Елена Данилина. Первый шаг

В жизни важен первый шаг, причем в любом направлении, этот шаг   очень робкий и многое зависит от того, кто находится рядом, кому доверяешь опасения и рассчитываешь на поддержку.   Первый шаг во взрослом возрасте незабываем. Спустя время      воспоминания первых ощущений становятся ярче. 

Как часто, приходя в храм на всю службу или на ее небольшую часть слышим знакомые   мелодии. Слова не известны, порой даже нет возможности их разобрать, но   смысл понятен.  Как это объяснить? Причем узнаваемость мелодии   приносит   чувство   уюта и что-то знакомое и родное оказывается с тобой рядом, создавая особую атмосферу праздника или раздумий.  Невольно вспоминаются слова Генрих Гейне: «Там, где кончаются слова, начинается музыка». Так ли это в Храме? 

Запоминаемые песнопения, которые знакомы каждому, даже новичку называются тропари и кондаки. Именно они исполняются при проведении молебнов для исцелении болящих, что тоже является показательным. Здесь вспомнилось событие нашего народного хора Новодевичьего монастыря, когда    одна из певчих разместила в общем чате приглашение желающим  поучаствовать в молебне о болящих      в Национальном медицинском исследовательском центре онкологии им. Н. Н. Блохина. 

Центр онкологии… в последние пять лет жизни мой супруг являлся его пациентом. Были операции, наблюдение, консультации, но всегда, каждый день мы были вместе и   невозможно   забыть глаза пациентов, которые, находясь там ценят каждую секунду своей жизни, которые радуются солнечным лучам, попавшим в палаты, дождю и облакам за окнами палат, каждому, кто приходит их навестить и пусть даже не говорит слова поддержки, а просто молча посидит рядом и послушает, что малознакомые люди им рассказывают о своих переживаниях или радостях, зная  что продолжительность их жизни   измеряется днями, часами или минутами.      Это не обычный центр. Это место, где по-особому воспринимается не только жизнь, но и слова, взгляды окружающих.   Поэтому, когда поступило такое предложение участия в молебне то я моментально записалась в добровольцы, я не могла поступить по-другому, считая, что может после молебна хоть один пациент, даже один исцелится.

Я вспомнила, первое занятие наших курсов, когда    услышала знакомый мотив, не зная, что это тропарь. Затем, прочитав в раздаточном материале текст   и услышав пояснения как его поют, смогла вместе со всеми его спеть. С первого раза.   Видимо не случайно на первом занятии его и взяли для примера изучения по причине простоты. Но участие в молебне, это несколько другое пение и требовало особой подготовки для такого новичка, как я.  Началась подготовка к знаменательному дню. Было сложно, тем более, что я не знала даже какие тропари будут петь. Организаторы молебна сказали, что тропари самые известные. Как показало время, мы на курсах и учили те тропари, которые пели затем на молебне.  Но мне надо было учить и слова, и мотивы, и даже учиться вступать в тоны, которые будут у священника, т.е. подготовка была колоссальная. Я не буду подробно расписывать алгоритм запоминания тропарей, т.к. не владею этой методикой, но результат учебы оказался достойным.

 В день Всех святых, 23 июня 2019 года, в назначенное время я приехала в Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н. Н. Блохина, где уже стали собираться   певчие. Нас было много, в том числе и из нашего народного хора. Стояла тишина. Каждый был погружен в свои мысли. Проходили по холлу пациенты, врачи, больничный режим шел своим чередом. Организация мероприятия была на очень высоком уровне, каждая мелочь была продумана и выполнялась от души и искренно. Мы вышли на улицу, на площадь перед центральным входом в больницу, где собрались более 50 священников из Москвы и 30 регионов России во главе с епископом Орехово-Зуевским Пантелеимоном.

И начался молебен, на котором  присутствовали и врачи, и пациенты, которые могли выходить на улицу и певчие. Нас всех объединяло одно: наши молитвы об исцелении должны быть услышаны. После общего молебна священники и певчие пошли в здание больницы для посещения палат.

