Елена Данилина. Откровение души

Колокольный звон, церковное пение… что может быть дороже для православного человека? Но у каждого  своя дорога к Богу!

Потеря любимого меняет ситуацию кардинально. Именно так случилось   со мной. После смерти супруга жизнь остановилась на несколько лет, казалось, пропал сам ее смысл.

Единственной надеждой к утешению было посещение Храма, беседы со своим Духовником — Отцом Александром. В то время Вера в Бога была еще слабой, что, соответственно, сказывалось и на восприятии происходящего.

От воскресения до воскресения проходили месяцы и годы, иногда я стояла на службе, до конца не осознавая происходящее. Но получала столь необходимое мне ощущение покоя. Пожалуй, именно это чувство приводило меня снова и снова в Храм. Шел процесс для меня незаметный и необъяснимый. Да я и не оценивала тогда свое поведение, не контролировала мысли.

Я просто приходила, писала записки и, после завершения служб, повествовала Батюшке о своих воспоминаниях и слышала слова поддержки… 

    Шло время. В один из воскресных дней я заметила объявление в Успенском Храме Новодевичьего Монастыря с приглашением всех желающих присоединиться к народному хору, чтобы участвовать в соборной молитве. Получив благословение Отца Александра  я пришла на первую Литургию с   народным хором. Ощущение участия в ней вместе с певчими (даже не являясь полноценной певчей) не передать словами. Литургия шла, рядом пели песнопения, и у меня была возможность петь (заранее предупредили, чтобы пела тихо), что я и делала. Откуда только смелость взялась!

    А после Литургии я поняла, что слова: «… у Бога все живы» не случайны. Ведь именно на Литургии соединились души всех живущих и тех, кого с нами уже нет. То было не открытие, а потрясение, хотя ранее и на проповедях, и в личных беседах Батюшка об этом уже говорил. Но понимание пришло, исходя из собственного ощущения.

    Затем — первая спевка. Было лето, народу присутствовало немного. Наш регент, Анна Всеволодовна, с теплотой и терпением объясняла, как надо спеть мелодию. Но для меня, человека, хоть и имеющего соответствующее образование (в детстве училась в музыкальной школе) но не имеющей отношению к пению, было так сложно войти в певческий коллектив. 

    Самостоятельные занятия здесь оказались не результативны. Появилась растерянность. После длительных поисков я нашла информацию, что есть курсы для певчих и для регентов. Но это проблему не решило. Меня нигде не брали нигде, не тот возраст. В некоторых местах надо было сдавать экзамен или прослушивание, что было для меня нереальным. Однако именно тогда я поняла, что все эти годы Бог был рядом, видел не только мое желание участвовать в молитвах, но и мои певческие способности, поэтому управлял моими стопами так, чтобы дорога к Нему стала осознанной.

    С Божией помощью я все-таки попала на курсы регентов (представляете, регентов!), хотя понимала: с моей подготовкой нереально освоить программу, включающую как песнопения, так и структуру служб. Первое занятие это подтвердило. Но…, это был мой единственный шанс. Я попросила преподавателя сделать исключение и разрешить обучаться по графику, который был для меня приемлем с учетом моей большой занятости в профессиональной деятельности. Он разрешил, определив, что обучение на курсах будет продолжаться столько, сколько мне будет нужно. И я стала спокойно познавать все секреты регентского дела и порядок пения гласов.  Кроме того, Бог дал силы и терпение и преподавателю, для которого я была очень проблемной ученицей: забытые знания музыкальной школы, огромное количество вопросов, как по курсам, так и по трудам Святых Отцов, и ограниченное время для занятий. Как это совместить? Без Божией помощи такое невозможно.

    В процессе обучения у меня открылся новый мир. Появилось чувство того, что я, обычна мирянка, с множеством грехом, на службах веду разговор с самим Богом.  Я прошла путь растерянного человека, ищущего то, что он не может сформулировать словами. Не может, но ищет! Были на этом пути препятствия, как эмоционального характера, так и создаваемые людьми. Но ни разу не возникало желания остановиться. Я верила: у меня получится! Хотя не представляла, каким будет итоговый результат. Но Бог отправлял людей, которые протягивали мне руку помощи и были милостивыми ко мне, не только делились знаниями, тратили свое время, но и давали возможность поверить в свои силы. Изменения пришли. Сейчас на службах чувствую себя полноправным участником, а не наблюдателем, как было ранее. Я услышала смысл молитв. Не говорю уже о том, какое испытала чувство счастья, когда научилась петь тропари и кондаки. Несмотря на то, что попадание в ноты, мотивы песнопений очень сложны для меня, при их изучении и системном осмысливании пришло понимание многих песен в службах. Наверно Бог через музыку дает понять смысл слов, который заложен и в тропарях, кондаках, акафистах.

    Я научилась выражать свои благодарности Богу, научилась слышать Его, научилась   понимать каждое слово священника, дьякона, песнопений. Такая радость ни с чем не сравнима! 

    Моя вера укрепилась настолько, что не могу понять, как раньше жила без нее. Мой путь длился несколько лет, но видимо не случайно он был предназначен мне. На примере людей я увидела проявленную ко мне милость, заботу о ближнем, поняла, как надо от всего сердца делиться с другими тем, что есть у нас.

     Да, потеря любимого человека меняет жизнь кардинально. Но Бог, будучи рядом, видя скорбь и горе, не дает упасть в уныние и творит чудеса. Колокольный звон…. Пение церковное… что может быть дороже для православного человека?

