Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Валерий Масленников: считаю — изменения необходимы

РЭУ им.Плеханова можно назвать вузом образцового содержания. Во всяком случае, именно это определение приходит на ум, когда ты оказываешься в его просторном холле, идешь по этажам, заглядываешь в аудитории.

О проблемах, перспективах высшего образования я побеседовала с Валерием Масленниковым, профессором, доктором экономических наук, почетным работником высшего образования РФ, членом союза писателей РФ, заведующим кафедрой теории менеджмента и бизнес-технологий.

Т.Веснина: Каковы, на ваш взгляд, положительные изменения, произошедшие в системе образования.

В.Масленников: За последнее время российская система образования претерпела довольно много различных изменений, а также нововведений. И смена министра образования непосредственно связана с этими процессами. Государство далеко не удовлетворено настоящим положением в сфере образования. Поэтому желательно разобраться: а что, собственно, происходит в этой сфере?

Хочу отметить три положительных момента. Первый, работодатель стал заходить к нам в университет, сначала формально, а потом уже более целенаправленно. Он заинтересован в том, чтобы при составлении учебных программ, было ясно: специалистов какого профиля выпустит наш вуз. Будут ли они востребованы в его производстве.

На кафедре мы открыли новое направление: «Менеджмент торговых сетей». Такие крупные сети, как Ашан, М.Видео, Перекресток, знакомятся с содержанием наших учебных программ.

Второй, ребята приходят к нам с новым клиповым мышлением, т.е. они не умеют мыслить с помощью абстрактных понятий. Мы же учим их соединять эти клипы в единую конструкцию. Поэтому процесс обучения сводится к тому, каким образом собрать из известных элементов новое видение менеджмента, экономики предприятия.

Нельзя не отметить, что фундаментальная подготовка студентов утеряна. Раньше уделялось значительное внимание учениям, например, Гегеля, Фейербаха и пр. А потом возникал вопрос: а что с этими знаниями делать?

Третье, поменялась сама технология обучения. Появилось дистанционное обучение, имеющее свои плюсы и минусы. Минус – отсутствие педагога, контакт с которым, бесспорно, необходим для лучшего и более быстрого понимания учебного материала. Плюс – масса людей получила доступ к информации, которой раньше была лишены. Но тут уже необходимо решать: каким образом эту информацию переводить в знания?

Относительно дистанционного обучения, мое мнение таково: без преподавателя, без живого общения – учить молодежь невозможно.

Даже если вживать чипы – ничего не получится. Да, будет информация, но не будет знаний.

Т.Веснина: В этом году конкурс баллов ЕГЭ для поступающих в ваш университет был больше или меньше, по сравнению с предыдущими годами?

В.Масленников: Меньше. В прошлом году все вузы решили поднять средние баллы ЕГЭ, и студенты пошли в частные учебные заведения, где требования к баллам ниже. В результате был потерян значительный контингент, что вызвало проблемы с финансированием вузов. Поэтому в этом году все вузы чуть понизили баллы ЕГЭ для поступающих на конкурсной основе на бюджетные места, в первую очередь. И в результате доступ к образованию получило большее количество студентов. Но тенденция следующая − сокращение количества бюджетных и общих мест в университете.

Например, объединились три вуза: Российский государственный торгово-экономический университет (РГТЭУ), Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МГУЭСИ) и Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова РЭу им.Плеханова, а общий набор студентов снизился.

Т.Веснина: И на бюджетные места, а почему? Нет финансирования?

В.Масленников: Да, финансирование бюджетных мест снижено, с одной стороны, у государства сегодня нет столько денег, сколько было раньше. А с другой − может, действительно формат поголовного обучения в университете не всегда правильный.

Существует еще целая сеть средних профессиональных учреждений, обучение в которых достаточно для многих видов деятельности. А человек, стремящийся получить высшее образование, может быть, должен делать это в течение всей жизни.

Т.Веснина: Вероятно, количество поступающих на платные места сократилось из-за потери уровня доходов в семьях?

В.Масленников: Это тоже имеет место, но не в качестве главного фактора. Потому что когда родители платят за обучение своего ребенка в высшем учебном заведении, у них происходит снижение налоговых выплат. То есть по существу можно бесплатно учить за счет снижения своих отчислений с заработной платы. Достаточно представить справку, договор в налоговую инспекцию и тогда возвращают вычтенные 13% НДФЛ в качестве компенсации расходов на обучение.

Т.Веснина: Каково соотношение между обучающимися на платной и бюджетной основах?

В.Масленников: Раньше было 40% на 60%. Сейчас 30% на 70%. Думаю, дойдут 20% на 80%. И на этом остановятся.

Т.Веснина: Но тогда должен сокращаться и штат преподавателей?

В.Масленников: Безусловно, т.к. существенно снижается нагрузка. Прибавьте к этому новые стандарты образования: раньше специалиста готовили 5 лет, сейчас степень бакалавра получают через 4 года. Происходит уменьшение аудиторных занятий.

По итогам года мы ожидаем сокращение преподавательского состава на нашей кафедре на 20-25%. Сейчас вводится новое положение – эффективный контракт. Преподаватели проходят рейтингование, чтобы определить наиболее результативных из них.

Т.Веснина: Каким образом? Наверное, по оценкам студентов?

