготовим ужин. Ах, да, забыл! Ты у меня скоро станешь б-а-а-льшим начальником! Так что ужин, обед, завтрак полностью лягут на бедного муженька. О, страшное время возрож­дения матриархата. 
— Оно будет полезным для мужчин, — от­ветила Алиса. 
Теперь она прильнула к мужу. Самому доброму мужу на свете! Она вдруг вспомни­ла, как в прошлом году, когда попала в боль­ницу, Валерий сутками просиживал возле ее кровати… Сколько же тепла в этом человеке!
— Пока не стала б-а-а-льшим начальни­ком, накормлю моего супруга. 
Взгляд Алисы снова упал на зеркало. И тут… ужас сдавил ей горло. Она вдруг увиде­ла, как отражение кивнуло ей! 
«Но ведь я не кивала!» 
Следовало закрыть глаза, и поскорей уйти! Но точно магнит притягивал Алису к зеркалу. Стараясь придать голосу веселый оттенок, она крикнула Валерию: 
— Ты иди, а я сейчас! 
Откуда у нее нашлись силы весело крикнуть? Но когда Валерий ушел, и Алиса осталась с зеркалом один на один, эти силы сра­зу иссякли. 
«Бред! Я слишком долго шла к своей цели». 
Ее сверлили глаза Алисы из Зазеркалья. Они не соглашались. И чем дальше, тем все больше Алиса убеждалась: это не ее глаза. Они — далекие, абсолютно чужие, живущие собственной жизнью. 
Значит… в зеркале не она! 
«Нервы! Я слишком долго шла к своей цели», – повторила она. 
— Дорогая! — раздался из кухни голос Валерия, вернувший ее к реальности. 
И отражение в зеркале сразу стало отражением  Алисы
У них такая уютная кухня. И здесь обычно вкусно пахнет. Хлопотун Валерий уже почистил картошку и собирался резать капусту. 
— Сейчас сварганим щи!.. Что-то случи­лось? 
— Почему ты так решил? 
— Ты слишком бледна. 
— Устала! 
— Все думаешь о работе! Зачем тебе место коммерческого директора? И Иван Вла­димирович хорош! Сказать руководству, что после его ухода, именно ты должна заменить его. 
Алиса поскорее спрятала глаза. «Бедный Валерий, как хорошо, что ты – в неведении. Ничего Иван Владимирович руко­водству не говорил. И уходить не собирался. Это я помогла. Но тебе лучше не знать подробностей. Иначе станешь презирать свою жену». 
— Может, откажешься? 
— Начальство не поймет и не одобрит… (»Только бы он не заметил фальши в моих словах!») 
И вдруг она услышала: 
— Алиса, иди к нам! Здесь так хорошо! 
Голос звучал ласково, но говорил не Валерий, однако Алиса почувствовала, как на нее надвигается нечто ужасное, словно, это был потерявший управление поезд. 
— Что это? — Алиса едва могла промолвить, поскольку челюсть сводила судорога. 
Валерий удивленно посмотрел на нее. Неужели он не слышит? Впервые за все время их супружеской жизни Алиса почувство­вала к мужу раздражение. «Добрый Валерий! Замкнулся в своем мире, в своих строительных чертежах, не видит и не слышит, что происходит вокруг!» 
— …Алиса, иди к нам! Здесь так хорошо, — кто-то кричал за окном. Она подбежала к нему и поняла: звали другую Али­су! 
«Как я могла рассердиться на мужа! Он любит меня!» 
— Ну-ка, сядь напротив, — потребовал Валерий. – Ты нездорова! 
— Да, — призналась она. 
— Надо — к врачу. 
— Дело в другом. Просто я … боюсь. 
— Кого?! 
— Не то! Не то! Ты когда-нибудь задумы­вался над тем, что такое зеркало? О, не считай его обычным отражением наших взлетов и паде­ний, удач и промахов, благородства и подлос­ти. За ним сокрыта страшная страна, именуе­мая Зазеркальем, где реальная жизнь вывер­нута наизнанку. И вот я чувствую, как Зазер­калье подбирается ко мне… 
— Что за нелепые фантазии, — муж опять обнял ее. — Какое Зазеркалье? Тебе нужен отдых. Я поговорю с вашим генеральным… 
— Нет! Не делай этого! — крикнула Алиса. 
— Хорошо. Успокойся. Ты же вся дро­жишь… Ни с кем я беседовать не собираюсь. Но обе­щай забыть о Зазеркалье. Его нет. Повтори! 
— Его нет. 
 — И никогда не было. 
— …не было. 
  И только звучало в ушах: 
— Алиса, иди к нам! Здесь так хорошо! 
  Но все заглушил спокойный голос Вале­рия: 
—  Никогда не было
Благоразумие торжествовало!  