Я была определена с   одной певчей к молодому священнику. Я так волновалась, что не смогла запомнить его имя, помню, что приехал из Калуги. Пока мы шли, я успела сказать свои опасения, что мало знаю тропарей, но очень хотела принять участие и очень готовилась к этому дню. Батюшка очень внимательно выслушал и успокоил, сказав, что он тоже будет петь и все будет хорошо. Нас направили для молебна в приемное отделение.  

Батюшка шел    по отделению, окропляя Святой водой. Мы следовали рядом и пели тропари. Те, что я знала, те, что у меня получались и которые выучила за небольшое время.   Что я чувствовала? Рядом был Батюшка, его уверенность и покой передавался всем, не только мне. От него шел свет добра и теплоты. Он пел молитвы и наше участие в пении тропарей было гармоничным. По другому быть не могло, т.к. пели даже не мы, пели Ангелы, а мы им помогали. Но состояние пения тропарей было отличительным от того, что присутствовало на курсах. На занятиях все внимание было на преподавателя, на рекомендации, на объяснение, но свое исполнение и постоянные коррективы-коррективы-коррективы. Но только благодаря замечаниям, исправлениям ошибок получилось запомнить мелодии и текст не только наизусть, а тропари заняли часть сердца. В больнице же пение тропарей и молитвы священника объединялись в одно целое, включая всех присутствующих. Кто-то из врачей тоже тихонько нам подпевал, а по-другому быть не могло. Молитвы ведь объединяют всех, т.к. они идут от сердца.  Мы проходили по зданию   больницы, по его первому этажу. Нам встречались пациенты, они останавливались, и батюшка окроплял каждого Святой водой с молитвами об исцелении. 

Молебен завершился. 

    Спустя годы приходит понимание того, что именно этот первый шаг был одним из самых важных в моей жизни.

    Наша вторая беседа  о пении, восприятии музыки в тропарях и кондаках.         Почему так легко и понятно музыка укладывается в памяти, а выученная мелодия не забывается?  Я обращаюсь к преподавателю с просьбой объяснить музыкальную составляющую тропарей и кондаков, помня свой первый шаг в запоминании мотивов.

    Итак….

    Мой собеседник руководитель певческо-регентских курсов Колобанов Алексей Владимирович.

    — Алексей Владимирович, некоторое время назад в онкологической больнице им. Блохина был совершен молебен о всех болящих и тогда приглашали певчих-волонтеров. Я тоже записалась певчей, и Вы научили петь тропари и кондаки. Почему именно тропарям и кондакам отдается предпочтение?

    — Уважаемая Елена Ивановна, в современной богослужебной практике, пение тропарей вначале молебнов, стало явлением повсеместным.

    «Тропарь и кондак – это некая концентрация всех богослужебных текстов: самые сжатые, самые яркие и самые емкие тексты праздника» (М.С. Красовицкая).

    Именно за краткость и емкость эти богослужебные тексты стали наиболее используемы в чинопоследовании молебного пения.

    Надо сказать, что тропари и кондаки поются не только на молебнах, а включены в состав всех служб суточного круга.

    Однако, восприятие тропарей и кондаков сейчас и раньше, было немного различным.

    Вначале своего существования, тропарь мало чем отличался от стихиры, и, при исполнении, чередовался с пением стихов, как правило из Псалтири, или из Пророческих песен. В этом проявлялась связь Священного Писания и Священного Предания, их взаимопроникновение друг в друга. Именно потому, что тропари перемежались с пением стихов, прослеживается закономерность: чем древнее тропарь, тем он наиболее краток. Примером может послужить тропарь великомученику Пантелеимону: «Страстотерпче святый и целебниче Пантелеимоне, моли Милостиваго Бога, да прегрешений оставление подаст душам нашим».