В.Масленников: Студенты тут вообще ни при чем. Имеется в виду количество статей и монографий, опубликованных в журналах, имеющих определенный статус, такие, как ВАК — перечень рецензируемых научных изданий, журнал Скопус – международная база цитирования. Сейчас каждый преподаватель обязан раз в три года опубликоваться в Скопусе. А сделать это не просто.

Т.Веснина: Большая очередь?

В.Масленников: Да, и особенно по экономике и менеджменту. Принимается также во внимание индекс цитирования, участие в грантах. Вот таким образом измеряется потенциал педагога.

Конечно, любую идею можно довести до абсурда. Бывает и такое: научный потенциал у человека слабенький, а он все время публикуется.

Но, наверное, то, что предлагается, все-таки правильно. А как по-другому? Я сам задаюсь вопросом: каким образом определить потенциал профессора или доцента? Он нравится студентам? Но, может, у него хорошо поставленный голос, удачные слайды. Ведь сути проблемы студенты могут и не понимать.

Высшее образование всегда отличалось инерционностью. Его результат будет виден спустя лет 5-6. Но сейчас на это времени нет. Преподаватель должен готовить суперспециалистов, которые проявят себя чуть ли не в первый год работы. А это невозможно.

Т.Веснина: Когда я училась в институте, нам говорили, что мы должны стать специалистами широкой квалификации, а мы ездили на картошку, изучали политэкономию социализма, бесконечные съезды РСДРП… В результате, можно сказать, мы знали все, кроме своей специальности. А как сейчас?

В.Масленников: Высшее образование – это не прикладная деятельность. Если хочешь заниматься только ею, − иди в колледж, получай профессию парикмахера, медсестры, дизайнера. Однако в настоящее время усиливается прикладная направленность обучения выпускника вуза. Но как это в точности сделать, пока ясного решения нет.

Чтобы познать практику – надо жизнь прожить. Поэтому у нас в университете происходит как бы сочетание старой советской школы, когда дается общее концептуальное видение проблемы, и практики.

Предприниматели устраивают у нас тренинги, мастер-классы и т.д. Студентов учат, как работать на кассе, принимать товар, оформлять больничные листы и т.д. Другими словами, к работодателю приходит образованный человек, которого он готовит к потребностям сферы своей деятельности.

Т.Веснина: Одна из преподавателей вашей кафедры, Марина Холод, долгое время работала в Японии. В своем интервью она отметила огромную разницу в техническом оснащении наших и японских вузов. Какие новшества вы хотели бы видеть в университете им.Плеханова? Что, по-вашему мнению, сейчас необходимо студентам прежде всего?

В.Масленников: Виртуальный офис с полным функционалом. Тренажер для менеджмента, где можно сделать полный документооборот, пообщаться с клиентом, задать вопросы, принять и оформить заказ, сформировать финансовые отчетности. То есть – визуализация менеджмента. Сейчас многим построение менеджмента без наглядности просто непонятно. Это проблема, которую придется решать в ближайшее время.

Т.Веснина: А где взять средства? Что, кстати, с финансированием? Хотя бы по сравнению с прошлыми годами?

В.Масленников: Стало хуже. У государства средств нет. Поэтому высшие учебные заведения вынуждены заниматься предпринимательской деятельностью, т.е. находить такие источники дохода, которые можно направить непосредственно в свой вуз.

Я полагаю, что это не плохо. Согласитесь, как можно сделать научную работу и ничего конкретно не предлагать, не продавать? Получается, что у такой работы нет никаких результатов.

Напротив кинотеатра «Пушкинский» висит гравюра, сделанная в тридцатые годы: мужик с молотом что-то там хочет ковать. И подпись: «Он тебя прокормит». Но это неправда. Вся наша надежда на людей, которые сами себя прокормят.

Т.Веснина: А Пушкин? У него очень часто были денежные затруднения.

В.Масленников: Пушкин за счет издания своих поэм и стихов жил, кстати, неплохо. И Н.Гончарову кормил и других милых женщин. Маяковский вообще придумал – одно слово, одно предложение, одна строчка. А платили построчно.

Т.Веснина: И его тоже разорили женщины.

В.Масленников. Да, целых три.

Т.Веснина: В чем разница между студентами советского периода и нынешними?

В.Масленников: Я думал над этим вопросом. Ребята, которые приходили к нам 15-20 лет назад были любознательными. Они читали журналы «Юный физик», «Юный химик», «Юный биолог» и др. Им все было интересно. Сейчас – любознательных мало. Все будто бы всё знают, всё изучили. А в глубь вещей не проникают. Но я не скажу: хорошо это или плохо.

Т.Веснина. Но если они не будут заглядывать в глубь, то и не узнают сути предмета.

В.Масленников: Будут знать что-то другое. Но меня, по крайней мере, никто из студентов после лекции не останавливает и ни о чем не спрашивает. Сейчас они просто другие.

Т.Веснина: Был такой киножурнал «Хочу все знать», и он начинался с девиза: «Орешек знанья твёрд, но всё же мы не привыкли отступать!» Так как, с Вашей точки зрения, этот орешек раскусить?

В.Масленников: Полагаю, что необходимо переходить к системе самообразования. Хотя это очень трудно. Самообразование – единственный путь, благодаря которому можно чему-то научиться в жизни. Если занимаешься чем-то интересным, то постоянно что-то познаешь.

Я отношусь к жизни позитивно и считаю, что изменения необходимы, а то, что мы вспоминаем прошлое, не отрицает того нового, что сейчас появляется.

Поделиться:

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.