* * * 

Ночь набросилась на город, как туча голодных стервятников, жадно выклевывающих последние крохи света. Над улицами и площадями на несколько бесконечно дол­гих часов зависло гигантское мглистое покры­вало. Добрый, рассудительный Валерий уже давно спал, но даже во сне сжимал в объяти­ях любимую Алису. Но царя­щая тишина лишь сильнее пугала. Когда слишком тихо, обычно ждешь грозы. Неведомый, страшный мир где-то рядом. Он притаился, ждет!  
Валерий так уверенно говорит: Зазеркалья нет. 
«А ты встань и проверь». 
— Проверить? — прошептала Алиса. 
«Подойди к Зеркалу». 
Алиса осторожно выбралась из объятий мужа. На цыпочках пробралась в прихожую. Большое зеркало звало ее! И безумно пугало. К счастью, в тем­ноте ничего не видно. 
«Побори страх!» — мысленно приказала себе Алиса. 
Щелкнул выключатель, потоки яркого, ре­жущего глаза света разлились по комнате. 
«Теперь подойди к зеркалу!» 
Она закрыла лицо руками, отрицательно замотала головой: 
— Не могу! Не могу! 
«Побори страх!» 
— Не могу! 
И вдруг… 
«Чего ты боишься? Нет никакого Зазеркалья. Так сказал разумный муж Валерий». 
— И в самом деле. 
Отражение в зеркале внимательно раз­глядывало Алису. У него был измученный вид. Как у оригинала. 
Внезапно девушка из Зазеркалья лукаво улыбну­лась. У Алисы подкосились ноги! Ведь сама она не улыбалась
— Иди к нам! Здесь так хорошо! 
Алиса прислонилась к стене и жадно гло­тала воздух. 
«Выключи свет!» 
В темноте не видно лукавых улыбок… Ну и что? Зазеркалье рядом! Это наша реальность. 
Алиса с трудом добралась до кровати, упала в постель, приткнулась к мужу. «Спаси меня, Валерий!» 
Проклятое зеркало в прихожей! Разбить его! 
«Ну и что? Есть масса других зеркал. И в каждом тебя будет поджидать девушка с той же неприятной улыбкой». 
Неожиданное жуткое открытие повергло Алису в шок. Она ощутила, что ее засасывает в холодный узкий тоннель. Сквозь барабанную дробь собственных зубов, Алиса вновь и вновь слышала: 
— Здесь так хорошо!  
…Из пасти тоннеля Алису вырвал трезвонящий будильник. За окном сверкали лучи раннего солнца; облака, точно гигантские лайнеры, величественно проплы­вали по бесконечному небосводу. Яркие крас­ки утра пробудили в Алисе радость и дали при­лив жизненных сил. 
 Муж ушел на работу. И только рядом с будильником лежала записка: 
«Дорогая, не опоздай. Вернусь, как обыч­но, в семь. Целую, твой Валерий!» 
«Да, да, не опоздать на работу». 
И тут она вспомнила, что случилось вчера. 
Зазеркалье рядом. Оно никуда не исчезло. 
На Алису напало оцепенение. Несколько секунд она не могла решить, что делать даль­ше? Но постепенно голос рассудка заглушал страх. «Никакого зазеркалья нет!» 
Зато давно прозвенел будильник. 
Она вышла в прихожую и… надо мино­вать зеркало!.. Так! Прямо в ванную! 
Алиса слишком поздно вспомнила, что и там висит зеркало! 
Она увидела, как сильно побледнела и осунулась, а под глазами появились темные круги. «Это не я!» 
-‘ Конечно, не ты, — сказал ей все тот же сладенький голосок. — Ты — совсем другая. 
Теперь из зеркала на нее глядела холе­ная Алиса в шикарном платье с приличным вырезом на груди. Лицо показалось прекрасным как никогда. 
И вновь Алиса из Зазеркалья улыбнулась. Она попыталась улыбнуться ласково, но сделала это хищно. Глаза сверкнули, как два холодных клинка. 
— Иди к нам! — что-то шипящее, скользкое до отвращения поползло в оба уха девушки. 
— Нет!!! 
Она схватила флакон с духами и с размаху швырнула в зеркало. Оно разбилось, несколько осколков полетело на кафельный пол. Алиса присела на край ванны, обхватила руками голову и заплакала. 
«Алиса, что же ты плачешь? Неужели ты не хочешь быть красивой и носить самые шикарные наряды? Такие носят только кинозвезды!» 
И тогда она… засмеялась. Стала при­водить себя в порядок, наблюдая за механи­ческими движениями в разбитом зеркале. 
  