    Позднее, положение тропаря изменилось, он стал представлять собой центральное место в службе, и, как следствие, увеличился объем текста, например посмотрите тропарь Казанской иконе Божией Матери: «Заступнице усердная,/ Мати Господа Вышняго,/ за всех молиши Сына Твоего, Христа Бога нашего,/ и всем твориши спастися,/ в державный Твой покров прибегающим./ Всех нас заступи, о Госпоже, Царице и Владычице,/ иже в напастех, и скорбех, и в болезнех обремененных грехи многими,/ предстоящих и молящихся Тебе умиленною душею/ и сокрушенным сердцем/ пред пречистым Твоим образом со слезами/ и невозвратно надежду имущих на Тя,/ избавления всех зол,/ всем полезная даруй/ и вся спаси, Богородице Дево:// Ты бо еси Божественный покров рабом Твоим». Конечно, чередование со стихами таких вместительных тропарей уже очень неудобно.

    Теперь, выражая наиболее кратко, емко и торжественно, нежели другие богослужебные тексты, суть празднуемого события, тропарь и стал широко употребляемым в том числе и в чине молебного пения, а также в других случаях, например, в чине «славления» в Навечерии Рождества Христова, когда священнослужители после отпуста Вечерни или Литургии поют «велегласно» (то есть громко и торжественно) тропарь и кондак праздника. Кстати сказать, этот чин, в современной богослужебной практике, зачастую имеет место быть и в другие храмовые праздники, обычно в конце Литургии, после заамвонной молитвы.

    «Песни вечерни, возрастая в своей торжественности, заканчиваются высшим из всех видов церковного песнопения – тропарем, самое название которого (τροπάριον, от τρόπος = ήχος, глас, напев) указывает на особую сложность и богатство мелодии для него. В каждом гласе тропарный напев составляет венец всех других напевов […] Поэтому тропарь на всех службах в ряду других песнопений занимает самое почетное место, открывая их ряд, как на утрене, завершая его, как на утрене же и вечерне, или заменяя все другие роды песнопения, как на литургии и на часах» (Михаил Скабалланович. Толковый Типикон).

    Но и древняя практика обращения стихов и тропарей дошла и до нашего времени, мы можем слышать ее каждый раз на Пасхальной службе и потом всю Светлую Седмицу, когда вначале Вечерни, Утрени или Литургии исполняется, так называемое «Пасхальное начало», и тропарь Пасхи, соединяясь со стихами исполняется следующим образом:

    Предлагаю послушать «Пасхальное начало» в исполнении хора Сретенского монастыря:

    Хор (тропарь): Христос воскресе из мертвых,/ смертию смерть поправ// и сущим во гробех живот даровав. (Трижды)

    Духовенство, велегласно (тропарь): Христос воскресе из мертвых,/ смертию смерть поправ// и сущим во гробех живот даровав. (Трижды)

    Духовенство (стих): Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его,/ и да бежат от Лица Его ненавидящии Его.

    Хор (тропарь): Христос воскресе из мертвых,/ смертию смерть поправ// и сущим во гробех живот даровав.

    Духовенство (стих): Яко исчезает дым, да исчезнут,/ яко тает воск от лица огня.

    Хор (тропарь): Христос воскресе из мертвых,/ смертию смерть поправ// и сущим во гробех живот даровав.

    Духовенство (стих): Тако да погибнут грешницы от Лица Божия,/ а праведницы да возвеселятся.

    Хор (тропарь): Христос воскресе из мертвых,/ смертию смерть поправ// и сущим во гробех живот даровав.

    Духовенство (стих): Сей день, егоже сотвори Господь,/ возрадуемся и возвеселимся вонь.

    Хор (тропарь): Христос воскресе из мертвых,/ смертию смерть поправ// и сущим во гробех живот даровав.

    Духовенство (стих): Слава Отцу и Сыну и Святому Духу.

    Хор (тропарь): Христос воскресе из мертвых,/ смертию смерть поправ// и сущим во гробех живот даровав.

    Духовенство (стих): И ныне и присно и во веки веков. Аминь.

    Хор (тропарь): Христос воскресе из мертвых,/ смертию смерть поправ// и сущим во гробех живот даровав.

    Духовенство (запевает тропарь): Христос воскресе из мертвых,/ смертию смерть поправ

    Хор (допевает): И сущим во гробех живот даровав.