      Прошло совсем немного времени, и я все чаще стала задавать себе вопрос: как и почему у меня стремление к пониманию богослужений?

      Церковное пение я впервые услышала на Валааме, куда, уже без супруга, поехала волонтером; поехала, даже не имея цели поездки. Шла Литургия. Я сразу и не поняла: что изменилось вокруг?  Было ощущение, будто я нахожусь не на земле, не в Храме… меня здесь просто нет. Я растворилась! И вдруг… звуки мелодии. Звуки, которые уносили куда-то в небеса. «Что за музыка? — подумала я. — Откуда она? Что за ангелы так чудесно поют?»

      Я ничего не слышала кроме музыки и никого не видела вокруг себя. Лишь после я узнала, что пел Хор Валаамского монастыря, в те дни проходил Первый Международный фестиваль православного пения «Просветитель». Это поразительное чувство восприятия музыки помню очень ярко, помню даже спустя годы. Церковная музыка доходит до самого сердца, это совсем иной Мир, такой незнакомый и в то же время такой нужный.  Но почему я ранее не «видела» богослужения, не «слышала» пения.

      Когда я стала обучаться на регентских курсах, это был первый вопрос, который я задала нашему преподавателю. Ответы я слушала с большим интересом, но чем больше я узнавала, тем больше появлялось вопросов. 

      Наши беседы,  по данной теме  хочется донести до каждого читателя. Итак, первая. Мой собеседник  руководитель певческо-регентских курсов Колобанов Алексей Владимирович .

      — Уважаемая Елена Ивановна, вопрос, который Вы задаете, чрезвычайно интересен, он является предметом моих размышлений последних лет.

      Не претендуя на всестороннее его освящение, могу лишь позволить себе высказаться с позиции музыканта.

      Итак, почему находясь в церкви, человек иногда не обращает внимание на звучащие голоса (как и на роспись храма, а, зачастую, и на само богослужение), и лишь «вдруг», в одночасье он, порой, по-настоящему «услышит» пение. Услышит то, что стоит за этим пением, почувствует ту содержательную часть, которая скрыта за внешними звуками, и которая раскрывается посредством пения.

      Думаю, здесь нужно исходить из двух составляющих. Первая (чрезвычайно важная) – это внутреннее состояние человека, который в храм пришел. Если он зашел случайно, то «услышать» то, что стоит за пением, осознать глубину и содержательную часть песнопений сложнее. Хотя тоже возможно, но об этом – чуть позднее. А если он приходит в храм в поисках ответа на тревожащие его вопросы, или в связи с трагическими событиями его жизни (как показывает практика, люди это чаще делают в связи с горестями),  то есть приходит в храм, как в последнюю инстанцию, когда больше нигде нет ответов на свою ситуацию, когда человек — в поисках нового, глубокого, надчеловеческого, вечного — тогда он готов не только слышать некие звуки обрядовых песнопений, но и существование в них иного мира, который выше, чем мир обычного бытия.

      Вторая составляющая зависит от качества самого пения. Сразу надо оговориться, что под «качеством пения» следует понимать не только и не столько точное попадание поющих в ноты и выполнение прочих «музыкальных премудростей». Речь о том, как хору удается в музыкальных интонациях раскрывать смысл богослужебного текста.

      Существует уникальный феномен: иногда – церковный хор, состоящий из профессиональных артистов, поет хорошо (с точки зрения именно содержательной части, то есть сливаясь с самим богослужением), а любительский- демонстрирует отсутствие достаточной подготовки. Однако, не менее часто, церковный хор, не имеющий специального музыкального образования (например, монашеский) может «поразить», дать почувствовать этот иной Мир – молитвы, неземной радости и покоя. Знаете, хор профессиональных музыкантов иногда огорчает тем, что в его звучании отражено лишь земное.

      В чем же дело?

      Мне представляется, что раскрыть содержательную часть песнопений может лишь хор, который «понимает, о чем поет», то есть имеет опыт духовной жизни. При этом, профессиональный хор к этому может приложить еще и использование некоторых певческих технологий, которые упрощают раскрытие сущности богослужебных текстов для молящихся, тогда как хор любительский «поражает» такой «Простотой» пения, которую можно писать только с заглавной буквы, и о которой говорил прп. Амвросий Оптинский: «Бог есть существо простое, и жизнь духовная должна быть простая». Справедливости ради нужно отметить, что эта цитата имеет и продолжение: «Образность в Православной Церкви допускается только в церковных обрядах и в семи Таинствах; потому они и называются Таинствами», а значит и образность профессионального хора, и простота хора непрофессионального, могут в конечном итоге привести к тому, что зашедший в храм человек «услышит» пение, услышит иной Мир, поймет, что именно в храме, он найдет именно то, что искал.

      Здесь стоит раскрыть подробнее как же это сделать – передать простоту в звуке, или образность богослужебного текста, не впадая в излишнюю чувственность. Но, я боюсь утомить Вас своими размышлениями, поэтому предлагаю посвятить этому отдельную беседу.

      — Алексей Владимирович, спасибо Вам за возможность общения с Вами, за понятные ответы и буду ждать следующей встречи, чтобы задать вопросы, которые волнуют меня, а также прихожан, пришедших в Храм уже во взрослом возрасте.

        Об авторе: Данилина Елена Ивановна, доктор экономических наук, профессор

        Добавить комментарий

        Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

        Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.