* * * 
  
Машина резко затормозила возле ее офи­са. Алиса вышла и сразу увидела, как изменились лица охранников. Обычно равнодушные, сей­час они были почтительными и подобострастными. Все правильно. Она «почти назначе­на». Не сегодня — завтра будет подписан уже одобренный начальством приказ. 
— Добрый день! Сегодня хорошая погода, — охрана почтительно распахнула перед ней дверь. Алиса кивнула, вошла в темный вестибюль. И опять почувствовала холодок страха. 
Здесь очень  много  зеркал! 
— …Алиса, иди к нам… 
Бегом в лифт! Маленькая кабинка – это убежище (к сожалению — временное), где нет ни одного зеркала. 
Едва двери лифта раскрылись, она уви­дела свою старую подругу Марину Цветкову. Та подскочила к ней, закричала: 
— Привет! Да ты бледна, милая. 
— Устала. 
— Тебе ничего не надо? 
— Нет. 
Фраза: «Тебе ничего не надо?» звучала из уст Марины немного странно. Обычно она что­-то просила. Алиса заметила и другое: в глазах подруги появилось то же подобострастие, что и у охраны. «Она уже относится ко мне, как к начальнице». 
Марина провожала ее до кабинета и верте­лась, как юла. Алисе следовало бы остановить ее, напомнить, что они подруги. Но стало вдруг чертовски приятно… 
И тут Алиса вспомнила, что в ее кабинете есть зеркало… («Срочно избавиться от него!») 
—  …Приезжайте с мужем к нам на дачу. Сделаем шашлыки! — ­
тараторила Марина. 
«Но как избавиться? Я же не могу и его разбить. И вообще, мне придется перебить здесь все зеркала». 
— … Говорят, на следующие выходные бу­дет хорошая погода. Да ты не слушаешь меня? 
— Как не слушаю! На следующие выход­ные будет хорошая погода. 
— Недалеко от нас — Истра: мел­кая, но изумительно чистая. Вокруг — крохот­ные островки. Чудо! 
И в это время Алиса заметила Леночку, совсем юную сотрудницу — лет двадцати. Пух­ленькая, похожая на юркого мышонка, она боязливо посмотрела на Алису (тоже чувству­ет будущего начальника!), поздоровалась и хотела прошмыгнуть мимо. Решение пришло мгновенно. 
— Леночка, на секунду… У меня к тебе просьба. 
— Слушаю, — прошептала Леночка. 
— Я думаю сделать кое-какие перестанов­ки в своем кабинете. Так вот: на стене висит зеркало. Кому-то из сотруд­ников оно очень нравится. Кажется, Веронике Степановне… Сними его, оно легкое, и отне­си к ней. 
— Хорошо. А я знаю, где для вас взять зер­кало. 
— Нет! — перебила Алиса. – Никакого другого зеркала мне не надо. 
— Когда я должна это сделать? 
— Сейчас. Вот ключи от моего кабинета. А мне… нужно по делам. 
— Но ведь вы не сможете посмотреть на себя? — удивилась Леночка. 
Алиса нашлась: 
— На работе не смотрятся в зеркала, а работают. 
Алиса напряженно рассмеялась и по­шла по длинному коридору. Потом осторожно обер­нулась и, увидев, что никто за ней не следит, спряталась в небольшой нише. Отсюда ей было видно, как Леночка зашла в ее кабинет. 
(«Скорей уноси его!») 
А если ее тут зафиксируют камеры или заметят сотрудники? Что подумают?!.. Но ничего поделать с собой Али­са не могла. Боязнь Зазеркалья заглушала все другие чувства.