    В отличие от тропаря, который в своем развитии проделал путь от стиха к центральному богослужебному тексту празднуемого события, кондак, наоборот, утратил свою полноту.

    Древний кондак представлял собой сложную поэтическую композицию, которая имела в себе от 8 до 40 строф-икосов. Вначале находились вступительные строфы (одна, или несколько), которые в современных изданиях называются кукулиями (в перводе с греческого – «капюшон»), или проимиями (в переводе – «вступление»). А далее следовали многочисленные икосы, которые, как правило, были объедены алфавитным или фразовым акростихом.

    Кондак наиболее полно раскрывал сущность празднуемого события.

    «Основателем такого рода церковной песни считается прп. Роман Сладкопевец (VI в.), сириец, певец Константинопольской св. Софии, и первым кондаком его, по преданию, спетым по особому небесному вдохновению, был кондак на Рождество Христово «Дева днесь», – разъясняет М. Скабалланович. – К этому кондаку приложены 24 икоса с тем же заключением, что в кондаке: «Отроча младо Превечный Бог», имеющие акростих: τοϋ ταπεινού Ρωμανού ό ΰμνος (ниже можно увидеть) – «смиренного Романа гимн».

    Проимием кондака Рождества Христова является «Дева днесь Пресущественнаго раждает, и земля вертеп Неприступному приносит: ангели с пастырьми славословят, волсви же со звездою путешествуют: нас бо ради родися Oтроча младо, Превечный Бог.» — то, что сегодня мы и называем кондаком этого праздника, и то, что было лишь вступлением гимна из 24 строф, называемого кондаком тогда. Непосредственно к кондаку примыкают икосы, сейчас мы в богослужении используем только первый, а всего их было, как сказано выше – 24, вот они (русский перевод диакона Сергия Цветкова, впоследствии иером. Иакова):

    1) (Τὴν) Вифлеем открыл (нам) Едем, – приидите, увидим; мы нашли наслаждение в скрытном (месте), – приидите, получим райское (веселие) внутри пещеры: там явился Корень ненапоенный (влагою), произращающий прощение; там явился Кладезь неископанный, из котораго прежде сильно желал пить Давид; – там Дева, родившая Младенца, тотчас утолила жажду Адама и Давида. Посему приидем к сему (месту), где родился Младенец новый, Превечный Бог!

    2) (Ὁ) Отец, по благоизволению, соделался Сыном Матери, Спаситель детей возлежал в яслях Дитятею. Познав Его, Родительница говорит: «Что это, Дитя (Мое)! (Скажи Мне), как Ты всеялся в Меня, и как возродился во Мне? Вижу Тебя, утроба (Моя), и ужасаюсь; ибо млеком питаю, – и есмь небрачная; и хотя вижу Тебя в пеленах; но, вместе с тем, созерцаю девство Свое запечатанным; так как Ты сохранил оное, благоволив родиться (от Меня), Младенец новый, Превечный Бог».

    3) (Ὑψηλὲ) «Вышний Царю! Что Тебе с бедными? Творец небес! Для чего пришел Ты к земным, возвеселился в пещере и возрадовался в яслях? Вот, рабе Твоей нет места в этом жилище; – не говорю, – места (только), но нет пещеры; потому что и эта самая – чужая. Подлинно и Сарре, родившей дитя, дарована была в насдедие обширная земля: у Меня же неть (в наследие Мне) и теснаго ложа (ϕωλεὸς); Эту пещеру нашла Я, в которой Ты обитаешь по изволению Своему, Младенец новый, Превечный Бог».

    4) (Τὰ) Говоря тайно (Сама с Собою) такия слова, и усердно моляся Ведущему тайное, Дева слышит о волхвах ищущих Младенца, и тотчас (восклицает) к ним: «Что вы?» Α они к Ней: «Кто Ты родившая? Как Ты Такого родила? Кто отец Твой, и кто Ты родившая, – потому что соделалась Материю и Питательницею Сына не имеющаго (земнаго) отца? Мы, видев звезду Его, уразумели, что явился Младенец новый, Превечный Бог».