Появилась Леночка, которая несла в ру­ках зеркало. Алиса прижалась к стене, закры­ла глаза, заткнула уши. Однако это не спаса­ло. Сладенький голосок звучал и звучал: 
— Иди к нам!.. К нам
  
* * * 
  
Работа отвлекла ее от мыслей о Зазерка­лье. На какой-то момент она полностью сосредото­чилась над поступающей с рынков  информацией. В дверь кабинета постучали, вновь возникла Леночка. 
— Слушаю тебя? 
Леночка с некоторой опаской прошла, положила на стол стопку бумаг: 
— Вот распечатала. Сводный отчет работы нашей органи­зации за ‘последний квартал. Надо, чтобы вы просмотрели и дали заключение. 
— Это должен сделать Иван Владимиро­вич. Он — коммерческий директор. 
— Но… — Леночка не закончила. Однако и так было ясно: Ивана Владимировича здесь больше нет. Возможно, приказ об его увольнении уже подписан. На мгновение радость зах­лестнула Алису. Однако нужно вести игру до конца! 
— Я не понимаю, Лена? Срочно отнеси от­чет Ивану Владимировичу! 
— Хорошо, — пролепетала девушка. – И  вам еще почта. 
Внутри большого белого конверта было что-то тяжелое, похожее на книгу. Алиса быс­тро распечатала его. Точно, книга! И тут она с ужасом взглянула на название… Это была сказка Льюиса Кэрролла «Али­са в Зазеркалье». 
«…белый котенок тут ни при чем…» (Л. Кэрролл. «Алиса в Зазеркалье», начало первой главы. – прим. авт.) 
Конечно!!! Виноват юркий мышонок – Леночка, бездумно сделавшая то, что ей приказа­ло Зазеркалье. 
— Лена! 
Уже стоявшая воздл двери девушка обернулась. 
— Кто передал… эту книгу? — Алисе было трудно говорить. 
— Я не знаю. Конверт пришел с почтой. Но ведь там наверняка есть обратный адрес. 
«Безусловно, она не знает. Для 3азерка­лья это — рядовой курьер, который и не ведает, что исполняет». 
— Нет адреса. 
— Что с вами? — спросила Леночка. 
 Алиса повертела книгу и бросила ее на стол: 
— Неприятные воспоминания. 
— Если бы я только… я бы никогда… 
— Ты здесь не причем. 
— Тогда я… пойду? 
— Леночка, ты никогда не задумывалась, что такое Зазеркалье? 
— Нет, — последовал удивленный ответ. 
«В этом их общая беда. Валерий не ве­рит в его существование, а Леночка вообще не задумывается». 
Испуганная Леночка стояла перед Алисой, переминаясь с ноги на ногу. Она понимала, что, желая угодить начальству, сделала что-то не так… 
— Иди, — отпустила ее Алиса. 
Оставшись одна, она с жадностью набро­силась на книгу, въедаясь в каждую строчку. Она пыталась най­ти ответ на вопрос: что же такое 3азеркалье? 
… Во всем виноват черный ко­тенок… (Л. Кэрролл. Указ. кн.) 
Черный котенок, черный дом, черные ули­цы, черный город, черный мир. Мир, которо­му принадлежит Алиса. И который сам при­надлежит ей! 
И сразу послышалось: 
«Это твой мир, Алиса. Отдайся ему спол­на. 
Или тебя что-то смущает? Сыграем в детс­кую считалочку. Раз… жила на свете Алиса ­прекрасная, добрая девочка. Однако ей хоте­лось много-много денег и много-много власти». 
— Хватит, — воскликнула Алиса. 
«Ну почему же? Два… Она с отличием окончила институт. Вышла замуж за сына очень крупного чиновника. Им бы вместе с мужем и делать карьеру. Да вот беда: муже­нек-бедолага не в папу пошел. Чертит свои чертежи и наивно верит в возрождение рус­ской науки». 
— Прекрати, — умоляла Алиса неведомого собеседника, но тот безжалостно продолжал. 
«Три… Алиса устроилась в престижную фирму, благодаря связям свекра, быстро про­двигалась по службе. Но тут — новая неприят­ность. И крупные чиновники порой слетают  с должностей. Убрали свекра Алисы. А жить-то красиво хочется! Так что случилось дальше?» 
— Нет! 
«Почему «нет»? Это так интересно». 
Телефонный звонок стал для Алисы спасе­нием. Однако радость тут же улетучилась. 
— Это Иван Владимирович. Зайди­те ко мне. 
— Хорошо. 
Более всего ей не хотелось каких-либо объяснений. Увы, этого не избежать. 
…Огромный черный котище злобно за­урчал!.. 
  