    5) (Ἀκριβῶς) «Подлинно, достоверно передал нам Валаам смысл слов, которыми пророчествовал, сказав, что имеет явиться звезда, уничтожающая своиме светом свет всехь гаданий и предвещаний, звезда разрешающая притчи мудрецов, их изречения и загадки; звезда, которая несравненно светлее видимой звезды; она как бы творец всех звезд; об ней предсказано было, что возсияет от Иакова Младенец новый, Превечный Бог».

    6) (Παραδόξων) Как скоро услышала Мариам чудныя сии слова, поклонившись Рожденному от Нея, со слезами говорила: «Велико для Меня, Чадо, – велико все, что сделал Ты с бедностию Моею. Ибо, вот, волхвы вне ищут Тебя; цари восточных (народов) домогаются видеть Лице Твое, и богатые в народе Твоем сильно желают видеть Тебя. Ибо действительно Твой – сей народ, для котораго Ты родился, Младенец новый, Превечный Бог».

    7) (Ἐπειδὴ) «Поелику же (это) народ Твой, Чадо, то повели им, да приидут под кров Твой, и да увидят нищету богатую, и честную бедность; Я же имею Тебя (Своим) богатством и похвалою, почему и не стыжусь; – в Тебе благодать и истина. Благоволи же ныне войти им в (сие) жилище Твое: Я нимало не забочусь ο бедности (Своей), ибо Я обладаю Тобою, как сокровищем, которое цари приходили видеть; ибо цари и волхвы искали, где родился Младенец новый, Превечный Бог».

    8) (Ἱησοῦς) Иисус Христос, по истине и Бог наш, таинственно прикоснулся к мыслям Матери Своея, говоря: «Введи тех, которых Я привел словом (Своим); ибо слово Мое есть то, которое возсияло ищущим Меня: оно по виду – звезда, но для разумеющаго есть сила. Она шла вместе с волхвами, как служащая Мне, и доселе еще стоит она, исполняя служение свое, и (своим) лучем показывает место, где родился Младенец новый, Превечный Бог».

    9) (Νῦν) «Итак, приими теперь, Непорочная, приими принявших Меня; между ними как бы Я в объятиях Твоих: но Я не удалился от Тебя, – и к ним сошел». И она отверзает двери, и принимает собрание волхвов: отверзает двери Дверь непроходимая, в которую Един Христос прошел; – отверзает двери Дверь заключенная, и ничего не украдено когда либо из сокровищь (девственной) Ея чистоты; – отверзла дверь Она сама, от которой родилась Дверь (спасительная), – Младенец новый, Превечный Бог.

    10) (Οἱ) И волхвы взошли скоро в жилище, и видя Христа, ужаснулись, когда увидели и Матерь Его, и обрученника Ея, и в страхе сказали: «Сей есть Сын без родословия. И как, (скажи нам) Дева, мы видим теперь обрученника в жилище Твоем? Рождение Твое не имело ли порицания; не было ли поносимо пребывание Иосифа в сожительстве с Тобою? Множество Ты имеешь ненавистников, выведывающих, где родился Младенец новый, Превечный Бог».

    11) (Ὑπομνήσκω) «Объясняю вам» сказала волхвам Мария, «для чего имею Иосифа в жилище моем: для обличения всех поносителей (Моих); ибо он сам разскажет, чтó услышал о Сыне Моем; ибо он во сне видел святаго ангела, который говорил ему, откуда Я зачала (во чреве): его, скорбнаго, просветил ночью Божественный огнь (о том), чтó его печалило. Посему-то живет со Мною Иосиф, объясняющий, кáк сей новый Младенец есть Превечный Бог».

    12) (Ῥητορέυσι) «Он разскажет все, чтó слышал; он ясно возвестит, чтó прежде он видел, – из небеснаго и из земнаго, чтó от пастырей, как вместе с земнородными прославляли песнями (Бога) огненые духи (ангелы); – о вас, волхвах, как (вам) предшествовала звезда светозарная и путеводящая вас. Посему, оставив прежде реченное, разскажите нам, чтó ныне было вам, откуда пришли (сюда), как вы уразумели, что явился новый Младенец, Превечный Бог».