* * * 
  
Иван Владимирович — невысокий, коре­настый человек пятидесяти двух лет выглядел опустошенным. Обычно подтянутый, с молодцеватой статью, он сейчас сгорбился и казал­ся настоящим стариком. Он молча предложил Алисе сесть. Она подчинилась и внутренне приго­товилась к неприятному разговору. 
— Наверное, слышали, я ухожу из компа­нии, — сказал Иван Владимирович. 
Лицо Алисы стало каменным. 
-… Завтра вас назначат на мое место. 
И опять она приняла его слова безучаст­но. 
— Я отдал компании пятнадцать лет… Да, ровно пятнадцать лет назад я пришел сюда. Сколько тогда было вам? Десять? 
— Одиннадцать. 
— Что ж, пора уступать дорогу другим. Ста­рое всегда уступает место молодому. 
Алиса знала, как тяжело будет Ивану Вла­димировичу устроиться на работу (все-таки пятьдесят два!). Знала, что у него больная жена, которой требуются дорогостоящие ле­карства, и десятилетний сын. По-человечес­ки жаль его! Но она не может отказаться от такой заманчивой перспективы: коммерческий директор компании! 
— Я огорчена, Иван Владимирович, вашим уходом, — осторожно заметила Алиса. — Вы многому научили меня. 
И сразу осеклась под взглядом бывшего шефа. 
— В нашу генеральную дирекцию попал ­любопытный документ. Кто-то проделал большую, скрупулез­ную работу, чтобы доказать, будто именно я ви­новат в последних наших провалах на финан­совом рынке. Мне ставится в вину не просто некомпетентность. Но и делается намек на возможную связь с конкурентами. 
— Какая низость! — щеки Алисы вспыхну­ли от благородного негодования. 
— Не знаете, кто мог меня так оговорить? 
— Нет! 
Иван Владимирович замолчал. Пауза показалась невыно­симой. 
— Итак, Алиса, вам двадцать шесть. Пре­красный возраст! И завтра вы уже займете пост коммерческого директора. 
— Мне не нравятся подобные намеки, Иван Владимирович. У вас есть доказательства, что это я?.. 
— Доказательств нет. Генеральный решил не предавать дело огласке,  но согласил­ся с выводами анонима. 
— Опротестуйте решение об увольнении в суде. 
— Я не столь наивен. Я все равно проиг­раю. И вы это хорошо знаете. 
— Чего же вы хотите? Фактически вы меня обвинили невесть в чем. Я не виновата, что выбор дирекции, с которой у вас конфликт, пал на меня. 
— Я просто хотел посмотреть вам в глаза. 
«Раз… жила девочка Алиса — прекрасная, добрая девочка. Однако ей хотелось много­-много денег и много-много власти…» 
— И вам только двадцать шесть! 
«Два, три уже было. А вот и четыре!» 
— У вас что-то еще, Иван Владимирович? 
— Только одно: ты думаешь, девочка, что завоюешь мир? Нет, ты потеряешь его! Поте­ряешь мир, полный красок и человеческой теплоты. А приобретешь холодное, расчетли­вое Зазеркалье. 
Алиса выскочила из кабинета и понеслась по коридору, терзаемая вопросом: «Откуда он узнал?» 
Трое мужчин в рабочих спецовках тащи­ли что-то тяжелое. Поравнявшись с ними, Алиса увидела что это…зеркало. Большое­ пребольшое зеркало! 
Страх гнал ее дальше, но любопытство заставило взглянуть на свое отражение. Она остолбенела.. . 
Алиса из Зазеркалья сидела в кожаном кресле за огромным столом из красного дере­ва и, опустив голову, что-то писала в компьютере. Обстанов­ка ее кабинета поражала роскошью. 
Включив телефон, все так же, не поднимая головы, она начала отдавать распоряже­ния тихим, властным голосом. Ее губы вдруг стали тонкими, их скривила усмешка. Блестел кровавый лак на ногтях длин­ных тонких пальцев… 
Рабочие удивленно посмотрели на Али­су, и, словно специально, поставили зеркало перед ней. Алиса понимала: ей нельзя туда смотреть! Однако так хотелось увидеть гла­за зеркального двойника! 
И вот двойник поднял голову. Но глазни­цы были… пустыми. Алиса в ужасе закрича­ла. Последнее, что ей врезалось в память — вырывавшееся из тех глазниц голубое пламя. 
 Она потеряла сознание. 
  
* * * 
  
В нос ударил резкий, неприятный запах. Алиса очнулась и увидела склонившееся над ней строгое лицо седой женщины. Это — Ма­рия Сергеевна, работающая здесь врачом. 
— Ну и напугали вы всех, милочка. 
— Где я? 
— В нашем медпункте. Как себя чувствуе­те?.. Пульс в норме… 
— Да, да, мне лучше! 
— Что же все-таки с вами произошло? Ра­бочие сказали, что вы подошли к зеркалу и вдруг упали. 
— Сама не понимаю, как такое получилось. 
— Вы ведь лежали в прошлом году в боль­нице? 
— Обычное обследование. 
(Ни в коем случае нельзя допустить, что­бы Мария Сергеевна узнала про ее болячки. Это может помешать дальнейшей карьере Алисы!) 
— Я пойду. Работа ждет. Осталось несколь­ко непроверенных отчетов. 
— О чем вы говорите! — воскликнула Ма­рия Сергеевна. — Отдых! По крайней мере, несколь­ко дней. 
Алиса решила не спорить с врачом, дабы та не пожаловалась начальству и не нагово­рила лишнего. 
— Вы правы. Я немного утомилась. У нас был тяжелый период. 
— Выписываю вам бюллетень и лекарство. 
— Спасибо. 
Алиса ощутила невероятное облегчение, когда покинула здание компании с его бесчис­ленными зеркалами. Но, оказавшись на ули­це, поняла: радоваться нечему. Город — это сплошные зеркала; они — в витринах магазинов, ресторанов, всевозможных офи­сов. И каждое зеркало просвечивает ее, точ­но рентген. 
— … Эй, красавица! — услышала Алиса чей-то крик. 
Женщина в длинном цветастом платье, с иссиня-черными волосами и жгучими черными глазами улыбалась, свер­кая двумя рядами золотых зубов: 
— Давай погадаю! 
Алиса терпеть не могла гадалок и хотела тотчас уйти, но та буквально вцепилась ей в рукав: 
— Он… Он тебе поможет. 
Перед Алисой на цепочке раскачивалось нечто. Она так и не поняла: человек это или зверь? Черное лицо было абсолютно безно­сым, как будто этот нос кто-то вырвал прямо с мя­сом. Вываливающийся изо рта длинный язык трепетал от ветра и тянулся, тянулся к Алисе, словно собираясь лизнуть ее. 
— Купи у меня этот амулет! Купи! — не унималась гадалка. — Разве тебе не нравится сей красавчик? 
И она захохотала. А маленькие щелочки­ глаз чудовища сердито блеснули. Алиса почувствовала, что перед ней не просто игрушеч­ный деревянный идол, а живое чудовище. И это именно оно вырвалось из Зазеркалья. А затем совершило подлость про­тив Ивана Владимировича. 
Глаза-щели чудовища пытались создать вокруг Алисы непроходимую стену. Остава­лось лишь небольшое пространство, но и оно было ареной, на которую вот-вот выскочит стадо разъяренных быков… 
Закрыв лицо руками, Алиса побежала. А вслед раздавались непрекращающийся хохот черноволосой цыганки и ее едкие просьбы «ку­пить красавчика». К счастью, кошмар наконец закончился. 
Закончился? 
Вокруг – сотни тысяч зеркал
Она все-таки добралась до своего подъез­да. Но что дальше? Огромное зеркало в при­хожей уже ждет ее! 
Невдалеке крутился Петька — соседский двенадцатилетний мальчишка. В голове у Али­сы возник план. 
— Петька, иди сюда. Хочешь заработать? 
 Веснушчатое лицо паренька вытянулось. Он при­гладил лохматые вихры: 
— Сколько? 
«Надо же, даже не спросил, что нужно де­лать!» 
— Немного, Петька. Но ведь и работа пус­тяковая. Вот ключ от моей квартиры. Сними с кровати покрывало. И плотно накрой зеркало при входе. Только обязательно плотно! 
 — А зачем? — полюбо­пытствовал Петька. 
 — Вот это тебя не касается. На сотню! Мало? Две!
 Довольный Петька убежал и через не­сколько минут вернулся: 
  — Я все сделал. 
  