    13) (Ὡς) Как скоро чистая (Дева) говорила, об этом им, (волхвам), эти светильники Востока Ей сказали: «Ты желаешь знать, откуда мы пришли и как? Из земли Халдейской, где не говорят: Бог Господь богов; – из Вавилона, где не знают, кто Творец света, который они чтут. Там взошла и нас подвинула (от почитания) огня персидскаго искра Младенца Твоего; оставив всепожирающий огнь, мы созерцаем теперь Огнь просвещающий: Младенца новаго, Превечнаго Бога».

    14) (Ματαιότης) «Все суета сует. Но между нами нет никого так размышляющаго: ибо одни заблуждают, а другие заблуждаются. Почему, Дева, благодарение мы приносим рождению Твоему, чрез которое мы избавились не только от заблуждения, но и от скорби во всех странах, которыя мы прошли, у всех безбожных народов, неизвестных нам языков, проходя землю, и отходя ее, со светильником звезды (сей), отыскивая, где родился Младенец новый, Превечный Бог».

    15) (Ἀλλ’) «Притом, когда мы имели сей самый светильник, мы обошли кругом весь Иерусалим, отыскивая точнаго (исполнения) пророчества; ибо мы слышали, что приидет Бог изследовать оный (Иерусалим), и со светильником мы проходили, желая видеть великую правду; но не нашлась она, потому что отнят был кивот его, с которым прежде соединялось его благополучие: древнее прошло, ибо все обновил новый Младенец, Превечный Бог».

    16) (Ναὶ) «Подлинно ли»! – говорит Мария сим верным (мужам), – «вы обошли кругом весь Иерусалим, тот самый пророко-убийственный город? И как вы безопасно прошли этот всем неприязненный город? Как опять вы скроетесь от нечестиваго Ирода, дыщущаго убийствами? Они же сказали ей: «Дева, мы не скрылись от него, но посмеялись над ним; мы обошли всех, спрашивая, где родился Младенец новый, Превечный Бог».

    17) (Ὅτε) Когда Богородида выслушала это от них, сказала им: «О чем спрашивал вас царь Ирод и фарисеи»? – «Сперва Ирод; потом, по его внушению, первые из народа Твоего тщательно выведывали от нас время являющейся ныне свезды; а узнавши, они, – как бы ненаученные, не пожелали видеть Того, Котораго старались узнать, так что спрашивающим необходимо было (самим) изследовать о новом Младенце, Превечном Боге».

    18) (Ὑπενόουν) «Несмысленные, они считали нас безумными, и спрашивали нас: Откуда и когда вы пришли? Почему не пошли всем известным путем? Мы же взаимно спрашивали их (о том),чтó они знали, (говоря им): От чего, прежде сего, вы еще скорее совершили путешествие по великой пустыне, чрез которуго проходили? Путеводивший выходцев из Египта, Он Самый привел и ныне (нас вышедших) из земли Халдейской к Себе, – тогда столпом огненным, ныне же звездою, показующею новаго Младенца, Превечнаго Бога».

    19) (Ὁ) «Звезда постоянно была нашею предводительницею, подобно как для вас Моисей, держащий при себе жезл, просвещающий светом Богопознания; вас древле манна питала и камень напоял, а нас исполняла надежда на сие; не желали бы мы теперь, насладившись радостию сего, возвратиться в Персиду, по совершении такого труднаго пути, – мы, желающие созерцать, покланяться, и славить новаго Младенца, Превечнаго Бога».

    20) (Ὑπὸ) Так было сказано свободными от заблуждения волхвами; Непорочною же все сие напечатлевалось (в сердце Ея), между тем как был при сем (Божественный) Младенец, указующий о Матери (Своей), после Ея, рождения, – на девственную чистоту Ея, а о волхвах – их неодолимый дух, равно как и самое путешествие. Ибо никто из них не оставил своего труда, подобно как не чувствовал труда Аввакум пришедший к Даниилу (пророк к пророку); ибо Явившийся пророкам, – Он Самый явился и волхвам, Младенец новый, Превечный Бог.