* * * 
  
С бьющимся сердцем, словно в квартире находится взрывное устройство, Алиса поднялась к себе. Петька не обманул, и теперь большое покрывало закрывало от Алисы страшное Зазеркалье. Было видно, как зеркало тряслось, как пыталось скинуть с себя сковавшую его материю, как отчаянно взывало к Алисе. 
Довольная, она показала ему язык. Про­шмыгнула в спальню, в полном изнеможении упала на кровать. Она твердо решила начать новую жизнь. Первое, что сделает, — расскажет руководству, что не только подала анонимку, но, главное, сама, за спиной Ивана Владимировича, сорвала ряд выгодных для компании операций, а потом ловко подставила своего шефа. 
«Конечно, меня уволят. Ну и пусть! Я дол­жна остаться человеком!» 
 Раздался оглушительный взрыв, словно рухнули и разбились все зеркала в городе. И только тоненькие голоса осколков еще пыта­лись запугать Алису вопросом: «Что дальше?» 
Ей надо было отвергнуть этот вопрос, но она поддалась искушению и тоже спросила себя: 
— А дальше
Дальше: она — на бирже труда, получает очередной отказ. Зарплаты мужа едва хватает, чтобы покрыть коммунальные расходы. Уставшая, раздавленная, она идет по улицам, и толь­ко ветер колышет ее изношенное платье. 
А мимо, на «мерседесах» и «тойотах» про­езжают другие Алисы, которые не боятся таин­ственного Зазеркалья. Она смотрит на них и мысленно кричит себе: 
— Какая же ты дура! 
— … Да, Алиса, ты дура! — слышит она обидные слова из проезжающего черного ли­музина. Стекло опускается, высовывает­ся довольное лицо Ивана Владимировича, он весело подмигивает: 
— Спасибо! 
Лимузин улетает прочь, а Алиса остается на бобах… 
—  Вот видишь!.. — голоса зеркал окрепли, слились воедино. Это был уже настоящий, ласкающий слух хор. 
— Вижу! — в оцепенении пробормотала Алиса. 
Она услышала треск. Трещало зеркало в прихожей. Зазер­калье окончательно завладело всем в доме Алисы.
«… иди к нам! Здесь так хорошо!..» 
— Но те пустые глазницы?.. 
«Тебе просто показалось». 
Ласково манящий хор пел о невероятных перспективах в жизни. 
«К нам!.. К нам!..» 