    21) (Μετὰ) После всех сих разсказов их, волхвы взяли в руки дары, и поклонились Дару даров и Миру миров, с золотом и смирною. Потом и ливан Христу принесли, вопия: «Приими дар тревещественный, как Серафимскую трисвятую песнь: не отвергни их (дары) как Каиновы (жертвы), но приими их в объятия, как Авелево приношение, ради Рождшей, от Которой нам родися Отроча младо, Превечный Бог».

    22) (Νέα) Непорочная, видя новые и блестящие дары в руках волхвов приносящих и припадающих, звезду путеводящую, пастырей поющих, молилась Ведцу всего сего и Господу, говоря так: «Ты Чадо Мое, принявший три дара, исполни три прошения для Рождшей Тебя: молюся Тебе ο (благорастворении) воздухов, о (изобилии) плодов земли и о (спасении) живущах на ней, яви милость Твою ко всем; потому что Ты родился от Меня, новый Младенец, Превечный Бог».

    23) (Οὐκ) «Ибо не просто Твоя Я Матерь, Благоутробное Чадо, и не потому, что питаю млеком Подателя млека; но за всех Я умоляю Тебя; Ты соделал Меня устами и похвалою всего рода Моего. Ибо вселенная Твоя имеет Меня сильным покровом, стеною и утверждением; на Меня взирают прежде изгнанные из рая Твоего: даруй им когда нибудь познать, что от Меня родился Ты, Младенец новый, Превечный Бог».

    24) (Σῶσον) «Спасителю! Спаси мир, – для него Ты пришел; утверди все (создание) Твое; ибо для сего Ты возсиял Мне, и волхвам, и всей твари: ибо, вот волхвы, которым явил Τы свет Лица Твоего, припадая к Тебе, приносят дары златые, прекрасные и весьма изысканные; ибо Я нуждаюсь в них, потому что намереваюсь отправиться в Египет, и бежать с Тобою, для Тебя, Путеводитель Мой, Сын Мой, Избавитель Мой, Обогатитель Мой, Младенец новый, Превечный Бог»!

    Мы сейчас в храмах уже поем ирмосы Рождественского канона, готовимся встречать праздник Рождества Христова, поэтому, раз уж у нас зашла речь о наиболее известном кондаке преподобного Романа Сладкопевца, который он исполнил на богослужении как раз в этот праздник хочется обратить немного Вашего внимания на его поэтическую красоту и глубину. Он весь соткан из соединения несоединимого. Давайте только вдумаемся:

    «Дева днесь Пресущественнаго раждает…» — Дева и рождает, и рождает здесь и сейчас Того, кто «Пресущественнен», то есть выше времени, надвременнен;

    «…и земля вертеп Неприступному приносит» — земля приносит Неприступному всего лишь скромный вертеп;

    «…ангели с пастырьми славословят» — славословят вместе бесплотные силы и простые пастухи;

    «…волсви же со звездою путешествуют» — волхвы путешествовали со звездой, которая двигалась к месту рождения Спасителя против всех законов астрономии;

    «…нас бо ради родися Oтроча младо, Превечный Бог.» — ради нас родился Бог, который вне времени, в виде маленького младенца.

    И тогда, когда преподобный Роман пел этот кондак, и сейчас, спустя столетия, мы каждый раз поражаемся поэтической глубине текста, выражающего тайну Рождения Спасителя нашего Иисуса Христа.

    В заключении, хочу предложить Вам аудио запись хора Троице-Сергиевой лавры и Московской духовной Академии под управлением архимандрита Матфея (Мормыля). Поют тот самый кондак Рождества Христова, о котором мы немного сегодня поговорили.

    Алексей Владимирович, спасибо Вам за то, что поддержали мое желание участвовать в молебне и научили петь тропари, спасибо Вам за подробное объяснение роли музыки при исполнении тропарей и кондаков.

    Об авторе: Данилина Елена Ивановна, доктор экономических наук, профессор.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.