Алиса не выдержала, бросилась к зерка­лу, сорвала покрывало. Теперь ее отражение выглядело иным: полная достоинства, слегка надменная краса­вица с бриллиантовой диадемой в волосах. А глаза сияли под стать бриллиантам! 
Алиса не могла отвести от красавицы взо­ра и лишь повторяла: 
 — Неужели это я? 
«Конечно, ты! Теперь видишь, тебе толь­ко показалось… насчет пустых глазниц…» 
 — Да! Да!    . 
«Что тебе какой-то Иван Владимирович! Впереди — блестящая карьера и блестящая жизнь!» 
— Да! — в экстазе повторила Алиса. Последние сомнения вот-вот рухнут. И тогда Зазеркалье спросило: 
«Ты моя?» 
— Да! 
По зеркалу прошла ко­сая трещина, которая все увеличивалась. Алиса с ужасом увидела, как из нее начало вылезать уже знакомое черное, безносое лицо деревянного идола. Она зак­ричала. Но было поздно. Чудовище прыгнуло, и его губы в одно мгновение сли­лись с губами Алисы. Она почувствовала, как его острые зубы откусили ей язык и перемалывают, перемалывают его! 
Затем настала очередь прекрасного лица Алисы. В течение нескольких секунд черный идол выел ее щеки, откусил нос, уши. Теряя сознание, она еще успела увидеть, как чудовище, причмокивая от удовольствия, со­бирало с пола куски ее плоти и вылизывало стекающие на пол ручейки крови. 
  
* * * 
  
…Перед ней — нескончаемая стеклянная стена. Через нее Алиса увидела Валерия. Муж в волнении ходил взад-вперед по квартире, звонил в полицию. Она услышала его умоля­ющий голос, когда он просил помочь отыскать жену. 
Она пыталась позвать его из своего зато­чения. Однако, не имея языка, могла лишь бессвязно мычать. Алиса била по стене рука­ми и ногами — но все бесполезно. Стена ока­залась на редкость прочной и звуконепрони­цаемой. 
От холода ныли кости. Здесь, в Зазерка­лье, — царство вековых льдов! 
Алиса коснулась лица, хотя лицом его назвать уже невозможно. Это была обглодан­ная маска скелета, где оставались живыми только глаза. 
Она стонала. К ее стону присоединились другие — такие же, лишенные лиц, безмолв­ные созерцатели своих мифических взлетов…

One Comment on “АЛИСА В ЗАЗЕРКАЛЬЕ: СОВРЕМЕННАЯ ВЕРСИЯ”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.